Иск удовлетворен в части признания недействительным акта согласования местоположения границы земельного участка, межевого плана, уточнения местоположения границы и площади участка, поскольку межевой план в отношении участка ответчиков не соответствует закону, так как при уточнении границ его местоположение не было определено исходя из границы, существующей длительное время, согласование границ не производилось.

Апелляционное определение Верховного суда Республики Алтай от 27.08.2014 по делу N 33-710

Председательствующий: Куюкова А.А.

Апелляционная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Алтай в составе:

председательствующего — Солоповой И.В.,

судей — Красиковой О.Е., Имансакиповой А.О.,

при секретаре — А.,

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционной жалобе М.В. на решение Турочакского районного суда Республики Алтай от 17 июня 2014 года, которым постановлено

в удовлетворении исковых требований М.В. к К.А., К.К., филиалу ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Республике Алтай о признании действительными акта установления и согласования местоположения границы земельного участка, плана земельного участка, взыскание расходов на представителя отказать в полном объеме.

Заслушав доклад судьи Солоповой И.В., апелляционная коллегия

установила:

М.В. обратился в суд с иском к Управлению Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Республике Алтай, Землеустроительной экспертизе ФГУП Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ по Республике Алтай о признании недействительными акта установления и согласования границ земельного участка и плана границ земельного участка, указав, что в результате проведения межевания земельного участка, находящегося по адресу: <адрес>, принадлежащего К.А., К.К., произошло наложение границ земельного участка на границы земельного участка, расположенного в <адрес>, принадлежащего истцу. Своим земельным участком он владеет с 1959 года, который является ранее учтенным. Северная граница земельного участка имеет выпуклую форму, что подтверждается ортофотопланом за 2002 год и планом земельного участка МУП «Землемер» по состоянию на 01.02.2014 года. Однако в межевом плане К.А., К.К. указана прямолинейная форма северной стороны их земельного участка (в точке Н13 до точки Н1). В июне 2013 года им получено заказное письмо — уведомление, что он должен снести незаконно установленный забор на их земельном участке, согласно межевому делу. К.А., К.К. незаконно отмежевали часть его земельного участка в точках Н13 до точки Н1. Акт согласования границ смежных земельных участков согласован со всеми собственниками в индивидуальном порядке, кроме него. Уведомления не было о согласовании границ земельного участка, указано, что извещение публиковалось в газете «Истоки» N (408) от <дата> года. Данную газету он не выписывает. Проживает он по этому же адресу, в день согласования находился дома. Местоположение границ в точках Н13 до точки Н1 было проведено не по фактическим границам. Просил признать незаконным акт установления и согласования границ земельного участка с кадастровым номером N в точках Н13 до точки Н1 и план границ земельного участка с кадастровым номером N в точках Н13 до точки Н1, акт установления и согласования местоположения границ земельного участка с кадастровым номером N, межевой план границ земельного участка.

По ходатайству представителя истца В. о замене ненадлежащих ответчиков надлежащим ответчиком, определением суда 02.04.2014 года произведена замена ненадлежащих ответчиков по настоящему делу Землеустроительной экспертизы ФГУП «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ» по Республике Алтай, Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Алтай — надлежащим — филиалом ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Республике Алтай.

24 апреля 2014 года по ходатайству представителя истца в качестве соответчиков привлечены собственники смежного земельного участка К.К., К.А.

Суд вынес вышеизложенное решение, с которым не согласился М.В., в апелляционной жалобе просит отменить его. В обоснование жалобы указывает, что своим земельным участком пользуется и распоряжается с 1959 года. Акт согласования границ земельного участка по точкам Н13 до точки Н1 не согласован с апеллянтом и с соседями ФИО8 в точках Н 1- Н2, ФИО9 — Н2 — Н3. Суд неправомерно посчитал недостоверными доказательства М.В. о длительном использовании земельного участка в тех границах, в каких он огорожен с 1959 года, но посчитал достоверными показания свидетеля ФИО10, который никогда не проживал по соседству, смежным землепользователем не являлся, поэтому не мог знать, где точно проходит ограждение земельного участка со стороны К.А. и К.К. Суд посчитал достоверными показания семьи Коротких о самовольном ограждении части их земельного участка, в то время как они стали собственниками земельного участка и жилого дома в 2011 году на основании договора купли-продажи. М.В. не согласен с выводом суда о противоречивости его показаний. Наличие фиктивного межевого плана с актом согласования нарушает права М.В., так как в нем указаны неверные сведения о прохождении границы по забору, поскольку акт согласования с апеллянтом не согласован, акт межевания в целом должен быть признан незаконным. Жилой дом М.В. расположен на ранее учтенном земельном участке, и апеллянт не обязан доказывать, что он пользовался им более 15 лет, указанный вывод суда противоречит п. 7 ст. 36 Земельного кодекса РФ. Не соответствует обстоятельствам дела вывод суда об отсутствии письменных доказательств, подтверждающих факт владения земельным участком в фактических границах, поскольку был представлен технический паспорт на жилой дом от <дата> года, согласно которому площадь участка составляет <данные изъяты> кв. м, из ортофотосъемки за 2002 год следует, что границы земельного участка огорожены так, как на данный момент располагаются хозяйственные постройки. Межевой план должен был устанавливать и описывать границы по фактическому землепользованию семьи Коротких, чего сделано не было.

В возражении на апелляционную жалобу К.К. просит оставить решение суда без изменения.

Заслушав объяснения М.В., его представителя В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя ответчиков Х., возражавшего против удовлетворения апелляционной жалобы, исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Как усматривается из материалов дела, М.В. является собственником земельного участка, категория земель земли населенных пунктов — разрешенное использование для ведения личного подсобного хозяйства, площадью <данные изъяты> кв. м, с кадастровым номером N, находящегося по адресу: <адрес>, граница земельного участка не установлена в соответствии с требованиями земельного законодательства.

Смежными землепользователями по отношению к земельному участку истца являются ответчики К.А., К.К., которым на основании договора купли-продажи жилого дома и земельного участка от <дата> принадлежит земельный участок, находящийся по адресу: <адрес>, площадью <данные изъяты> кв. м, с разрешенным использованием для ведения личного подсобного хозяйства, с кадастровым номером N. Границы земельного участка ответчиков К.А., К.К. установлены.

Кадастровым инженером по заявлению ответчиков К.А., К.К. был подготовлен межевой план и выполнены кадастровые работы земельного участка, находящегося в <адрес>, от точки н13 до точки н1, смежным правообладателем является М.В.

Из акта согласования границ земельного участка межевого дела следует, что границы земельного участка от точки Н13 до точки Н1 согласованы с их правообладателями в индивидуальном порядке, имеется ссылка на публикацию в газете.

Между тем, отказывая в удовлетворении требований истца, суд первой инстанции указал на то, что само по себе нарушение порядка согласования границ земельного участка со смежными землепользователями при составлении межевого плана не может являться основанием к отмене результатов межевания, а также сослался на не предоставление истцом доказательств, что ответчиками неправомерно используется часть его земельного участка.

С данными выводами суда первой инстанции судебная коллегия не может согласиться по следующим основаниям.

В силу ст. 60 Земельного кодекса РФ нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случаях самовольного занятия земельного участка.

В соответствии с абз. 2 п. 7 ст. 36 Земельного кодекса РФ местоположение границ земельного участка и его площадь определяются с учетом фактического землепользования в соответствии с требованиями земельного законодательства. Местоположение границ смежных земельных участков определяется с учетом красных линий, местоположения границ смежных земельных участков (при их наличии), естественных границ земельного участка.

Согласно п. п. 1 и 2 ст. 209 Гражданского кодекса РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Статья 11 Гражданского кодекса РФ предусматривает, что в судебном порядке осуществляется защита нарушенных или оспоренных гражданских прав.

Одним из способов защиты права является восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения (ст. 12 Гражданского кодекса РФ).

В силу ст. 304 Гражданского кодекса РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Данная правовая позиция изложена в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

При уточнении границ земельного участка, согласно ч. 9 ст. 38 Федерального закона от 24.07.2007 года N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости», их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в документе, подтверждающем право на земельный участок, или при отсутствии такого документа из сведений, содержащихся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае, если указанные в настоящей части документы отсутствуют, границами земельного участка являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

В судебном заседании истец пояснял, что забор между земельными участками стоит с 1959 года, в 1999 году забор менял на новый, ответчики в судебном заседании также поясняли, что истец заменил забор в 1999 году, он стал дугообразный. Из имеющегося в материалах дела ортофотоплана, изготовленного в 2004 году Восточно-Сибирским филиалом ФГУП «Госземкадатрсъемка» (аэрофотосъемка производилась в 2002 году), также усматривается, что граница смежных земельных участков имеет дугообразную форму. При межевании ответчики исходили из прямолинейности границы с истцом. Принимая во внимание пояснения сторон, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о существовании фактически существующей границы по забору дугообразной формы между земельными участками истца и ответчиков более 15 лет.

Вместе с тем, судом первой инстанции не дана надлежащая оценка представленных в материалы дела документам, пояснениям ответчиков об определении координат характерных точек не по фактически сложившейся границе между земельными участками. Кроме того, апелляционной коллегией принимается во внимание, что межевой план, изготовленный кадастровым инженером в отношении земельного участка, принадлежащего ответчикам, не соответствует требованиям ст. ст. 38, 39 Федерального закона от 24.07.2007 года N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» (Закон о кадастре), поскольку при уточнении границ земельного участка их местоположение не было определено исходя из границы, существующей на местности пятнадцать и более лет, согласование местоположения границ указанного земельного участка с истцом, обладающим смежным земельным участком на праве собственности, не производилось.

Применение положения п. 8 ст. 39 Закона о кадастре в данном случае было невозможно, поскольку у ответчиков имелись сведения о смежном земельном участке, закрепленном за М.В., ответчики знали о месте жительства М.С., что не лишало кадастрового инженера возможности направления почтового извещения по адресу постоянного места жительства истца, учитывая, что при проведении кадастровых работ кадастровый инженер должен был видеть наличие жилого дома на смежном земельном участке. Таким образом, апелляционная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда подлежит отмене с вынесением нового решения об удовлетворении требований истца к ответчикам К.А., К.К. В удовлетворении требований истца к филиалу ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Республике Алтай необходимо отказать, поскольку по требованиям о признании недействительным акта согласования границ, межевого плана, филиал является ненадлежащим ответчиком.

На основании ст. ст. 88, 94, 98, 100 Гражданского процессуального кодекса РФ с К.А., К.К. в пользу М.В. подлежат взысканию с учетом разумности в равных долях расходы на оплату услуг представителя в размере <данные изъяты> руб., которые подтверждаются договорами о передачи денежных средств от <дата> года, от <дата>

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 328 — 330 ГПК РФ, апелляционная коллегия

определила:

Решение Турочакского районного суда Республики Алтай от 17 июня 2014 года отменить.

Принять новое решение, которым удовлетворить исковые требования М.В. к К.А., К.К., в части.

Признать недействительным акт согласования местоположения границы земельного участка, кадастровый номер N, расположенного по адресу: <адрес>.

Признать недействительным межевой план, регистрационный N от <дата> года, уточнения местоположения границы и площади земельного участка с кадастровым номером N, расположенного по адресу: <адрес> по точкам Н13 до точки Н1.

Взыскать с К.А. и К.К. в пользу М.В. денежные средства за оплату услуг представителя в размере <данные изъяты> рублей, по <данные изъяты> рублей с каждого, в остальной части требований отказать.

В удовлетворении исковых требований М.В. о признании недействительным акта согласования местоположения границы земельного участка, признании недействительным межевого плана, регистрационный N от <дата> года, к филиалу ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Республике Алтай отказать в полном объеме.

Председательствующий
И.В.СОЛОПОВА

Судьи
О.Е.КРАСИКОВА
А.О.ИМАНСАКИПОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *