Иск о взыскании компенсации морального вреда удовлетворен, так как вынесение оправдательного приговора, которым истец оправдан по частному обвинению ответчика, и за ним признано право на реабилитацию, свидетельствует о противоправности действий ответчика при инициировании уголовного преследования в отношении истца.

Апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 22.05.2014 по делу N 33-1577-14

Судья: Исаев Р.М.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего Зайнудиновой Ш.М.,

судей Омарова Д.М. и Мустафаевой З.К.,

при секретаре Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Л.И.П. на решение Кизлярского районного суда Республики Дагестан от 14 марта 2014 года, которым постановлено:

«Удовлетворить требования М. частично.

Взыскать с Л.И.П., <дата> года рождения, проживающей по адресу: РД, Кизлярский район, с. Юбилейное, ул. <адрес> в пользу М., <дата> года рождения, проживающего по адресу: РД, Кизлярский район, с/з Кизлярский, п. Юбилейный, ул. <адрес> компенсацию морального вреда в размере N рублей.

Взыскать с Л.И.П. в пользу М. N) рублей за счет возмещения расходов за оказание ему юридической помощи».

Заслушав доклад судьи Зайнудиновой Ш.М., судебная коллегия

установила:

М. обратился в суд с иском к Л.И.П. о взыскании компенсации морального вреда в размере N рублей, причиненного ему в результате уголовного преследования.

В обоснование своего заявления он указал, что в отношении него частным обвинителем Л.И.П. было подано заявление о нанесении ей побоев.

Приговором мирового судьи судебного участка N 120 Кизлярского района РД от 7 ноября 2013 г. он оправдан на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с не установлением события преступления. В результате незаконного уголовного преследования ему причинен моральный вред, перенес нравственные и физические страдания, были затронуты его честь и достоинство, по этому поводу переживал сильно, у него появились признаки гипертонии.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Л.И.П. содержится просьба об отмене решения суда и принять по делу новое решение об отказе в исковых требованиях М.

В обоснование своей жалобы Л.И.П. указывает о том, что истец не привел ни одного доказательства, которое бы свидетельствовало о вреде, причиненном ему, в чем конкретно были затронуты его честь и достоинство, какие именно он перенес нравственные и физические страдания.

Стороны, извещенные надлежаще, в суд апелляционной инстанции не явились и о причинах неявки не сообщили, в связи с чем дело рассмотрено в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненного потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Как усматривается из материалов дела, в частности, из приговора мирового судьи судебного участка N 120 Кизлярского района от 07 ноября 2013 года, уголовное дело возбуждено по заявлению частного обвинителя Л.И.П. по обвинению М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Указанным приговором М. признан невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ и оправдан на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с не установлением события преступления. Оправдательный приговор вступил в законную силу 17 ноября 2013 года.

По материалам уголовного дела N 1-37/ 2013 г. по обвинению М. ч. 1 ст. 116 УК РФ усматривается:

25.09.2013 г. Л.И.П. обратилась с заявлением к начальнику ОМВД РФ по Кизлярскому району с заявлением о порче имущества и рукоприкладства со стороны М.

27.09.2013 г. постановлением старшего УУП ОМВД России по Кизлярскому району Р. сообщение о причинении побоев по заявлению Л.И.П. передано в мировой суд судебного участка N 120 Кизлярского района.

07.10.2013 года заявление Л.И.П. в отношении М. возвращено для приведения его в соответствие с требованиями закона.

24.10.2013 г. Л.И.П. обратилась в мировой суд судебного участка N 120 с заявлением о привлечении к уголовной ответственности М. за причинение ей побоев.

24.10.2013 г. постановлением мирового судьи судебного участка 120 заявление Л.И.П. о привлечении М. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 116 УК РФ принято в свое производство.

30 октября 2013 г. постановлением судьи судебного участка N 120 уголовное дело в отношении М. назначено 7 ноября 2013 г. 07.11.2013 г. приговором мирового судьи судебного участка 120 М. оправдан на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с не установлением события преступления.

При указанных обстоятельствах суд правомерно посчитал установленным факт незаконного уголовного преследования М.

Учитывая вынесение оправдательного приговора, которым М. оправдан по частному обвинению ответчика, и за ним признано право на реабилитацию, суд первой инстанции правильно исходил из противоправности действий Л.И. при инициировании уголовного преследования М.

Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда первой инстанции в силу следующего.

На основании п. 1 ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеет подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор.

Согласно ч. 1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя, в том числе право на устранение последствий морального вреда. В соответствии с ч. 2 ст. 136 УПК РФ иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2011 г. N 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения.

С учетом вступившего в законную силу оправдательного приговора в отношении М., судебная коллегия полагает, что вывод суда о наличии оснований для удовлетворения требований истца о взыскании денежной компенсации морального вреда с Л.И.П., является правильным.

При этом суд обоснованно исходил из того, что вынесение оправдательного приговора указывает на незаконность уголовного преследования М., в отношении которого возбуждено уголовное дело и подтверждает вину Л.И. в причинении истцу нравственных страданий, влекущих соответствующую денежную компенсацию морального вреда.

Данный вывод суда вытекает из требований приведенного в решении законодательства и основан на оценке доказательств, имеющихся в материалах дела с учетом правил ст. 67 ГПК РФ.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что при вынесении решения судом не определена степень ее вины, привел ни одного доказательства, которое бы свидетельствовало о вреде, не приняв во внимание реализацию ее прав потерпевшей по делу частного обвинения, несостоятельны, поскольку уголовное дело, возбужденное в отношении истца, является делом частного обвинения, уголовное преследование осуществлялось частным обвинителем Луговой, уголовное преследование являлось необоснованным, истец оправдан по частному обвинению, что свидетельствует о наличии правовых оснований для взыскания компенсации морального вреда.

Судебная коллегия полагает, что сам факт незаконного привлечения истца к уголовной ответственности свидетельствует о нарушении его прав, что само по себе причиняет лицу, подвергшемуся незаконному уголовному преследованию, нравственные страдания.

Другие доводы апелляционной жалобы ответчицы, также не могут являться основанием к отмене судебного решения, поскольку не опровергают выводы суда, а повторяют правовую позицию ответчика, выраженную ею в суде первой инстанции, тщательно исследованную судом и нашедшую верное отражение и правильную оценку в решении суда.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Кизлярского районного суда Республики Дагестан от 14 марта 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Л.И.П. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *