В удовлетворении иска о признании действия по выдаче свидетельства о праве на наследство незаконным, признании завещания недействительным, признании права собственности на жилое помещение в порядке наследования отказано правомерно, поскольку истец не имеет наследственных прав по завещанию, при этом он не относится к числу лиц, имеющих право на обязательную долю в наследстве.

Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 26.08.2014 по делу N 33-7638/2014

Справка: судья Оленичева Е.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе:

председательствующего Абубакировой Р.Р.,

судей Хакимова А.Р.,

Фроловой Т.Е.,

при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе представителя Л.Г. — С. на решение Советского районного суда г. Уфы РБ от дата, которым постановлено:

в удовлетворении иска Л.Г. отказать.

Заслушав доклад судьи Фроловой Т.Е., судебная коллегия

установила:

Л.Г. обратилась в суд с иском (с учетом последующих уточнений) к М.А., нотариусу К. о признании действия по выдаче свидетельства о праве на наследство незаконным, признании завещания недействительным, признании права собственности на жилое помещение в порядке наследования.

В обоснование исковых требований указала, что дата умерла Ф. которой истица приходится племянницей и единственной наследницей по закону.

После смерти Ф.. открылось наследство в виде квартиры, расположенной по адресу: адрес.

дата истица обратилась к нотариусу К. с заявлением о принятии вышеуказанного наследства, однако ей было отказано со ссылкой на то, что данная квартира завещана Ф. М.А., права на обязательную долю в наследстве Л.Г. не имеет.

По утверждению истицы, данное завещание N… от дата является недействительным, поскольку в момент его составления Ф. в силу болезни была не способна понимать значение своих действий и руководить ими.

Просила суд признать незаконным действие нотариуса К. по отказу в выдаче ей свидетельства о праве на открывшееся после смерти Ф. наследство, признать завещание от дата недействительным. Также просила признать за ней право собственности на вышеуказанную квартиру в порядке наследования.

Судом вынесено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель Л.Г. — С. просит решение отменить, считает его незаконным, указал, что наличие или отсутствие обстоятельств, подтверждающих факт дефекта воли Ф. на момент составления ею завещания мог быть установлен только по результатам судебно — психиатрической посмертной экспертизы, в удовлетворении ходатайства о назначении которой стороне истца было необоснованно отказано.

Лица, участвующие в деле, надлежаще извещены о месте и времени судебного разбирательства.

Проверив материалы дела, выслушав представителя Л.Г. — С., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, М.А. и его представителя Т., полагавших решение суда законным и обоснованным, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит, что решение суда подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

Согласно позиции Европейского суда по правам человека, судебное разбирательство должно осуществляться посредством такого механизма, который обеспечивает наиболее эффективную судебную защиту для целей полного восстановления нарушенных прав и охраняемых законом интересов, создание чрезмерных правовых препятствий при разрешении спора является недопустимым.

Концепция собственности или имущества толкуется Европейским судом по правам человека очень широко и включает в себя широкий спектр экономических интересов субъектов права, которые могут быть нарушены при деятельности органов государственной власти, вводящих ограничения права собственности.

Так, ст. 35 Конституции РФ, право частной собственности охраняется законом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Принцип международной защиты прав человека, в том числе наследственных, закреплен в ч. 3 ст. 46 Конституции РФ. Одним из межгосударственных судебных Органов по защите прав и свобод человека является Европейский суд по правам человека, практика которого в сфере защиты наследственных прав затронула и Российскую Федерацию.

На основании ст. 218 ГК РФ, в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Так, ст. 1118, 1119 ГК РФ установлено, что распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания.

Завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, включить в завещание иные распоряжения. Завещатель вправе отменить или изменить совершенное завещание в соответствии с правилами статьи 1130 настоящего Кодекса.

Свобода завещания ограничивается правилами об обязательной доле в наследстве (статья 1149).

В силу положений ст. 12 ГК РФ, защита гражданских прав осуществляется, в том числе, путем признания права, признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки, иными способами, предусмотренными законом.

В частности, согласно ст. 1131 ГК РФ, при нарушении положений Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание).

Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Так, в соответствии со ст. 166 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу ст. 168 ГК РФ, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Согласно ст. 177 ГК РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

По смыслу закона, такая сделка является оспоримой, т.е. недействительной в силу признания ее таковой судом.

Как следует из ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Согласно ст. 196 ГПК РФ, суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

В Постановлении Европейского суда по правам человека от 26 июля 2007 года по делу «Махмудов против Российской Федерации» указано, что «бремя доказывания лежит на том, кто делает утверждение, а не на том кто его отрицает».

В силу ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Разрешая спор, суд правильно сослался на приведенные выше нормы права и пришел к выводу о том, что в момент составления завещания от дата Ф. была полностью дееспособной, могла отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда, поскольку они согласуются с материалами дела и соответствуют действующему законодательству.

Как следует из материалов дела, Ф.. на праве собственности принадлежала квартира по адресу адрес (л.д. 16).

дата Ф. умерла (л.д. 11).

После ее смерти открылось наследство, дата племянница Ф.. — Л.Г., действуя через представителя, обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства по закону (л.д. 12, 17-23).

дата нотариус К. направила в адрес представителя истицы уведомление о том, что после смерти Ф.., умершей дата, уже заведено наследственное дело, в рамках которого М.А. подано заявление о принятии наследства по завещанию, предъявлено завещание, оформленное наследодателем Ф. Л.А. не относится к числу лиц, имеющих в соответствии со ст. 1149 ГК РФ право на обязательную долю в наследстве, соответственно, права на получение наследства она не имеет (л.д. 89).

В материалах дела также представлено завещание от дата, из которого усматривается, что Ф.. завещала все принадлежащее ей имущество, в том числе квартиру по адресу адрес, ответчику М.А. (л.д. 45).

В настоящее время Л.Г. заявлены требования о признании данного завещания недействительным по тем основаниям, что в момент его составления Ф. в силу болезни была не способна понимать значение своих действий и руководить ими.

Поскольку при рассмотрении дела судом первой инстанции судебная экспертиза не проводилась, для правильного и объективного рассмотрения спора по существу необходимы специальные познания, судебной коллегией на основании ст. 79 ГПК РФ было вынесено определение от дата о назначении посмертной судебно — психиатрической экспертизы, проведение которой было поручено Республиканской клинической психиатрической больнице N… Министерства здравоохранения Республики Башкортостан.

На разрешение экспертов были поставлены следующие вопросы:

1. Страдала ли Ф. дата года рождения, умершая дата, какими-либо заболеваниями на момент составления завещания N… от дата в пользу М.А.

2. Могла ли Ф. дата года рождения, умершая дата, в силу имеющихся у нее заболеваний понимать значение своих действий и руководить ими в момент составления завещания N… от дата в пользу М.А. (л.д. 193-195).

Согласно Заключению комиссии судебно — психиатрических экспертов N… от дата, Ф.. при жизни обнаруживала признаки органического заболевания головного мозга сосудистого генеза со снижением психических функций.

Однако в момент составления завещания от дата в пользу М.А. указанные изменения психической деятельности у Ф. были выражены не столь значительно, не сопровождались грубыми нарушениями памяти, интеллекта, критических и прогностических способностей, она была способна к самостоятельному принятию решений, произвольному поведению, реализации своих решений и понимала юридические особенности сделки и прогнозировала ее последствия.

Поэтому в момент составления завещания дата Ф.. могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Оснований сомневаться в достоверности указанного Заключения у судебной коллегии не имеется, поскольку оно содержит развернутые, логичные, исключающие двоякое толкование ответы на поставленные судом вопросы, исследования произведены экспертами в соответствии с нормативными и методическими документами, указанными в Заключении. Эксперты предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ.

Более того, выводы экспертов согласуются с заслушанными судом первой инстанции показаниями свидетелей Г., В., М.. из которых следует, что Ф. являлась тактичной, умной и самостоятельной личностью, интересовалась происходящим вокруг, много читала, самостоятельно принимала решения, четко и грамотно ориентировалась во времени и пространстве, признаков неадекватности не обнаруживала (л.д. 144, 156-157).

Данные свидетели предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ, оснований сомневаться в правдивости данных ими показаний у судебной коллегии не имеется (л.д. 141а, 155).

При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводами суда первой инстанции о недоказанности того, что на момент составления завещания наследодатель не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Таким образом, требования Л.Г. о признании данного завещания недействительным по изложенным в ст. 177 ГК РФ основаниям удовлетворению не подлежат, о чем судом первой инстанции сделан обоснованный вывод.

На основании изложенного, не имеется оснований для удовлетворения требований о признании незаконным действия нотариуса К. по отказу в выдаче Л.Г. свидетельства о праве на открывшееся после смерти Ф. наследство, признании за истицей права собственности на вышеуказанную квартиру, поскольку в силу ст. 1111 ГК РФ наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием.

Таким образом, с постановленным по делу решением судебная коллегия считает необходимым согласиться, поскольку оно основано на правильном применении действующего законодательства, объективной оценке фактических обстоятельств дела.

Согласно ст. 327.1 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Доводы апелляционной жалобы о том, что в удовлетворении ходатайства о назначении судебно — психиатрической посмертной экспертизы стороне истца было необоснованно отказано, не могут являться основаниями для отмены или изменения правильного по существу решения, поскольку данная экспертиза была проведена при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, ее результаты оценены в совокупности и системной взаимосвязи с иными доказательствами по делу.

Каких-либо доказательств того, что на момент составления завещания Ф. находилась в таком состоянии, когда была не способна понимать значение своих действий и руководить ими в силу болезни, стороной истца в соответствии со ст. 56 ГПК РФ не представлено.

Таким образом, жалоба не содержит ссылку на обстоятельства, ставящие под сомнение выводы суда, свидетельствующие о незаконности обжалуемого решения.

Решение судом постановлено с соблюдением норм материального и процессуального права, значимые для дела обстоятельства судом установлены правильно, доказательства надлежаще оценены судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, в связи с чем судебная коллегия не находит оснований к его отмене, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ.

Руководствуясь статьями 328 — 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Советского районного суда г. Уфы РБ от дата оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя Л.Г. — С. — без удовлетворения.

Председательствующий
Р.Р.АБУБАКИРОВА

Судьи
А.Р.ХАКИМОВ
Т.Е.ФРОЛОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *