В удовлетворении иска о признании незаконными действий уполномоченного органа отказано правомерно, так как исковые требования предъявлены к ненадлежащему ответчику, а факт нарушения уполномоченным органом прав заявителя не установлен.

Апелляционное определение Верховного суда Республики Алтай от 27.08.2014 по делу N 33-689

Председательствующий: Завгородний А.В.

Апелляционная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Алтай в составе:

председательствующего Солоповой И.В.

судей Красиковой О.Е., Имансакиповой А.О.

при секретаре А.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционной жалобе Г. на решение Горно-Алтайского городского суда Республики Алтай от 27 июня 2014 года, которым постановлено

исковое заявление Г. о признании незаконными действий Федерального государственного унитарного предприятия «Российский государственный центр инвентаризации и учета объектов недвижимости — Федеральное бюро технической инвентаризации» в лице филиала по Республике Алтай, выразившиеся в изготовлении недостоверных схематических планов земельного участка, внесении недостоверной информации по площади земельного участка, взыскании материального вреда в размере <данные изъяты> рублей и компенсации морального вреда в размере <данные изъяты> рублей, оставить без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Солоповой И.В., апелляционная коллегия

установила:

Г. обратился в суд с иском к ФГУП «Российский государственный центр инвентаризации и учета объектов недвижимости — Федеральное бюро технической инвентаризации» в лице филиала по Республике Алтай о признании незаконными действий, взыскании материального вреда и компенсации морального вреда. В обоснование иска указал, что по договору купли-продажи от <дата> ФИО1 приобрел в собственность ? долю домовладения, состоявшую из жилого деревянного дома, расположенного по адресу: <адрес>, с земельным участком, площадью <данные изъяты> кв. м, шириной внизу — 10 м, вверху — 11 м, длиной — 35 м. Общий земельный участок имел следующие размеры: площадь <данные изъяты> кв. м, ширина внизу — 20 м, вверху — 21 м, длиной 35 м. Дом Г. был смещен вплотную к пер. <адрес>. Расстояние от стены дома истца до внутренней межевой границы пользования общим земельным участком составляло 3,05 м. К стене дома истца пристроен другой деревянный дом — ? доля домовладения, который в различное время принадлежал ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО7. В 1983 году инженер БТИ ФИО18, а впоследствии инженеры ФИО8, ФИО9, ФИО10, ФИО11 составляли неверные планы земельного участка, в результате чего часть земельного участка Г. была захвачена в пользу ФИО7 вверху на 4,20 м, внизу на 0,80 м, а также проведена граница между земельными участками по стене дома Г. В связи с указанными нарушениями истец был вынужден обращаться в негосударственное судебно-экспертное учреждение «Сибирский центр экспертизы» для проведения землеустроительной экспертизы и понес расходы в размере <данные изъяты> рублей, на оплату услуг представителя в размере <данные изъяты> рублей. По причине оказания истцу некачественной услуги ответчиком, ему были причинены моральные страдания. На основании изложенного истец просил признать незаконными действия ФГУП «Российский государственный центр инвентаризации и учета объектов недвижимости — Федеральное бюро технической инвентаризации» в лице филиала по Республике Алтай, выразившиеся в изготовлении недостоверных схематических планов земельного участка, внесении недостоверной информации по площади земельного участка, а также взыскать с ответчика материальный вред в размере <данные изъяты> рублей и компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> рублей.

Суд вынес вышеизложенное решение, с которым не согласился Г., в апелляционной жалобе и в дополнении к ней просит отменить его, в обоснование жалобы указано, что городской суд, так же как и инженеры БТИ, одобрил захват. Суд неправомерно проигнорировал договор купли-продажи от <дата> и договор дарения от <дата> года, 2 пояснительных плана от 1951 года и от 1993 года. Выводы суда о том, что Г. оспаривается незаконность действий сотрудников МУП «БТИ» не соответствуют обстоятельствам дела, поскольку планы земельных участков 1983, 1988, 1989, 1991, 1993 годов незаконно переделывались ФГУП «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ».

В дополнении к апелляционной жалобе указано, что предварительное судебное заседание, назначенное на 6 июля 2014 года, проведено 4 июля в отсутствие истца Г. и его представителя К. В 2012 году Администрация города отказалась выдать топографическую съемку участка <адрес>, вследствие чего эксперт не смог определить внутреннюю границу земельных участков. Г. указывает, что Аппарат уполномоченного по правам человека, прокуратура Республики Алтай, Верховный Суд Российской Федерации не стали проводить проверку по указанным им фактам.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав Г., поддержавшего доводы жалобы, проверив законность и обоснованность решения в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, апелляционная коллегия полагает, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения.

Судом установлено и из материалов дела усматривается, что Г. оспаривает действия сотрудников БТИ по составлению планов земельного участка в 1951, 1983, 1988, 1989,1991 годах.

Принимая решение об оставлении без удовлетворения заявленных Г. требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что исковые требования предъявлены к ненадлежащему ответчику, а факт нарушения ФГУП «Российский государственный центр инвентаризации и учета объектов недвижимости — Федеральное бюро технической инвентаризации» в лице филиала по Республике Алтай прав заявителя не установлен.

Апелляционная коллегия находит указанный вывод суда правильным, основанным на нормах материального и процессуального законодательства.

Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц Муниципальное унитарное предприятие Бюро технической инвентаризации (МУП БТИ) прекратила деятельность в связи с исключением из ЕГРЮЛ на основании п. 2 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 года N 129-ФЗ.

Статья 49 Гражданского кодекса РФ определяет правоспособность юридического лица, которая заключается в способности юридического лица иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности.

Правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из единого государственного реестра юридических лиц.

В соответствии с п. 1 ст. 61 ГК РФ ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, в связи с чем исполнение исполнительного документа становится невозможным.

В силу ст. 419 Гражданского кодекса РФ обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.).

Согласно п. 8 ст. 63 ГК РФ ликвидация считается завершенной с момента внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц.

Отсутствие правопреемства означает невозможность предъявления и удовлетворения после ликвидации юридического лица каких-либо требований, вытекающих из его обязательств.

Согласно приказу N 116/04 от 08.07.2003 года ФГУП «Ростехинвентаризация», в целях реализации Постановления Правительства Российской Федерации от 04.12.2000 года N 921 «О государственном техническом учете и технической инвентаризации в Российской Федерации объектов градостроительной деятельности», обеспечения реализации федеральной политики в сфере государственного технического учета и технической инвентаризации объектов градостроительной деятельности, а также в соответствии со ст. 55 Гражданского кодекса РФ, ст. 5 Федерального закона от 14.11.2002 года N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» создан филиал ФГУП «Ростехинвентаризация» по Республике Алтай для осуществления государственного технического учета и технической инвентаризации объектов градостроительной деятельности.

Между тем, как правильно установлено судом первой инстанции, ФГУП «Ростехинвентаризация» по Республике Алтай не является правопреемником, при таких обстоятельствах судом заявление Г. правомерно оставлено без удовлетворения.

Как указывается в апелляционной жалобе и в дополнении к ней, предварительное судебное заседание, назначенное на 6 июля 2014 года, проведено 4 июля в отсутствие истца Г. и его представителя К. Указанное утверждение апелляционная коллегия считает несостоятельным, поскольку из протокола предварительного судебного заседания от 8 мая 2014 года усматривается, что в предварительном судебном заседании участвовали как Г., так и его представитель К., суд в указанном судебном заседании назначил предварительное судебное заседание за пределами сроков рассмотрения дела на 14 часов 5 минут 4 июня 2014 года (л.д. 104), согласно имеющемуся в материалах дела извещению, участники процесса, в том числе К. и Г. извещены о дате судебного заседания на 4 июня 2014 года, что подтверждается их подписями (л.д. 105).

Иные доводы жалобы не содержат правовых оснований к отмене решения суда, по существу повторяют позицию истца в суде первой инстанции, свидетельствуют о несогласии истца с оценкой обстоятельств дела, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции.

При таких обстоятельствах, оснований для отмены решения суда первой инстанции, предусмотренных частью 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебной коллегией также не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, апелляционная коллегия

определила:

Решение Горно-Алтайского городского суда Республики Алтай от 27 июня 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Г. — без удовлетворения.

Председательствующий
И.В.СОЛОПОВА

Судьи
О.Е.КРАСИКОВА
А.О.ИМАНСАКИПОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *