В иске о признании недействительным кредитного договора в части, предусматривающей взыскание страховой премии по программе страхования жизни, взыскании убытков, неустойки, компенсации морального вреда отказано правомерно, поскольку при кредитовании услуги по страхованию истцу навязаны не были, истец имел возможность заключить кредитный договор без заключения договора страхования, при этом последний был заключен на добровольной основе и не являлся обязательным условием предоставления кредита.

Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 27.08.2014 по делу N 33-8365/2014

Судья: Поснова Л.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:

председательствующего Ивановой О.Д.,

судей: Быстровой М.Г., Макурина В.М.,

при секретаре Т.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Ивановой О.Д.,

гражданское дело по иску Г. к ООО КБ «Ренессанс Кредит» о защите прав потребителей,

по апелляционной жалобе истца Г.,

на решение Кировского районного суда г. Красноярска от 10 июня 2014 года, которым постановлено:

«В удовлетворении исковых требований Г. к ООО КБ «Ренессанс Кредит» о признании недействительным кредитного договора N от 16 марта 2013 года, заключенного между Г. к ООО КБ «Ренессанс Кредит», в части, предусматривающей взыскание страховой премии по программе страхования жизни, взыскании убытков, неустойки, компенсации морального вреда отказать».

Заслушав докладчика, Судебная коллегия,

установила:

Г. обратилась в суд с иском к ООО КБ «Ренессанс Кредит» о признании недействительными условий кредитного договора в части возложения обязанности по оплате страховой премии по программе страхования жизни, взыскании денежных средств, уплаченных в счет страховой премии в размере 52272 руб., неустойки в сумме 52272 руб., компенсации морального вреда в размере 7000 руб.

Требования мотивировала тем, что 16 марта 2013 года заключила с ООО КБ «Ренессанс Кредит» кредитный договор, подпунктом 3.1.5. пункта 3.1. которого на нее возложена обязанность по оплаты страховой премии страховщику в размере 52272 рублей. Полагает, что указанное условие ущемляет ее права как потребителя, поскольку лишает права заключить кредитный договор на иных условиях без оплаты страхового взноса.

Судом постановлено приведенное решение.

В апелляционной жалобе истец Г. ставит вопрос об отмене решения, ссылаясь на навязанность услуги страхования.

Проверив решение суда по правилам апелляционного производства (ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ), обсудив доводы апелляционной жалобы, и, полагая возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся участников процесса, надлежаще уведомленных о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, Судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. ст. 421, 422 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор).

На основании п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Согласно ст. 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться помимо указанных в ней способов и другими способами, предусмотренными законом или договором.

В силу ч. 2 ст. 935 ГК РФ, обязанность страховать свою жизнь или здоровье не может быть возложена на гражданина по закону. Вместе с тем такая обязанность может возникнуть у гражданина в силу договора. Банк предоставляет денежные средства (кредит) на условиях, предусмотренных им в кредитном договоре. При этом, заключая кредитный договор, заемщик добровольно принимает на себя обязательство вернуть предоставленные ему банком денежные средства, уплатить проценты, а также надлежащим образом исполнять все иные обязательства по кредитному договору.

Страхование жизни и здоровья заемщика является допустимым способом обеспечения возврата кредита.

В силу ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Запрещено обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).

Как следует из материалов дела и верно установлено судом первой инстанции, 16 марта 2013 года между КБ «Ренессанс Капитал (Кредит)» (ООО) и Г. заключен кредитный договор N <данные изъяты>, по условиям которого заемщику предоставлен кредит в размере 184272 руб. сроком на 1105 дней.

В рамках договора банк обязался перечислить со счета клиента часть кредита в размере 52272 руб. для оплаты страховой премии страховщику, указанному в заявлении на страхование клиента, по соответствующему добровольно заключенному клиентом договору страхования жизни заемщиков кредита (п. 3.1.5. договора).

Кредитный договор был обеспечен договором страхования N <данные изъяты>, заключенным 16 марта 2013 года между ООО СК «Ренессанс Жизнь» и Г. на основании Полисных условий по программе страхования жизни и от несчастных случаев и болезней заемщиков кредита, в соответствии с которым заемщик застраховал риски, связанные со смертью и наступлением инвалидности I группы по любой причине.

Выгодоприобретателем по договору страхования при наступлении любого страхового случая выступал КБ «Ренессанс Капитал» (ООО).

Страховая премия в размере 52272 руб. по поручению заемщика банком была перечислена в страховую компанию.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что при кредитовании услуги по страхованию Г. навязаны не были, истец имел возможность заключить кредитный договор без заключения договора страхования, при этом, последний был заключен на добровольной основе и не являлся обязательным условием предоставления кредита.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции соглашается, находя их законными и обоснованными.

Кредитный договор, заключенный между сторонами, не содержит условий об обязательном личном страховании заемщика, в связи с чем, не позволяет полагать, что в случае отказа Г. заключить договор добровольного страхования, последней было бы отказано в предоставлении кредита.

Как следует из содержания заявления о добровольном страховании от 16 марта 2013 года, адресованного ООО «СК «Ренессанс Жизнь», Г., будучи уведомленной банком о том, что страхование является дополнительной услугой, оказываемой страховой организацией, предоставляемой исключительно на добровольной основе и не являющейся обязательным условием выдачи банком кредита, изъявила желание заключить договор страхования жизни заемщиков кредита.

Своей подписью истец подтвердила, что дополнительная услуга по добровольному страхованию ей не навязана, выбрана добровольно без ограничения в выборе страховой компании (л.д. 19).

Исходя из изложенного, Судебная коллегия соглашается с выводами суда о том, что права потребителя при заключении кредитного договора от 16 марта 2013 года нарушены не были, поскольку при получении кредита заемщик действовал добровольно и осознанно, был ознакомлен со всеми условиями его получения, с порядком и условиями страхования, а также размером страховой премии, подтвердив собственноручной подписью свое согласие с условиями получения кредита со страхованием.

Доводы апелляционной жалобы о навязанности условий страхования подлежат отклонению ввиду несостоятельности, поскольку доказательств того, что отказ истца от заключения договора страхования мог повлечь отказ и в заключении кредитного договора, то есть имело место запрещенное ч. 2 ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» навязывание приобретения услуг при условии приобретения иных услуг, в материалах дела не имеется.

Иные доводы апелляционной жалобы не могут быть приняты во внимание, поскольку не опровергают правильных выводов суда первой инстанции, являлись предметом тщательного исследования в суде первой инстанции и обоснованно отклонены, поскольку основаны на неверном толковании норм материального права, направлены на переоценку выводов суда первой инстанции, оснований для которой судебная коллегия не усматривает.

Судом первой инстанции всесторонне и объективно исследованы все фактические обстоятельства дела, им дана надлежащая правовая оценка, правильно применены нормы материального права, и постановлено законное решение.

Каких-либо нарушений норм процессуального права, в том числе являющихся в силу ч. 4 ст. 330 ГПК РФ безусловными основаниями для отмены решения, судом первой инстанции не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь положениями ст. 328 ГПК РФ, Судебная коллегия,

определила:

Решение Кировского районного суда г. Красноярска от 10 июня 2014 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу истца Г. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *