Исковые требования о компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, удовлетворены в части суммы правомерно, поскольку приведенными доказательствами подтверждаются утверждения истца о том, что в отношении лица было осуществлено незаконное уголовное преследование, в ходе которого к нему применена мера пресечения в виде подписки о невыезде, чем истцу причинены нравственные страдания.

Апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 10.07.2014 по делу N 33-1828/2014

Судья: Нестуров М.Р.

Судебная коллегия по административным делам Верховного суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего Джарулаева А.К.,

судей Ашурова А.И., Магомедовой А.М.,

при секретаре К.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО1 к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Республике Дагестан о компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, по апелляционной жалобе адвоката ФИО5 — представителя истца ФИО1 на решение Кировского районного суда г. Махачкала от 03 апреля 2014 года.

Заслушав доклад судьи Ашурова А.И., выслушав объяснения истца ФИО1, его представителя — адвокат ФИО5 полагавших решение суда незаконным и необоснованным, и поддержавших доводы апелляционной жалобы, просивших ее удовлетворить,

установила:

ФИО1 обратился в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации в лице УФК по Республике Дагестан о компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, приведя в обоснование, что постановлением дознавателя ОД ОМ N 3 УВД по г. Махачкала от 12 июля 2010 года в отношении него было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

Далее, приговором мирового судьи судебного участка N 6 Кировского района г. Махачкала от 10 октября 2011 года, оставленным без изменения постановлением Кировского районного суда г. Махачкала от 16 января 2012 года и кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан от 21 февраля 2012 года, он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ и назначено наказание в виде штрафа в размере <.>.

В последующем, постановлением Президиума Верховного суда Республики Дагестан от 02 августа 2012 года апелляционное постановление Кировского районного суда г. Махачкала от 16 января 2012 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан от 21 февраля 2012 года в отношении истца отменены, с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции — Кировский районный суд г. Махачкалы в ином составе.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан от 09 января 2013 года постановление Кировского районного суда г. Махачкала от 07 ноября 2012 года об оставлении без изменения приговора мирового судьи судебного участка N 6 Кировского района г. Махачкала от 10 октября 2011 года в отношении истца отменено, указанное уголовное дело направлено на новое рассмотрение в ином составе.

Затем, приговором Кировского районного суда г. Махачкала от 04 марта 2013 года обвинительный приговор мирового судьи судебного участка N 6 Кировского района г. Махачкала от 10 октября 2011 года в отношении истца отменен, и он оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Указывает также, что подвергался уголовному преследованию, был осужден, его права и свободы были ограничены в течение 33 месяцев. В связи с применением к нему меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении был вынужден находится дома, не мог выехать на отдых, навестить родственников за пределами г. Махачкалы. Среди соседей, родственников были распространены различные слухи, его имя стало нарицательным. В свои 72 года был обвинен в преступлении, которого он не совершал, пережил огромные нравственные страдания, унижено его достоинство, задета его честь. Полагает, что он и его семья пострадали от беззакония правоохранительных органов.

Считает, что в результате вышеуказанных обстоятельств у него обнаружились проблемы со здоровьем, нервные переживания привели к снижению иммунитета, он стал часто болеть, возникли проблемы с психикой.

Причиненные ему в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности моральный вред истец оценивает в <.>, а также просит взыскать расходы по оплате услуг представителя в размере <.>

Решением Кировского районного суда г. Махачкала от 03 апреля 2014 года постановлено:

«Исковые требования ФИО1 удовлетворить частично.

Взыскать с Министерства Финансов РФ за счет средств Казны РФ в пользу ФИО1 компенсацию морального вреда в сумме <.> рублей, а также расходы по оплате представителя в сумме <.>, итого в сумме <.>.

В апелляционной жалобе адвоката ФИО5 — представителя истца ФИО1 ставится вопрос об отмене решения суда в части определенного размера компенсации морального вреда, как вынесенного без учета требования разумности и справедливости, принятии по делу нового решения об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Письменных возражений на апелляционную жалобу не имеется.

Министерство финансов Российской Федерации и УФК по Республике Дагестан, также надлежаще извещенные о времени и месте рассмотрения дела, своих представителей в судебное заседание не направили, не заявили об отложении рассмотрения дела на другой срок.

В силу чего дело рассмотрено, согласно ст. 167 ГПК РФ, в отсутствие не явившихся лиц.

В судебном заседании апелляционной инстанции, истец ФИО1 и его представитель — адвокат ФИО5 поддержали доводы апелляционной жалобы, просили ее удовлетворить.

Изучив материалы дела, проверив доводы апелляционных жалоб, выслушав объяснения истца ФИО1 и его представителя — адвоката ФИО5, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

В отношении лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, такой порядок определен УПК РФ (ст. ст. 133 — 139, 397, 399).

Исходя из содержания данных статей право на компенсацию морального вреда, причиненного незаконными действиями органов уголовного преследования, возникает только при наличии реабилитирующих оснований (вынесение в отношении подсудимого оправдательного приговора, а в отношении подозреваемого или обвиняемого — прекращение уголовного преследования). При этом установлено, что иски за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства (ст. 136 УПК РФ).

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключение под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Как следует из материалов дела, постановлением дознавателя ОД ОМ N 3 УВД по г. Махачкала от 12 июля 2010 года возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ.

Истец ФИО1 уведомлен дознавателем ОД ОМ N 3 УВД по г. Махачкала 28 января 2011 года о подозрении его в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ.

Постановлением этого должностного лица отдела дознания от 13 февраля 2011 года в отношении ФИО1 избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Приговором мирового судьи судебного участка N 6 Кировского района г. Махачкала от 10 октября 2011 года, оставленным без изменения постановлением Кировского районного суда г. Махачкала от 16 января 2012 года и кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан от 21 февраля 2012 года, ФИО1 признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 5.000 рублей.

Постановлением Президиума Верховного суда Республики Дагестан от 02 августа 2012 года апелляционное постановление Кировского районного суда г. Махачкала от 16 января 2012 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан от 21 февраля 2012 года в отношении ФИО1 отменены, с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции — Кировский районный суд г. Махачкала в ином составе.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан от 09 января 2013 года постановление Кировского районного суда г. Махачкалы от 07 ноября 2012 года об оставлении без изменения приговора мирового судьи судебного участка N 6 Кировского района г. Махачкалы от 10 октября 2011 года в отношении ФИО1 отменено, указанное уголовное дело направлено на новое рассмотрение в ином составе.

Приговором Кировского районного суда г. Махачкалы от 04 марта 2013 года обвинительный приговор мирового судьи судебного участка N 6 Кировского района г. Махачкалы от 10 октября 2011 года в отношении ФИО1 отменен, и он оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Этим же приговором в отношении ФИО1 отменена мера пресечения в виде подписке о невыезде и признано право на реабилитацию.

Приведенными доказательствами подтверждаются утверждения истца и выводы суда о том, что в отношении ФИО1 было осуществлено незаконное уголовное преследование, в ходе которого к нему применена мера пресечения в виде подписки о невыезде, чем истцу причинены нравственные страдания, то есть моральный вред.

По смыслу законодательства (ст. ст. 133 и 136 УПК РФ и ст. 1070 ГК РФ) при незаконности привлечения гражданина к уголовной ответственности и избрания в отношении него меры пресечения в виде подписки о невыезде причинение морального вреда предполагается.

Одним из способов защиты прав граждан в случае незаконного привлечения к уголовной ответственности и незаконного избрания меры пресечения является предусмотренное ст. ст. 151, 1070 и 1099 — 1101 ГК РФ возмещение морального вреда, причиненного в результате этих незаконных действий органов государственной власти.

В соответствии со ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, подписки о невыезде, возмещается в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий.

При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (ст. 1101 ГК РФ).

Как следует из разъяснений, изложенных в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 года N 17 «О реабилитации», п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда», согласно которым при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному судам необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания применением меры пресечения обстоятельств, а также должны учитываться требования разумности и справедливости.

Исходя из приведенных норм права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации суд первой инстанции первой инстанции посчитал, что разумной и справедливой является компенсация морального вреда в размере 80.000 рублей.

Суд апелляционной инстанции не находит оснований не согласится с такими выводами суда первой инстанции.

Доводы апелляционной жалобы сводятся к переоценке обстоятельств и доказательств по делу, положенных в основу решения суда, что само по себе не может служить доказательством незаконности и необоснованности выводов и решения суда.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы адвоката ФИО5 — представителя истца ФИО1.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

решение Кировского районного суда г. Махачкала от 03 апреля 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Председательствующий
А.К.ДЖАРУЛАЕВ

Судьи
А.И.АШУРОВ
А.М.МАГОМЕДОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *