В удовлетворении исковых требований об истребовании земельного участка из незаконного владения отказано правомерно, так как доказательства, подтверждающие наличие прав истца на спорный земельный участок, не представлены, в связи с чем отсутствуют основания для вывода о нарушении его прав действиями ответчиков, если даже они совершены с нарушением закона.

Апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 31.07.2014 по делу N 33-2485-14г.

Судья Абдуризаев Г.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего Зайнудиновой Ш.М.,

судей Омарова Д.М. и Ахмедовой С.М.,

при секретаре судебного заседания Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Р.М. на решение Табасаранского районного суда Республики Дагестан от <дата>, которым постановлено:

«В удовлетворении исковых требований ФИО1 к ФИО2 и ФИО3 об истребовании земельного участка из их незаконного владения отказать».

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Дагестан Зайнудиновой Ш.М., выслушав объяснения Р.М., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

Р.М. обратился в суд с иском к Г.С. и Ш.Г. об истребовании земельного участка из их незаконного владения.

В обоснование своих требований указывает, что он проживает в <…>. Его отец умер в 1993 году, а мать — в 1995 году. При жизни родителей они жили вместе, с ними также проживал брат Г.Р., который умер в 2007 году. Перед смертью родители никакого завещания не оставили. Завещания не оставил и брат Г.Р.

У них имеется два жилых дома и земельный участок площадью 0,08 га. После смерти родителей он фактически принял наследство своих родителей.

В апреле 2013 года ответчик Ш.Г. без спроса и его разрешения начал разрушать стены одного из его домов и рядом на части его земельного участка стал строить дом. На его предупреждения Ш.Г. не реагировал, сказал, что земельный участок он купил у супруги покойного брата Г.С.

На данный земельный участок он каких-либо документов не имеет.

Просит суд истребовать из незаконного владения Г.С. и Ш.Г. его земельный участок площадью около 0,02 га и обязать ответчиков не чинить ему препятствий в пользовании данным земельным участком.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Р.М. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное.

В обоснование своих доводов указывает, что суд первой инстанции неправильно применил нормы материального права, применил закон, не подлежащий к применению, суд при рассмотрении данного дела должен был руководствоваться нормами Главы 63 наследственного законодательства Гражданского кодекса РФ, в частности разделом «Наследование по закону», а не ст. 25 Земельного кодекса РФ и показаниями свидетелей.

Суд первой инстанции при подготовке дела к рассмотрению не обратил внимания на то, что прежде чем продать объект недвижимости, необходимо признать за ним право собственность на продаваемый объект недвижимости. В данном случае в материалах дела у ответчицы Г.С. не имеется правоустанавливающих документов ни на земельный участок, ни на дом.

После смерти своих родителей и брата он фактически принял наследственное имущество, так как, при жизни, поддерживал их материально и морально, похоронил их из этого же дома.

Супруга покойного брата — Г.С. без его ведома, продала часть наследственного имущества — земельный участок, площадью 0,02 га и штучные камни, находящиеся на этом земельном участке Ш.Г. за N тысяч рублей.

В апреле 2013 года Ш.Г. разрушил забор, разрушил стену одного из домов без его спроса, без каких-либо правоустанавливающих документов, стал строить дом на не принадлежащем ему земельном участке, использовав камень, входящую в наследственную массу.

Таким образом, ответчица — Г.С. единолично распорядилась наследственным имуществом его родителей, не получив свидетельства о праве на наследство, и фактически не приняв наследственное имущество после смерти родителей своего супруга.

Будучи извещенные о месте и времени рассмотрения дела, ответчики Г.С. и Ш.Г. в суд апелляционной инстанции не явились, в связи с чем дело рассмотрено в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно абз. 2 п. 2 ст. 218 ГК РФ, в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом;

— абз. 1 ст. 1112 ГК РФ, согласно которому в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

При этом следует отметить производный характер имущественных прав истца от прав его родителей, поскольку предметом наследования является имущество, обладающее признаком принадлежности наследодателю. При этом включение имущественных прав в состав наследства обусловлено их возникновением при жизни наследодателя при условии, что он являлся их субъектом на день открытия наследства, поскольку согласно абз. 1 ст. 1181 ГК РФ принадлежавшие наследодателю на праве собственности земельный участок или право пожизненного наследуемого владения земельным участком входит в состав наследства и наследуется на общих основаниях, установленных настоящим Кодексом, на принятие наследства, в состав которого входит указанное имущество, специальное разрешение не требуется.

Кроме того, п. 1 ст. 25 ЗК РФ предусмотрено, что права на земельные участки, предусмотренные главами III и IV Земельного кодекса Российской Федерации, возникают по основаниям, установленным гражданским законодательством, федеральными законами, и подлежат государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Вместе с тем, согласно п. 1 ст. 26 ЗК РФ права на земельные участки, предусмотренные главами III и IV Земельного кодекса Российской Федерации, удостоверяются документами в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

В силу п. 9 ст. 3 Вводного закона государственные акты, свидетельства и другие документы, удостоверяющие права на землю и выданные гражданам или юридическим лицам до введения в действие Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», имеют равную юридическую силу с записями в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Признаются действительными и имеют равную юридическую силу с записями в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним выданные после введения в действие Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» до начала выдачи свидетельств о государственной регистрации прав по форме, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 февраля 1998 года N 219 «Об утверждении Правил ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним», свидетельства о праве собственности на землю по форме, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 27 октября 1993 года N 1767 «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России», а также государственные акты о праве пожизненного наследуемого владения земельными участками, праве постоянного (бессрочного) пользования земельными участками по формам, утвержденным Постановлением Совета Министров РСФСР от 17 сентября 1991 года N 493 «Об утверждении форм государственного акта на право собственности на землю, пожизненного наследуемого владения, бессрочного (постоянного) пользования землей», свидетельства о праве собственности на землю по форме, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 19 марта 1992 года N 177 «Об утверждении форм свидетельства о праве собственности на землю, договора аренды земель сельскохозяйственного назначения и договора временного пользования землей сельскохозяйственного назначения».

Исходя из смысла п. 9.1 ст. 3 Вводного закона, если земельный участок предоставлен до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, гражданин, обладающий таким земельным участком на таком праве, вправе зарегистрировать право собственности на такой земельный участок, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность.

В случае, если в акте, свидетельстве или другом документе, устанавливающих или удостоверяющих право гражданина на земельный участок, предоставленный ему до введения в действие ЗК РФ для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства, не указано право, на котором предоставлен такой земельный участок, или невозможно определить вид этого права, такой земельный участок считается предоставленным указанному гражданину на праве собственности, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность.

Государственная регистрация прав собственности на указанные в настоящем пункте земельные участки осуществляется в соответствии со ст. 25.2 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Принятие решений о предоставлении таких земельных участков в собственность граждан не требуется.

В соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 25.2 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация права собственности гражданина на земельный участок, предоставленный до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства на праве собственности, пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования либо если в акте, свидетельстве или другом документе, устанавливающих или удостоверяющих право гражданина на данный земельный участок, не указано право, на котором предоставлен такой земельный участок, или невозможно определить вид этого права, осуществляется с учетом особенностей, установленных настоящей статьей.

Статьей 28 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о земле, регламентировавшей земли сельских населенных пунктов (Основы законодательства СССР и союзных республик о земле действовали до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации — 30 октября 2001 года) установлено:

К землям сельских населенных пунктов относятся все земли, находящиеся в пределах границ, установленных для этих пунктов в порядке землеустройства.

Земли сельских населенных пунктов находятся в ведении сельских Советов народных депутатов. В пределах границ сельских населенных пунктов сельский Совет народных депутатов принимает решения о предоставлении земельных участков во владение, пользование и аренду.

Порядок использования земель сельских населенных пунктов определяется законодательством союзных и автономных республик.

Так, из письменного сообщения главы администрации сел. Джульдагский усматривается, что на основании записи в похозяйственной книге за родителями истца числился земельный участок, которым пользуются Р.М. и Г.С.

В судебном заседании свидетель Г.Ш., глава администрации СП «сельсовет Джульджагский, пояснил суду, что земельный участок, на который претендует Р.М., ему никогда не принадлежал. Этим земельным участком пользовались покойные родители Р.М. и его покойный брат, после их смерти земельный участок находится в собственности Г.С. и его детей. На этом земельном участке расположен дом, в котором жили две семьи, в том числе семья Р.М. Участок площадью 0,08 га также был разделен на две части. Частью земельного участка и частью дома пользуется истец, хотя он там не проживает. Р.М. на территории Джульджагской сельской администрации имеет более 1 га земельного участка.

Таким образом, истцом в суд не представлено доказательств принадлежности ему спорного земельного участка на каком-либо праве.

При таком положении дела, когда представленные истцом доказательства не являются взаимосвязанными и дополняющими друг друга, а содержат противоречивые сведения в отсутствие соблюдения принципа допустимости средств доказывания — ст. 60 ГПК РФ, суд первой инстанции имел основания прийти к выводу об отсутствии оснований для предоставления истцу судебной защиты.

Для правильного разрешения заявленного Р.М. также следует руководствоваться руководящими разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащимися в п. 82 Постановления от 29 мая 2012 года N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», согласно которым суд вправе признать за наследниками право собственности в порядке наследования на земельный участок, предоставленный до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства на праве постоянного (бессрочного) пользования, при условии, что наследодатель обратился в установленном порядке в целях реализации предусмотренного пунктом 9.1 (абзацы первый и третий) статьи 3 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» права зарегистрировать право собственности на такой земельный участок (за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность).

Кроме того, суд первой инстанции установил, что родители истца при жизни не получали свидетельство о праве собственности на земельный участок.

Данные доказательства позволили суду первой инстанции прийти к правомерному выводу о том, что со стороны Р.М. не представлено доказательств, которые бы устанавливали или удостоверяли право наследодателей на момент их смерти на земельный участок, а равно титул такого права, и которые бы подтверждали факт обращения их с заявлением о приобретении в собственность бесплатно земельного участка, предоставленного ему до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации, так же как и его обращения за принятием наследства, открывшегося после смерти родителей.

В силу требований п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Согласно ч. 1 ст. 11 Гражданского кодекса РФ суд осуществляет защиту нарушенных и оспоренных гражданских прав. В соответствии со ст. 2, ч. 1 ст. 3 Гражданского процессуального кодекса РФ целью гражданского судопроизводства является защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан. Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Следовательно, обязательным условием для обращения за судебной защитой является наличие нарушенного права, которое может быть восстановлено посредством гражданского судопроизводства.

Таким образом судом установлено, что собственных прав на спорный земельный участок Р.М. не имеет, в связи с чем отсутствуют основания для вывода о нарушении его прав действиями ответчиков, если даже они совершены с нарушением закона.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с правомерностью указанного вывода суда первой инстанции, отмечает, что данный вывод согласуется со сложившейся судебной практикой.

Судебная коллегия по гражданским делам находит, что суд первой инстанции, отказав в удовлетворении искового заявления Р.М. правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, не допустил недоказанности установленных обстоятельств, имеющих значение для дела, и несоответствия выводов, изложенных в судебном акте, обстоятельствам дела.

Доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований к отмене решения суда, основаны на ошибочном толковании действовавшего ранее и действующего в настоящее время законодательства Российской Федерации, сопряжены с переоценкой собранных по делу доказательств, оснований для которой не имеется, а поэтому подлежат отклонению.

Ссылок на какие-либо процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

Руководствуясь ч. 2 ст. 327.1, ч. 1 ст. 328, ч. 1 ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам

определила:

решение Табасаранского районного суда Республики Дагестан от 5 сентября 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Р.М. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *