В удовлетворении исковых требований о назначении ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью отказано, поскольку истец не является получателем пенсии по инвалидности по линии органа внутренних дел, так как он не являлся сотрудником милиции, не принимал присягу и не имел специального звания.

Апелляционное определение Верховного суда Чеченской Республики от 15.11.2012 по делу N 11-553/12

Судья Дауркин И.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики в составе:

председательствующего Искендеровой Т.Г.

судей: Мовлаевой Т.И. и Узиевой Т.А.,

при секретаре А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ш. ФИО15 к МВД по ЧР о взыскании денежной компенсации в возмещение вреда здоровью по апелляционному представлению старшего помощника прокурора Заводского района г. Грозного Аслаханова Ш.Б. и апелляционной жалобе Ш. на решение Заводского районного суда г. Грозного от 5 июля 2012 года.

Заслушав доклад судьи Искендеровой Т.Г., выступление помощника прокурора ЧР Арсемерзаева А.Т., поддержавшего представление, объяснения Ш. и его представителя Ч., поддержавших апелляционную жалобу, объяснения представителя МВД по ЧР Д., просившего решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Ш. обратился в суд с иском к МВД по ЧР о взыскании денежной компенсации за вред, причиненный здоровью, за период с 28.05.2000 года по 23.04.2012 года в сумме <данные изъяты> рублей, взыскании ежемесячных денежных выплат в размере 80% от месячного денежного содержания по занимаемой им должности на момент увольнения из органов внутренних дел в сумме <данные изъяты> руб., начиная с 15.07.2007 года, на весь период, на который установлена инвалидность, с последующим повышением и индексацией.

Свои требования Ш. мотивировал тем, что приказом за N 199 л/с от 6 июня 2006 года он назначен с 26 мая 2000 года стажером по должности милиционера роты ППСМ Заводского РОВД с окладом <данные изъяты>. с испытательным сроком 6 месяцев.

28 мая 2000 года он был привлечен к выполнению задач по пресечению расхищения оборудования с территории ГНПЗ им. В.Ленина, в ходе выполнения которых получил минно-взрывную травму. По заключению ВВК УВД МВД РФ по ЧР от 12.07.2001 года полученная травма признана «военной травмой».

Из-за полученной травмы ему ампутировали левую ногу, он признан инвалидом 3 группы, ему назначена пенсия в сумме <данные изъяты> рублей.

В связи с непригодностью к службе приказом N 649 л/с от 30.12.2000 года он был уволен из ОВД «по болезни», ему было выплачено единовременное пособие в сумме <данные изъяты> руб., страховая сумма <данные изъяты> рублей.

Ущерб в связи с военной травмой, полученной при привлечении к выполнению задач милиции, предусмотренный ст. ст. 19, 21 приказа МВД РФ от 15.10.1999 года за N 805, ему не выплатили.

При неоднократном обращении в МВД по ЧР, ему отказывают в переводе пенсии с социальной на трудовую и в возмещении вреда здоровью, полученного при исполнении служебных обязанностей.

Решением Заводского районного суда г. Грозного от 5 июля 2012 года постановлено:

Исковые требования Ш. к МВД по ЧР о возмещении вреда здоровью и взыскании ежемесячно денежных выплат удовлетворить частично.

Обязать МВД по ЧР назначить ежемесячные компенсационные выплаты в счет возмещения вреда здоровью с 29.06.2012 в размере <данные изъяты> руб. с последующей индексацией.

В остальной части иска отказать.

В апелляционном представлении старший помощник прокурора Заводского района г. Грозного Аслаханов Ш.Б. просит решение суда отменить и принять новое решение по делу об отказе Ш. в удовлетворении исковых требований.

В апелляционной жалобе Ш. считает решение суда незаконным и необоснованным, просит решение суда изменить и вынести новое решение, обязывающее МВД по ЧР назначить и выплачивать ему ежемесячные суммы в возмещение вреда здоровью по <данные изъяты> рублей в месяц, начиная с 1 мая 2009 года, с последующей индексацией с увеличением должностных окладов сотрудников внутренних дел.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

При рассмотрении дела судом установлено, что приказом начальника УВД МВД РФ по ЧР от 06 июня 2000 N 199 л/с истец с 26 мая 2000 года был назначен стажером на должность милиционера роты ППСМ с должностным окладом <данные изъяты>. с испытательным сроком 6 месяцев.

Приказом от 30.12.2000 года N 649 л/с он был уволен из ОВД с должности стажера по должности милиционера роты ППСМ службы Заводского РОВД г. Грозного по ст. 33 (по болезни) с 26 июня 2000 года на основании медицинского эпикриза, выданного 9-й клинической городской больницей.

Согласно заключению по результатам служебной проверки по факту получения травмы, утвержденному начальником Заводского РОВД г. Грозного 07.06.2000 г., полученная истцом травма признана полученной при исполнении служебных обязанностей.

По результатам освидетельствования истца, проведенного 12 июля 2001 года ОВВК МВД ЧР, полученное им увечье признано «военной травмой».

15 июля 2002 г. истцу была установлена третья группа инвалидности от общего заболевания. 27 июня 2012 г. Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы Минздрава ЧР установило факт утраты профессиональной трудоспособности Ш. в размере 75%.

Разрешая спор и отказывая Ш. в иске о взыскании единовременной суммы в счет возмещения вреда, суд пришел к выводу об отсутствии у него права на получение возмещения, так как он не являлся сотрудником милиции, не принимал присягу и не имел специального звания.

При этом суд исходил из статьи 17 Закона РФ «О милиции», согласно которой сотрудниками милиции в РФ признавались граждане РФ, состоящие на должностях рядового или начальствующего состава органов внутренних дел, которым в установленном порядке присвоены специальные звания рядового или начальствующего состава милиции, и Положения о службе в органах внутренних дел РФ, согласно которому сотрудниками органов внутренних дел РФ признавались граждане, состоящие в должностях рядового и начальствующего состава ОВД, которым в установленном настоящим Положением порядке присвоены специальные звания рядового и начальствующего состава.

Таким образом, вывод суда о том, что Ш. не мог быть признан сотрудником милиции в связи с отсутствием у него специального звания, и не принимавшего присягу, соответствует закону.

Вместе с тем, разрешая спор, суд первой инстанции истолковал и применил указанные нормы без учета их связи с иными положениями законодательства.

В силу статьи 6 Закона РФ «О милиции» (в ред. Федерального закона от 31.03.1999 N 68-ФЗ) лица рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, не являющиеся сотрудниками милиции, а также стажеры во время испытательного срока могли привлекаться к выполнению задач милиции с момента и в порядке, определяемых министром внутренних дел Российской Федерации. В этом случае на них распространялись обязанности и права, гарантии правовой и социальной защищенности, а также ответственность, предусмотренные для сотрудников милиции.

В соответствии со ст. 12 Положения о службе в органах внутренних дел РФ стажер во время испытательного срока выполняет обязанности и пользуется правами сотрудника органов внутренних дел в соответствии с занимаемой должностью и условиями контракта. На время испытательного срока на стажера распространяется действие законодательства Российской Федерации о труде, а также статей 53 и 55 настоящего Положения.

Статья 53 Положения о службе в органах внутренних дел РФ предусматривала, что государственное личное и дополнительное социальное страхование, а также возмещение ущерба в случае гибели или увечья сотрудника органов внутренних дел осуществляется в соответствии с действующим законодательством.

Из вышеуказанных норм следует, что независимо от того, что с позиции Закона РФ «О милиции» и Положения о службе в органах внутренних дел РФ стажер по должности не может быть признан сотрудником милиции, т.к. не проходит службу на должностях рядового или начальствующего состава органов внутренних дел, он является лицом, привлеченным к решению задач, стоящих перед милицией, и в случае исполнения таких обязанностей имеет право на получение гарантий социальной защиты, предусмотренных для сотрудников милиции.

Истец Ш., будучи стажером во время испытательного срока, являлся привлеченным лицом, на момент получения ранения исполнял обязанности, возложенные на милицию, поэтому приравнен в статусе к сотруднику милиции.

Факт получения Ш. ранения во время исполнения им служебных обязанностей по охране общественного порядка в ходе судебного разбирательства не оспаривался представителем ответчика и подтвержден соответствующими доказательствами.

Соответственно, Ш. вправе претендовать на получение социальных гарантий, установленных федеральным законом, в том числе пенсии по инвалидности и ежемесячной компенсации в возмещение вреда здоровью.

Лишение его права на получение мер социальной поддержки лишь по тому основанию, что у него отсутствовало специальное звание, нарушает закрепленный в ст. 19 Конституции РФ принцип равенства всех перед законом, который предполагает невозможность установления различий между отдельными категориями граждан при одинаковых условиях.

Таким образом, решение суда в части оснований отказа Ш. в иске является незаконным.

Вместе с тем, несмотря на наличие у истца права на получение социальных гарантий, предусмотренных законодательством, его требование об удовлетворении иска не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с частью 4 статьи 29 Закона РФ от 18 апреля 1991 года N 1026-1 «О милиции» (действовавшей до 1 марта 2011 года), в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья сотруднику милиции в связи с осуществлением им служебной деятельности денежная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по указанным в настоящей статье основаниям, выплачивается за счет средств соответствующего бюджета либо средств организаций, заключивших с милицией договоры.

В связи с принятием Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ «О полиции», Закон Российской Федерации «О милиции» утратил силу с 1 марта 2011 года.

Соответствующая социальная гарантия установлена частью 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции», (действующей на момент разрешения спора), закрепляющая право сотрудника полиции на получение ежемесячной денежной компенсации в размере утраченного денежного довольствия по состоянию на день увольнения со службы в полиции за вычетом размера назначенной пенсии по инвалидности в случае причинения ему в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции и повлекших стойкую утрату трудоспособности.

Данные нормы приведенных законов предусматривают выплату ежемесячной денежной компенсации. Такая компенсация выплачивается в случае увечья или иного повреждения здоровья, связанных с осуществлением служебной деятельности, то есть при наличии причинно-следственной связи между повреждением здоровья и осуществлением служебных обязанностей. Другим условием, с которым связывается выплата ежемесячной денежной компенсации, является назначение пенсии по инвалидности.

Таким образом, право на выплату ежемесячной денежной компенсации на основании части 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции» и части 4 статьи 29 Закона Российской Федерации «О милиции», имеют сотрудники милиции, в том числе стажеры, получающие пенсию по инвалидности.

Однако, как следует из материалов дела, Ш. в назначении пенсии по инвалидности было отказано, что препятствует реализации его права на получение сумм в возмещение вреда, причиненного его здоровью, соответственно влечет отказ в удовлетворении требований о выплате ежемесячной денежной компенсации за период с 28.05.2000 года по 23.04.2012 года в сумме <данные изъяты> рублей.

Решение суда в части обязания МВД по ЧР назначить ежемесячные компенсационные выплаты в счет возмещения вреда здоровью с 29.06.2012 г. в размере <данные изъяты> руб. с последующей индексацией подлежит отмене с вынесением в этой части нового решения об отказе в иске.

Удовлетворяя требования Ш., суд исходил из признания представителем ответчика иска в этой части.

Вывод суда о признании иска представителем ответчика опровергается материалами дела.

Согласно статье 173 ГПК РФ признание иска ответчиком заносится в протокол судебного заседания и подписывается ответчиком. В случае, если признание иска выражено в адресованном суду заявлении в письменной форме, это заявление приобщаются к делу, на что указывается в протоколе судебного заседания. При этом суд разъясняет ответчику последствия признания иска.

Однако, как следует из протокола судебного заседания от 05 июля 2012 года, принимавший участие представитель МВД по ЧР К. исковые требования Ш. не признал, в объяснениях ссылался на отсутствие у истца права на получение возмещения, в том числе из-за неполучения им пенсии по инвалидности по линии МВД.

Записи о признании иска в части, подписанной представителем, либо заявления в письменной форме о признании иска в части в протоколе судебного заседания от 05 июля 2012 года и в материалах дела не имеется.

Согласно протоколу судебного заседания от 05 июля 2012 года, выступая в судебных прениях, представитель ответчика заявил, что он считает возможным удовлетворить требования Ш. в части назначения ежемесячных компенсационных выплат в счет возмещения вреда здоровью с 29.056.2012 г. в размере <данные изъяты> руб. Тогда как выступление в прениях не является надлежащим образом оформленным признанием иска, в силу чего не могло быть принято во внимание судом при разрешении спора как признание иска.

Учитывая изложенное решение суда в части удовлетворения иска является незаконным и подлежит отмене.

Учитывая приведенные выше положения закона о невозможности удовлетворения исковых требований Ш. о назначении ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью ввиду того, что он не является получателем пенсии по инвалидности по линии МВД, в иске Ш. следует отказать.

Руководствуясь статьями 328 — 330 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики

определила:

решение Заводского районного суда г. Грозного от 5 июля 2012 года в части отказа в иске оставить без изменения.

Это же решение в части обязания МВД по ЧР назначить ежемесячные компенсационные выплаты в счет возмещения вреда здоровью с 29.06.2012 г. в размере <данные изъяты> руб. с последующей индексацией отменить и вынести новое решение, которым отказать Ш. ФИО16 в иске к МВД по ЧР о назначении ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *