В удовлетворении требований о признании утраты права проживания и пользования домовладением, признании его аварийным и подлежащим сносу, признании утраты права пользования земельным участком отказано, так как право собственности ответчиков на них не оспорено, не прекращено, и отсутствовали основания для возложения на них обязанности передать данные объекты муниципальному образованию.

Апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 11.08.2014 по делу N 33-2624-2014

Судья: Мустафаев С.М.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего Шихгереева Х.И.,

судей Гаджиева Б.Г. и Загирова Н.В.

при секретаре судебного заседания К.

рассмотрела в судебном заседании от 11 августа 2014 года по апелляционной жалобе С. — представителя администрации ГО «город Дербент» на решение Дербентского городского суда от 28 мая 2014 года дело по иску администрации городского округа «город Дербент» к М.С.И. и М.Ч.М. о признании их утратившими право проживания и пользования аварийным, непригодным к проживанию и подлежащим сносу домовладению N 5 по ул. Кобякова в г. Дербенте.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РД Шихгереева Х.И., объяснения М.С.И. и М.Ч.М. и их представителя П., просивших отказать в удовлетворении апелляционной жалобы, Судебная коллегия

установила:

Администрация городского округа «город Дербент» обратилась в суд с иском к ФИО1 и ФИО2 о признании их утратившими право проживания и пользования аварийным, непригодным к проживанию и подлежащим сносу домовладению N 5по <адрес>; признании утратившими право на пользование земельным участком, расположенным по указанному адресу в связи с реализацией права на приобретение жилья за счет средств именного государственного жилищного сертификата; признании недействительным разрешения на реконструкцию жилого дома, расположенного в <адрес>, выданного М.С.И. 12 сентября 2012 года.

В обоснование своих требований она указала, что согласно акту обследования жилого дома, подписанного членами комиссии 29 сентября 2009 года, домовладение N по <адрес> в <адрес> в результате сильных ливневых дождей 20-21 сентября 2009 года пришло в негодность и не пригодно для дальнейшего проживания, распоряжением главы администрации от 19 ноября 2009 года за N 380 указанное домовладение, принадлежащее М.С.И., выведено из жилого фонда города Дербента, М.С.И. и членам ее семьи для приобретения жилья общей площадью 42 кв. м взамен разрушенного и поврежденного в результате ливневых дождей 20-21 сентября 2009 года жилого дома выдан именной государственный жилищный сертификат, тем самим М.С.И. и члены ее семьи реализовали свое жилищное право путем получения именного государственного жилищного сертификата, в связи с чем должны передать разрушенное жилье и земельный участок, на котором находилось это жилье, администрации ГО «город Дербент», освободить спорное домовладение, поскольку отчуждение жилого дома признанного непригодным, находящегося на земельном участке, производится вместе с земельным участков, однако ответчики продолжают до сих пор незаконно проживать в домовладении, признанном непригодным для проживания.

Кроме того, ответчиками в судебное заседание представлено разрешение на реконструкцию 2-этажного жилого дома по указанному адресу, выданное 12 сентября 2012 года, указанное разрешение выдано незаконно и подлежит признанию недействительным по тем основаниям, что согласно акту обследования жилого дома, подписанного членами комиссии 29 сентября 2009 года, домовладение N по <адрес> в г. Дербенте не пригодно для дальнейшего проживания, пришло в негодность в результате сильных ливневых дождей и подлежит сносу, однако, М.С.И. в сентябре 2012 года, введя в заблуждение представителей управления архитектуры и градостроительства администрации ГО «город Дербент», скрыв факт получения средств на приобретение жилья за счет именного государственного жилищного сертификата, получила разрешение на реконструкцию дома, который разрушен и подлежит сносу.

Решением Дербентского городского суда от 28 мая 2014 года постановлено:

«отказать в иске администрации городского округа «город Дербент» о признании ФИО1, 6 апреля 1953 года рождения, ФИО2, <дата> года рождения, утратившими право проживания и пользования аварийным, непригодным к проживанию и подлежащему сносу домовладению N 5, расположенного в городе Дербенте <адрес> (в решении ошибочно указано-Вокзальная); признании утратившими право на пользование земельным участком, расположенным по указанному адресу, в связи с реализацией права на приобретение жилья за счет средств именного государственного жилищного сертификата и признании недействительным разрешения на реконструкцию жилого дома, расположенного в <адрес>, выданного М.С.И. 12 сентября 2012 года.

На указанное решение суда С.- представителем администрации ГО «город Дербент» подана апелляционная жалоба, в которой он просит отменить решение суда, указывая, что суд не принял во внимания, что М.С. и члены ее семьи реализовали свое право на получение благоустроенного жилья за счет именного государственного жилищного сертификата, тем самим М.С. и члены ее семьи по своему добровольному волеизъявлению согласились получить другое благоустроенное жилое помещение взамен затопленного и непригодного для проживания жилья, суд неправильно истолковал положения статей 235 и 236 ГК РФ, статьи 35 ЗК РФ, пункта 16 статьи 1 Градостроительного кодекса РФ, согласно которым признанное и непригодное жилье, в случае выдачи именного жилищного сертификата, подлежит передаче органу местного самоуправления, вместе с этим домом должен быть передан и земельный участок, соответственно, оно не подлежит реконструкции, однако, ответчики, обманным путем сохранили за собой помещение и земельный участок и получили разрешение на реконструкцию дома, что противоречит приведенным нормам закона.

Представитель надлежаще извещенной о времени и месте рассмотрения дела администрации ГО «город Дербент» в судебное заседание не явился, о причинах своей неявки в суд не сообщил, не просил отложить разбирательство дела на другой срок, в связи с чем на основании статей 327 и 167 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие этого представителя.

М.С.И. и М.Ч.М. а также их представитель П. в судебном заседании просили отказать в удовлетворении апелляционной жалобы, пояснив, что принадлежащий им дом в результате стихийного бедствия стало непригодным для проживания, в связи с этим они имели право быть принятым на учет для получения жилья вне очереди независимо от того, был сдан дом администрации ГО «город Дербент» или нет, выдача жилищного сертификата является формой внеочередного решения жилищного вопроса, какого-либо решения об изъятии разрушенного жилого дома либо земельного участка при выдаче жилищного сертификата не принималось, ограничения на регистрацию права собственности на земельный участок также не были установлены, право собственности М.С.И. на земельный участок зарегистрировано 18 октября 2010 года, на основании этого зарегистрированного права она обратилась в 2012 году в управление архитектуры и градостроительства администрации ГО «город Дербент» с заявлением о выдаче разрешения на реконструкцию дома, такое разрешение было выдано, приобретенную ею на основании жилищного сертификата квартиру она продала и на счет вырученных средств осуществила реконструкцию дома, удовлетворение требований администрации ГО «город Дербент» означает лишение ее и членов ее семьи прав на единственное жилье, которое они имеют, она ни от кого не скрывала получение жилищного сертификата.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения ответчиков и их представителя, Судебная коллегия находит решение суда подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Обращаясь в суд с требованиями о признании М.С.И. и М.Ч.М. утратившими право пользования жилым домом N по <адрес> в г. Дербенте и земельным участком, на котором возведен этот дом, администрация ГО «город Дербент» ссылается на то, что этот дом комиссией признан аварийным и непригодным для проживания, поэтому, ответчикам для приобретения другого жилья были выделены субсидии путем выдачи жилищного сертификата, ими за счет этого сертификата было приобретено жилье, в связи с чем М.С.И. должна передать указанные дом и земельный участок администрации ГО «город Дербент».

В обоснование таких требований администрация ГО «город Дербент» сослалась на положения статьи 12, части 1 статьи 235, статей 273 и 309 ГК РФ, часть 4 статьи 35 ЗК РФ и части 10 статьи 32 ЖК РФ.

Между тем, эти нормы права не могут служить основанием для удовлетворения требований администрации ГО «город Дербент».

Статья 12 ГК РФ регулирует способы защиты гражданских прав, а не основания признания лица утратившим право собственности на жилье или на земельный участок, а также обязанности лиц, жилье которых пришло в непригодное для проживания состояние в результате стихийного бедствия.

В своем иске администрация ГО «город Дербент» на данную норму закона ссылается для подтверждения правильности избранного им способа защиты и таким способом она определяет восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Между тем, из смысла данной нормы закона и статьи 3 ГПК РФ вытекает, что для применения данного способа защиты права и восстановления права должно быть определено само право администрации ГО «город Дербент», которое оно имело до его нарушения, нарушено и подлежит восстановлению и защите таким способом.

Таким своим правом администрация ГО «город Дербент» определяет то, что М.С.И., жилье которой в результате стихийного бедствия пришло в непригодное для проживания состояние, после выдачи ей субсидий (жилищного сертификата) для приобретения жилья должна передать свое непригодное для проживания жилье и земельный участок, на котором находится это жилье, администрации ГО «город Дербент», но не передает их.

Однако, администрация ГО «город Дербент» не приводит норму закона, согласно которой лицо, чье принадлежащее на праве собственности индивидуальное жилье признано непригодным для проживания вследствие воздействия стихийного бедствия, должно передать свое пришедшее в непригодное состояние жилье и земельный участок, на котором располагается такое жилье, органам местного самоуправления.

Ссылки на часть 1 статьи 235, статьи 273 и 309 ГК РФ, часть 4 статьи 35 ЗК РФ и часть 10 статьи 32 ЖК РФ не могут быть признаны правовым обоснованием такой обязанности лица, чье жилье признано непригодным для проживания в результате воздействия стихийного бедствия.

Согласно статье 235 ГК РФ право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

Какая-либо сделка по отчуждению разрушенного жилья и земельного участка, на котором находится это жилье, между М.С.И. и администрацией ГО «город Дербент» не заключалось, администрация на это не указывает.

Как на основание своих требований администрация ГО «город Дербент» указывает на то, что при гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом, т.е. одно из оснований, предусмотренных названной нормы закона

Между тем, из содержания и смысла этого положения закона вытекает, что оно регулирует основания прекращения права собственности, но не основания возникновения права собственности на погибшее или уничтоженное имущество у других лиц, в том числе и у органа местного самоуправления.

При этом под гибелью и уничтожением имущества понимается прекращение этого имущества как объекта гражданских прав.

Из обстоятельств же дела не вытекает, что жилье М-вых погибло или уничтожено, оно лишь пришло в непригодное для проживания состояние, что не равнозначно гибели или уничтожению.

А земельный участок, который на основании договора от 13 декабря 2007 года безвозмездно предоставлен в собственность М.С.И., не только не подвергся гибели или уничтожению, он не подвергся какому-либо разрушению, сохранился в тех же координатах и границах, что и до ливневых дождей.

Для утверждения об утрате М.С.И. права собственности на эти объекты собственности должны быть приведены обстоятельства и нормы закона, в силу которых М.С.И. признается утратившей право собственности на ее разрушенный дом и земельный участок.

Однако, администрацией ГО «город Дербент» такие обстоятельства, а также нормы права не приводятся.

Статья 273 ГК РФ регулирует последствия перехода права собственности на здание или сооружение, принадлежавшее собственнику земельного участка, на котором оно находится, а именно, объем перехода к приобретателю здания, сооружения прав на пользование земельным участком, на котором находится это здание или строение.

В данном же случае переход к администрации ГО «город Дербент» права собственности на разрушенное жилье М.С.И. не зарегистрирован, в деле отсутствуют также подтверждения перехода к администрации ГО «город Дербент» прав на указанное жилье, ею, как указано, не приводятся и правовые основания, в силу которых такой переход прав может быть признано имевшим место.

Соответственно, оснований для применения названной нормы права к требованиям администрации ГО «город Дербент» не имеется.

Статья 309 ГК РФ регулирует общие положения об исполнении обязательств.

Однако, для разрешения спора с применением этой нормы права является необходимым подтвердить возникновение у М.С.И. обязательства по передаче указанных объектов администрации ГО «город Дербент».

Согласно пункту 2 статьи 307 ГК РФ обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в этом Кодексе.

Такие основания в частности приведены в статье 8 ГК РФ.

Однако, администрация ГО «город Дербент» не приводит какие-либо предусмотренные статьей 8 ГК РФ основания возникновения у М-вых обязательств по передаче администрации ГО «город Дербент» принадлежащего им разрушенного жилого дома N 5 по ул. Кобякова в г. Дербенте, а также земельного участка по указанному адресу, в исковом заявлении и объяснениях представителя администрации ГО «город Дербент» имеется только ссылка на такое общее положение исполнения обязательств как обязанность исполнения обязательств в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Предполагается, что признание М.С.И. и членов ее семьи утратившими право пользования разрушенным домом и земельным участком, на котором возведено это жилье, должно быть следствием утраты М.С.И. права собственности на эти объекты.

Однако, администрацией ГО «город Дербент» не представлены доказательства утраты М.С.И. права собственности на указанные дом и земельный участок.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права собственности серии 05-АА N 130028 от 23 апреля 2008 года в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним произведена запись за N 05-05-089008-165 от 23 апреля 2008 года о праве собственности М.С.И. на земельный участок с кадастровым номером 05:42:000078:0090 площадью 414 кв. м по указанному выше адресу, а согласно свидетельству серии 05-АА N 341389 от 18 октября 2010 года — запись за N 05-05-0831010-557 о праве собственности М.С.И. на жилой дом по указанному адресу.

Эти права М.С.И. никем не опорочены и не признаны недействительными, они не аннулированы, не прекращены в установленном порядке, в связи с чем М.С.И. и члены ее семьи не могут быть признаны утратившими право пользования указанными объектами недвижимости.

Из существа обстоятельств, на которых основаны требования администрации ГО «город Дербент», предполагается также и то, что администрация основанием возникновения у М.С.И. обязанности передать администрации ГО «город Дербент» принадлежащие ей разрушенное ливневыми дождями домостроение и земельный участок указывает действия М.С.И. и членов ее семьи по получению субсидий (жилищного сертификата) для приобретения жилья, приобретение ею за счет этих средств жилья (т.е. основания, подпадающие под действие нормы, предусмотренной пунктом 2 статьи 8 ГК РФ), что, по мнению администрации ГО «город Дербент», указывает на их отказ от своего права собственности на разрушенный дом и земельный участок, на котором находится этот дом, с передачей этих прав администрации ГО «город Дербент».

Однако, такое утверждение администрации ГО «город Дербент» не основано на законе.

Законодательство предусматривает возможность отказа собственника от своего права собственности.

В соответствии со статьей 236 ГК РФ гражданин или юридическое лицо может отказаться от права собственности на принадлежащее ему имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество.

Отказ от права собственности не влечет прекращения прав и обязанностей собственника в отношении соответствующего имущества до приобретения права собственности на него другим лицом.

Частью 2 статьи 53 ЗК РФ предусмотрено, что отказ от права собственности на земельный участок осуществляется посредством подачи собственником земельного участка заявления о таком отказе в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Право собственности на этот земельный участок при этом прекращается с даты государственной регистрации прекращения указанного права.

Из содержания приведенных норм права видно, что отказ от права собственности направлен на прекращение такого права, должен осуществляться путем совершения действий, определенно свидетельствующих об устранении собственником себя от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество, а в отношении права собственности на земельный участок- путем подачи заявления об отказе от права собственности (в силу прямого указания закона) в орган по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Принимая во внимание положения статей 2, 4, 12, 17, 28.1 Федерального закона «О государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество и сделок с ним» о том, что государственной регистрации подлежат право собственности, а также другие вещные права на недвижимое имущество, в том числе и прекращение прав, а единственным доказательством существования или прекращения права на недвижимое имущество является государственная регистрация в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, Судебная коллегия считает, что отказ собственника от права собственности на любое недвижимое имущество должен быть совершен в определенной форме и в конечном итоге зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

М-вы не совершали какие-либо определенные действия по собственному устранению от владения, пользования и распоряжения ни домом, ни земельным участком, без намерения сохранить какие-либо права на это имущество, в том числе в отношении земельного участка не подали заявление об отказе от права собственности в орган по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Более того, из материалов дела следует, что М.С.И. после признания ее дома непригодным для проживания в октябре 2010 года зарегистрировала за собой свое право на разрушенное к тому времени дом, а впоследствии, а именно, в октябре 2012 года обратилась в Управление архитектуры и градостроительства администрации ГО «город Дербент» с заявлением о даче ей разрешения на реконструкцию дома.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что М.С.И. от своих прав не отказалась, не совершала какие-либо действия, позволяющие утверждать, что она не имела намерение сохранить за собой свое право на дом и земельный участок.

Доказательств обратному администрация ГО «город Дербент» суду не представила.

Анализ части 10 статьи 32 ЖК РФ показывает, что эта норма закона регулирует порядок, основания и последствия изъятия жилья, принадлежащему собственнику в многоквартирном доме, признанного аварийным и подлежащим носу и реконструкции, она никак не регулирует порядок, основания и последствия признания непригодным индивидуального жилья, принадлежащего гражданину на праве собственности.

Поэтому, возникший между сторонами спор не может быть разрешен с применением данной нормы права.

Кроме того, статья 32 ЖК РФ предусматривает основания изъятия принадлежащего гражданину жилого помещения для государственных и муниципальных нужд с соблюдением определенной процедуры, предшествующей изъятию жилого помещения у собственника, включающей в себя: принятие уполномоченным органом решения об изъятии жилого помещения (часть 2 статьи 32 ЖК РФ), государственную регистрацию этого решения в органе, осуществляющем государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним (часть 3 статьи 32 ЖК РФ), уведомление в письменной форме собственника жилого помещения не позднее чем за год до предстоящего изъятия принадлежащего ему жилого помещения о принятом решении об изъятии и дате его государственной регистрации (часть 4 статьи 32 ЖК РФ).

Несоблюдение процедуры, предшествующей изъятию жилого помещения у собственника, должно влечь за собой отказ в иске органу государственной власти (органу местного самоуправления).

Между тем администрацией ГО «город Дербент» не выполнялась указанная процедура, жилой дом и земельный участок, принадлежащие М.С.И. на праве собственности, для государственных или муниципальных нужд не изымались, какое-либо решение об этом не принималось, в связи с чем отсутствуют основания для удовлетворения требований администрации ГО «город Дербент» с применением положений статьи 32 ЖК РФ.

Приведенный выше анализ обстоятельств и норм права позволяет сделать вывод о том, что М.С.И. и членам ее семьи субсидии были выделены и жилищный сертификат был выдан по иным основаниям, чем те которые указаны в иске администрации ГО «город Дербент».

Как указано выше, домовладение N 5 по ул. Кобякова в г. Дербенте, принадлежащее М.С.И. на праве собственности, в комиссионном порядке признано аварийным и непригодным для дальнейшего проживания в связи с его разрушением в результате сильных ливневых дождей, имевших место 20-21 сентября 2009 года.

Порядок решения жилищных вопросов лиц, жилье которых пришло в непригодное для проживания состояние, предусмотрен статьей 57 ЖК РФ.

Согласно статье 57 ЖК РФ гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и не подлежат ремонту или реконструкции, предоставляются жилые помещения во внеочередном порядке по договору социального найма.

Из этой нормы права следует, что формой решения жилищного вопроса граждан, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и не подлежат ремонту или реконструкции, является предоставление им жилых помещений во внеочередном порядке по договору социального найма.

Притом из буквального содержания нормы следует, что такой порядок предоставления жилья гарантируется всем лицам независимо от причин, в результате которых жилое помещение пришло в непригодное состояние.

Материалами дела установлено, что домовладение М-вых в непригодное для проживания состояние пришло, т.е. вред их имуществу причинен в результате сильных ливневых дождей, имевших место 20-21 сентября 2009 года, что квалифицируется как причинение ущерба в результате чрезвычайного стихийного бедствия природного характера.

Правоотношения, связанные с причинением ущерба в результате чрезвычайного стихийного бедствия природного характера регулируются Федеральным законом от 21 декабря 1994 года N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

В соответствии с абзацем 7 пункта 1 статьи 18 названного Федерального закона граждане Российской Федерации имеют право на возмещение ущерба, причиненного их здоровью и имуществу вследствие чрезвычайных ситуаций. Порядок и условия, виды и размеры компенсаций и социальных гарантий, предоставляемых гражданам Российской Федерации в соответствии с пунктом 1 этой статьи, устанавливаются законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации (пункт 2 статьи 18 Закона).

В развитие этих нормативных актов Правительством Российской Федерации принято постановление от 07 июня 1995 года N 561 «О государственных жилищных сертификатах, выдаваемых гражданам Российской Федерации, лишившимся жилого помещения в результате чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий», в соответствии с которым признано необходимым выпустить государственные жилищные сертификаты для граждан Российской Федерации, лишившихся жилого помещения в результате чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий.

Во исполнение вышеуказанного Постановления Правительства Российской Федерации Министром Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Министром строительства Российской Федерации, Министром финансов Российской Федерации 10 июля 1995 года утверждены Порядок и условия выдачи государственных жилищных сертификатов, в соответствии с которыми государственные жилищные сертификаты выдаются гражданам Российской Федерации, лишившимся жилья в результате чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий (пункт 1 Порядка).

Постановлением Правительства РФ от 09 октября 1995 года N 982 утверждены Порядок выпуска и погашения государственных жилищных сертификатов, выдаваемых гражданам Российской Федерации, лишившимся жилого помещения в результате чрезвычайных ситуаций, стихийных бедствий, террористических актов или при пресечении террористических актов правомерными действиями.

Из изложенных нормативных актов следует, что государством гарантируется посредством выдачи государственного жилищного сертификата предоставление жилья гражданам, которые, имея жилое помещение и проживая в нем на законных основаниях, лишились его в результате стихийного бедствия.

Приведенные нормативные акты не содержат положения о судьбе жилья, пришедшего в непригодное для проживания состояние.

Из этих норм права следует, что жилищные сертификаты для приобретения жилья выдаются тем гражданам, чьи жилые помещения в результате чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий признаны в установленном порядке непригодными для проживания и не подлежат ремонту или реконструкции.

Таким образом, предоставление таким категориям граждан субсидий для приобретения жилья может иметь место при наличии двух условий, одним из которых является признание жилья этих граждан в установленном порядке непригодным для проживания, а другим -то, что это жилье не подлежит ремонту и реконструкции.

Из акта обследования от 29 сентября 2009 года, на основании которого М.С.И. и М.Ч.М. выдан жилищный сертификат, вытекает, что принадлежавшее М. домовладение признано только непригодным для дальнейшего проживания, данный акт не содержит какие-либо сведения или заключения о том, что данный дом не подлежит ремонту или реконструкции.

Как это следует из материалов дела, в частности, из разрешения от 12 сентября 2012 года, выданного главным архитектором ГО «город Дербент», следует, что М.С.И. дано разрешение на реконструкцию <адрес> в <адрес>, установив при этом размеры дома.

Отсюда следует, что возможность приведения данного дома в пригодное для проживания состояние путем его реконструкции не исключалось, т.е. отсутствовало одно из условий, при котором М. мог быть выдан жилищный сертификат о выделении им средств для приобретения другого жилья.

В то же время в силу требований абзаца 7 пункта 1 статьи 18 Федерального закона от 21 декабря 1994 года N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» граждане, здоровью и имуществу которых вследствие чрезвычайных ситуаций причинен ущерб, имеют право на возмещение такого ущерба.

Поэтому, выдача М. жилищного сертификата на приобретение жилья в связи с разрушением их жилья в результате ливневых дождей (т.е. причинением им ущерба вследствие чрезвычайных ситуаций) расценить по правилам абзаца 7 пункта 1 статьи 18 Федерального закона от 21 декабря 1994 года N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» как возмещение ущерба, причиненного в результате чрезвычайной ситуации.

Таким образом, приведенный анализ показывает, что оснований для удовлетворения требований администрации ГО «город Дербент» о признании М.Ч.М. и М.С.И. утратившими право пользования принадлежащими им разрушенным домом и земельным участком не имеется, а поскольку их право собственности на эти объекты не оспорено, не опорочено и не прекращено, отсутствуют основания и для возложении на них обязанности передать эти объекты муниципальному образованию.

Руководствуясь статьями 328 и 329 ГПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Решение Дербентского городского суда от 28 мая 2014 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *