Суд правомерно отказал в удовлетворении исковых требований в части взыскания компенсации за невыдачу молока, за стирку, сушку и ремонт спецодежды, перерасчета выплат с учетом надбавки в размере четырех процентов за работу с вредными условиями труда, поскольку к расчету компенсации за стирку и сушку спецодежды, произведенному истцом, не приложены соответствующие финансовые документы, кроме того, истцом пропущен срок для обращения в суд

Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 28.08.2014 по делу N 33-11884/2014

Судья А.Р. Гаянов

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе:

председательствующего судьи С.А. Телешовой,

судей Л.М. Мусиной, Г.А. Сахиповой,

при секретаре Ш.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Г.А. Сахиповой гражданское дело по апелляционной жалобе М. на решение Чистопольского городского суда Республики Татарстан от 25 июня 2014 года, которым постановлено:

иск М. удовлетворить частично.

Взыскать с открытого акционерного общества «Татспиртпром» в пользу М. в счет компенсации за задержку аванса 134 руб. 51 коп., за невыдачу мыла 386 руб. 40 коп., в счет компенсации морального вреда 3000 руб.

В удовлетворении иска в части требований о взыскании компенсации за невыдачу молока, за стирку, сушку и ремонт спецодежды, а также требований о перерасчете выплат с учетом надбавки в размере 4% за работу с вредными условиями труда — отказать.

Взыскать с открытого акционерного общества «Татспиртпром» государственную пошлину в местный бюджет 400 руб.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения М., объяснения открытого акционерного общества «Татспиртпром» — З., Судебная коллегия

установила:

М. обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу (далее по тексту — ОАО) «Татспиртпром» о взыскании компенсации за задержку выплаты аванса, невыдачу молока, мыла и за стирку, сушку и ремонт спецодежды, о перерасчете выплат и о компенсации морального вреда.

В обоснование требований указывается, что он работает в филиале ОАО «Татспиртпром» «Чистопольский ЛВЗ» инженером-электроником с 05 января 1998 года.

Со стороны администрации имеются несоблюдения условий коллективного договора, в том числе по выплате заработной платы два раза в месяц, обеспечении своевременной выдачи работникам сертифицированных средств индивидуальной и коллективной защиты, специальной одежды, смывающих и обезвреживающих средств согласно установленным нормам по Перечню профессий и должностей, а также обеспечении ремонта, стирки, сушки специальной одежды, специальной обуви, ее обезвреживания и восстановления защитных средств.

В связи с чем, уточнив в ходе судебного разбирательства по делу заявленные требования, истец просил суд взыскать с ответчика компенсацию за задержку выплаты аванса 751 руб. 95 коп., компенсацию за невыдачу молока 6 740 руб., невыдачу мыла 2 240 руб., не обеспечение стирки, сушки и ремонта спецодежды 45 840 руб., обязав ответчика пересчитать с апреля 2012 года все полученные им выплаты с учетом 4% за работу с вредными условиями труда, в счет компенсации морального вреда взыскать 50 000 руб.

Представитель ответчика с иском не согласился, заявил о применении установленного частью 1 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации срока обращения в суд.

Суд вынес решение в вышеприведенной формулировке.

В апелляционной жалобе истец просит отменить решение как незаконное и необоснованное ввиду нарушения судом норм материального и процессуального права. Указывается на безосновательное применение судом последствий пропуска срока, течение которого, по его мнению, подлежит исчислению с момента, когда стало известно об условиях коллективного договора, который ему был предоставлен лишь в декабре 2013 года. Его положения о выдаче молока незаконно были изменены ответчиком в одностороннем порядке. Также выражает несогласие со ссылкой суда на то, что должность инженера-электроника не вошла в список профессий и должностей, работа которых дате право на получение молока, поскольку на момент принятия коллективного договора на 2013 — 2016 года его должность была сокращена, следовательно, он не был ознакомлен с его содержанием. По мнению заявителя жалобы, не могут приняты в качестве доказательств протоколы общих собраний трудового коллектива, поскольку их содержание и форма не соответствуют требованиям законодательства. Считает необоснованным вывод суда об отказе в удовлетворении компенсации на неполучение мыла за весь период работы. Не соответствует действительности вывод суда об отсутствии реально понесенных расходов на стирку, сушку и ремонта выданной спецодежды.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции истец доводы апелляционной жалобы поддержал, представитель ответчика на удовлетворение апелляционной жалобы возражал.

Исследовав материалы дела, проверив в порядке статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы, Судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с частью 6 статьи 136 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца в день, установленный правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, трудовым договором.

Как установлено судом первой инстанции, 5 января 1998 года М. принят на работу в филиал ОАО «Татспиртпром» «Чистопольский ликероводочный завод», с 02 марта 1998 года работает в должности инженера-электроника.

Пунктом 3.7 коллективного договора, принятого на 2013 — 2016 годы, заработная плата работникам филиала выплачивается два раза в месяц 10 и 25 числа каждого месяца.

Между тем, согласно платежным поручениям с декабря 2013 года заработная плата выплачивалась истцу один раз в месяц.

С учетом изложенного, применив последствия пропуска им срока обращения в суд, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об удовлетворении указанных требований о взыскании невыплаченного аванса частично в размере 134 руб. 51 коп.

Согласно статье 222 Трудового кодекса Российской Федерации на работах с вредными условиями труда работникам выдаются бесплатно по установленным нормам молоко или другие равноценные пищевые продукты. Выдача работникам по установленным нормам молока или других равноценных пищевых продуктов по письменным заявлениям работников может быть заменена компенсационной выплатой в размере, эквивалентном стоимости молока или других равноценных пищевых продуктов, если это предусмотрено коллективным договором и (или) трудовым договором.

На работах с особо вредными условиями труда предоставляется бесплатно по установленным нормам лечебно-профилактическое питание.

Нормы и условия бесплатной выдачи молока или других равноценных пищевых продуктов, лечебно-профилактического питания, порядок осуществления компенсационной выплаты, предусмотренной частью первой настоящей статьи, устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально- трудовых отношений.

В соответствии с пунктом 13 Норм и условий бесплатной выдачи работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, молока или других равноценных пищевых продуктов, которые могут выдаваться работникам вместо молока (Приложение N 1 к Приказу Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 16 февраля 2009 г. N 45н) в случае обеспечения безопасных (допустимых) условий труда, подтвержденных результатами аттестации рабочих мест, работодатель принимает решение о прекращении бесплатной выдачи молока или других равноценных пищевых продуктов с учетом мнения первичной профсоюзной организации или иного представительного органа работников.

Основанием для принятия работодателем решения о прекращении бесплатной выдачи молока или других равноценных пищевых продуктов работникам являются:

наличие результатов аттестации рабочих мест по условиям труда, проведенной в установленном на момент вступления в силу данного Приказа порядке, которые подтверждают отсутствие предусмотренных Перечнем вредных производственных факторов на рабочих местах или отсутствие превышения установленных нормативов по выявленным при проведении аттестации рабочих мест вредным производственным факторам, указанным в Перечне;

согласие первичной профсоюзной организации или иного представительного органа работников (при их наличии у работодателя) на прекращение бесплатной выдачи молока или других равноценных пищевых продуктов работникам, на рабочих местах которых по результатам аттестации рабочих мест по условиям труда не выявлено наличия предусмотренных Перечнем вредных производственных факторов или превышения установленных нормативов по указанным в Перечне и выявленным при проведении аттестации рабочих мест вредным производственным факторам.

При отсутствии у работодателя данных о результатах аттестации рабочих мест по условиям труда или невыполнении им вышеперечисленных требований сохраняется порядок бесплатной выдачи молока или других равноценных пищевых продуктов, действовавший до вступления в силу данного Приказа.

По результатам аттестации рабочего места инженера-электроника по условиям труда, проведенной в феврале 2011 года и оформленной картой аттестации N 31, общая оценка условий труда по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса оценена комиссией как относящиеся к классу 3.1, или вредные условия труда. При этом выявлен вредный фактор «шум», класс 3.1, по иным факторам, в том числе химическому, вредности не установлено.

При таких обстоятельствах, отказывая в удовлетворении требований о взыскании компенсации за неполученное молоко, суд правомерно исходил из того, что согласно Приложению N 8 к коллективному договору на 2013 — 2016 годы должность инженера-электроника не вошла в список профессий и должностей, работа в которых дает право на получение молока или других равноценных пищевых продуктов.

В соответствии со статьей 221 Трудового кодекса Российской Федерации на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на работах, выполняемых в особых температурных условиях или связанных с загрязнением, работникам бесплатно выдаются прошедшие обязательную сертификацию или декларирование соответствия специальная одежда, специальная обувь и другие средства индивидуальной защиты, а также смывающие и (или) обезвреживающие средства в соответствии с типовыми нормами, которые устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Работодатель имеет право с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации или иного представительного органа работников и своего финансово-экономического положения устанавливать нормы бесплатной выдачи работникам специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты, улучшающие по сравнению с типовыми нормами защиту работников от имеющихся на рабочих местах вредных и (или) опасных факторов, а также особых температурных условий или загрязнения.

Работодатель за счет своих средств обязан в соответствии с установленными нормами обеспечивать своевременную выдачу специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты, а также их хранение, стирку, сушку, ремонт и замену.

Согласно Приложению N 7 к коллективному договору на 2013 — 2016 годы инженеру-электронику как работнику, занятому на работах, связанных с загрязнением, предусмотрена выдача в месяц 300 гр. мыла туалетного или 500 мл жидких моющих средств в дозирующих устройствах.

Между тем, как следует из раздаточных ведомостей за январь- апрель 2014 года истец получил мыло хозяйственное в количестве 1 шт. только в апреле 2014 года.

Согласно предоставленному истцом кассовому чеку стоимость приобретенного им 100 гр. мыла составляет 32,2 руб.

С учетом применения трехмесячного срока обращения в суд и исходя из стоимости 100 г мыла, суд пришел к обоснованному выводу о том, что с ответчика подлежит взысканию компенсация за невыдачу мыла с декабря 2013 года по апрель 2014 года (за исключением февраля, когда истец был в отпуске) в сумме 386 руб. 40 коп.

В соответствии с Приложением N 11 к коллективному договору на 2013 — 2016 годы инженеру-электронику предусмотрена выдача ежегодно следующих средств индивидуальной защиты: костюм х/б, кепка-бейсболка, жилет утепленный, фартук из прорезиненных материалов с нагрудником, перчатки х/б с полимерным покрытием 12 пар, перчатки резиновые 12 пар, ботинки кожаные с защитным подноском, полусапоги резиновые, а также до износа беруши и маска защитная.

Заявляя требования, истец указал о выдаче ему перчаток и костюма.

Выдача иных средств индивидуальной защиты, а также осуществление ответчиком стирки, сушки и ремонта спецодежды, не подтверждена.

В связи с тем, что к расчету компенсации за стирку и сушку спецодежды, произведенному истцом, не приложены соответствующие финансовые документы, суд также пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска в этой части.

Статьей 147 Трудового кодекса Российской Федерации оплата труда работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, устанавливается в повышенном размере.

Минимальный размер повышения оплаты труда работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, составляет 4 процента тарифной ставки (оклада), установленной для различных видов работ с нормальными условиями труда.

Вместе с тем, согласно приложению N 5 к коллективному договору на 2013 — 2016 годы должность истца не включена в список должностей и профессий с вредными условиями труда, для которых по результатам аттестации рабочих мест должна производиться доплата к тарифной ставке.

По результатам аттестации рабочего места истца комиссия пришла к выводу об отсутствии необходимости в установлении компенсации в виде повышения оплаты труда.

Согласно статье 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В силу статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба.

При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

При таком положении, удовлетворяя исковые требования частично, суд обоснованно применил срок обращения в суд, установленный пунктом 1 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации, о применении которого было заявлено ответчиком. Ходатайства о восстановлении пропущенного процессуального срока истец не заявлял, каких-либо уважительных мотивов, свидетельствующих об объективных причинах пропуска срока, суду не привел.

Ссылка в апелляционной жалобе о своей неосведомленности о принятии нового коллективного договора на 2013 — 2016 годы, а также об ошибочности результатов аттестации рабочего места, не могут служить основаниями для отмены решения суд, поскольку ни положения коллективного договора, ни указанные результаты аттестации истцом в установленном законом порядке путем подачи самостоятельных исковых требований оспорены не были.

Иные доводы жалобы направлены на переоценку выводов суда первой инстанции, основаны на неверном толковании норм права, поэтому основанием для отмены решения послужить не могут. При таких обстоятельствах, правовых оснований для удовлетворения требований истца в полном объеме у суда первой инстанции не имелось, поэтому решение суда в данной части требований является законным и обоснованным, а потому отмене или изменению не подлежит.

Оснований, которые бы в силу закона могли повлечь отмену решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

С учетом изложенного, решение суда следует признать законным и обоснованным, и оснований для его отмены не имеется.

Руководствуясь статьями 199, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия

определила:

решение Чистопольского городского суда Республики Татарстан от 25 июня 2014 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу М. — без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *