Исковые требования об установлении факта принадлежности имущества в виде жилого дома и земельного участка, признании права собственности на них удовлетворены правомерно, поскольку спорное имущество включено в состав наследства, в связи с чем за истцами, являющимися наследниками умершего, признается право собственности на данное имущество в равных долях.

Апелляционное определение Верховного суда Республики Алтай от 27.03.2013 по делу N 33-187

Председательствующий — Красикова О.Е.

Апелляционная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Алтай в составе:

председательствующего — Солоповой И.В.,

судей — Сарбашева В.Б., Черткова С.Н.,

при секретаре — К.,

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционной жалобе представителя А.С. Ч. на решение Чемальского районного суда Республики Алтай от 28 ноября 2012 года, которым

исковые требования А.С. к Сельской администрации Элекмонарского сельского поселения, А.Н., Т. об установлении факта того, что имущество в виде жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: <адрес>, указанное в завещании, составленном ФИО4, удостоверенном ДД.ММ.ГГГГ нотариусом Чемальского нотариального округа ФИО12, зарегистрированное в реестре за N, принадлежит ФИО4; о признании права собственности на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: <адрес> удовлетворены частично.

Встречные исковые требования Т. к А.С. о признании факта владения и пользования ФИО4 на праве собственности жилым домом, расположенным по адресу: <адрес>; включении в наследственную массу недвижимое имущество, состоящее из жилого дома и земельного участка с кадастровым номером N, расположенных по адресу: <адрес>; определении равных долей из наследуемого имущества: 1/3 доли — Т., 1/3 доли А.Н., 1/3 доли — А.С.; признании за Т., А.Н., А.С. права общей долевой собственности по 1/3 доли в праве каждого на жилой дом и земельный участок с кадастровым номером N, расположенные по адресу: <адрес>, удовлетворены частично.

Встречные исковые требования А.Н. к А.С., Сельской администрации Элекмонарского сельского поселения об определении доли наследственного имущества — жилого дома и земельного участка с кадастровым номером N, расположенных по адресу: <адрес>; признании права собственности на 1/2 долю на жилой дом и земельный участок с кадастровым номером N, расположенные по адресу: <адрес>, удовлетворены частично.

Установлен факт владения и пользования ФИО4 на праве собственности жилым домом общей площадью 28,4 кв. м, расположенным по адресу: <адрес>.

Жилой дом, общей площадью 28,4 кв. м, расположенный по адресу: <адрес>, включен в состав наследственного имущества, оставшегося после смерти ФИО4.

Определены доли наследников А.Н., А.С., Т. по 1/3 доле за каждым, в наследственном имуществе после смерти ФИО4, состоящим из жилого дома, общей площадью 28,4 кв. м и земельного участка, площадью 865 кв. м, с кадастровым номером N, расположенных по адресу: <адрес>.

Признано право общей долевой собственности в размере 1/3 доли за каждым на жилой дом, общей площадью 28,4 кв. м и земельный участок, площадью 865 кв. м, с кадастровым номером N, расположенные по адресу: <адрес> за: А.Н., <данные изъяты>; А.С., <данные изъяты>; Т., <данные изъяты>.

Отказано в удовлетворении исковых требований А.С. к Сельской администрации Элекмонарского сельского поселения, А.Н., Т. об установлении факта того, что имущество в виде жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: <адрес>, указанное в завещании, составленном ФИО4, удостоверенном ДД.ММ.ГГГГ нотариусом Чемальского нотариального округа ФИО12, зарегистрированное в реестре за N, принадлежит ФИО4; о признании права собственности на 2/3 доли в праве на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: <адрес>.

Отказано в удовлетворении исковых требований Т. к А.С. о включении в наследственную массу недвижимое имущество, состоящее из земельного участка с кадастровым номером N, расположенного по адресу: <адрес>.

Отказано в удовлетворении исковых требований А.Н. к А.С., Сельской администрации Элекмонарского сельского поселения о признании права собственности на 1/6 долю в праве на жилой дом и земельный участок с кадастровым номером N, расположенные по адресу: <адрес>.

Указано, что решение суда является основанием для регистрации права общей долевой собственности А.Н., А.С., Т. на вышеуказанное недвижимое имущество в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Алтай.

Заслушав доклад судьи Черткова С.Н., апелляционная коллегия

установила:

А.С. обратился в Чемальский районный суд с исковым заявлением к Сельской администрации Элекмонарского сельского поселения, А.Н., Т. об установлении факта того, что имущество в виде жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: <адрес>, указанное в завещании, составленном ФИО4, удостоверенном ДД.ММ.ГГГГ нотариусом Чемальского нотариального округа ФИО12, зарегистрированное в реестре за N, принадлежит ФИО4; о признании права собственности на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: <адрес>. Требования А.С. мотивированы тем, что ФИО5 приходится ему матерью. ДД.ММ.ГГГГ ФИО5 умерла, после ее смерти осталось имущество в виде жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу; <адрес> (до изменения адреса <адрес>). Согласно завещанию от ДД.ММ.ГГГГ А.С. и ФИО6 являются наследниками в равных долях земельного участка с расположенным на нем деревянным домом, рубленными летней кухней и баней с надворными постройками, по адресу: <адрес>. ФИО6 умер ДД.ММ.ГГГГ. С 2001 года и до самой смерти матери А.С. проживал с ней по адресу: <адрес>. На протяжении 10 лет он фактически проживает в доме, содержит дом, поддерживает его техническое и санитарное состояние, проводит все необходимые работы по ремонту дома. А.С. было подано заявление нотариусу о принятии наследства по месту его открытия. Нотариус в выдаче свидетельства отказал по тем основаниям, что по представленному завещанию невозможно определить круг наследников, так как ФИО6 умер ранее наследодателя ДД.ММ.ГГГГ, а наследник ему не был подназначен, также невозможно идентифицировать объект наследования, так как в представленном завещании отсутствует адрес наследуемого объекта. В связи с ревизией названий улиц и нумерации домов, произошли изменения с адреса: <адрес> на адрес: <адрес>. Земельный участок, общей площадью 856 кв. м, расположенный по адресу: <адрес> принадлежит ФИО4 на праве собственности. Жилой дом, расположенный по адресу: <адрес> Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по РА не зарегистрирован. По данным Майминского производственного участка филиала ФГУП «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ» по <адрес> жилой дом, расположенный по адресу: <адрес> числится за ФИО4. Иной возможности установить факт принадлежности документа и получить свидетельство о праве на наследство по закону на жилой дом и земельный участок кроме как в судебном порядке, у А.С. не имеется. В обоснование заявленных требований А.С. ссылается на положения ст. ст. 218, 1142, 1152, 1153 ГК РФ, ст. 264 ч. 2 п. 9 ГПК РФ.

Т. обратилась со встречным исковым заявлением к А.С. о признании факта владения и пользования ФИО4 на праве собственности жилым домом, расположенным по адресу: <адрес>; включении в наследственную массу недвижимое имущество, состоящее из жилого дома и земельного участка с кадастровым номером N, расположенных по адресу: <адрес>; определении равных долей из наследуемого имущества: 1/3 доли — Т., 1/3 доли А.Н., 1/3 доли — А.С.; признании за Т., А.Н., А.С. права общей долевой собственности по 1/3 доли в праве каждого на жилой дом и земельный участок с кадастровым номером N, расположенные по адресу: <адрес>. Требования Т. мотивированы тем, что кроме А.С. наследниками первой очереди имущества оставшегося после смерти ФИО4 являются ее сын А.Н. она сама, как внучка наследодателя, являющейся наследницей по закону по праву представления после смерти ДД.ММ.ГГГГ сына наследодателя ФИО6 Т., считает, что завещание составленное наследодателем в 1998 году в пользу двух наследников, на которое в качестве обоснования своих требований ссылается ответчик А.С. на сегодняшний день не исполнимо, так как отсутствует адрес местонахождения завещанного имущества, один из наследников указанных в завещании умер, а наследник ему не был подназначен, право собственности на недвижимое имущество, указанное данном завещании на имя наследодателя не оформлено. ДД.ММ.ГГГГ Т. было подано заявление нотариусу нотариального округа «Чемальский район» о принятии ею наследства после смерти ФИО4 по любому основанию. Имущество, оставшееся после смерти ФИО4, последовавшей ДД.ММ.ГГГГ, состоит из жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: <адрес>. Право собственности на земельный участок, площадью 856 кв. м, с кадастровым номером N, расположенный по адресу: <адрес>, было зарегистрировано на имя наследодателя надлежащим образом при жизни наследодателя. В связи с тем, что наследодателем при жизни не было зарегистрировано право собственности на заявленный в иске жилой дом, необходимо установить факт владения и пользования наследодателем, данным имуществом. Наличие жилого дома, факт владения и пользования данным домом наследодателем подтверждается документами представленными ответчиком и содержащимися в материалах гражданского дела N. Заявленные в иске жилой дом, площадью 28,4 кв. м и земельный участок, площадью 856 кв. м с кадастровым номером N, расположенные по адресу: <адрес>, необходимо включить в состав наследственного имущества оставшегося после смерти ФИО4. Согласно материалам наследственного дела N от ДД.ММ.ГГГГ наследство после смерти ФИО4 было принято тремя наследниками А.Н. и А.С. — сыновьями наследодателя и Т., внучкой наследодателя — наследницей по праву представления. На сегодняшний день, в связи с наличием заявленных требований А.С. о признании за ним одним права собственности на имущество, оставшееся после смерти ФИО4, истица лишена возможности реализовать свое право по оформлению наследственного имущества путем получения Свидетельства о праве на наследство по закону по праву представления на причитающуюся ей долю в наследстве и регистрации в установленном законом порядке прав собственности на свое имя на причитающуюся ей долю. Установление факта владения и пользования наследодателем недвижимым имуществом, включения данного имущества в состав наследства необходимо истице для признания за ней, как за наследницей по праву представления, права собственности на долю в имуществе, оставшемся после смерти наследодателя. В обоснование заявленных требований Т. ссылается на положения ст. ст. 12, 1142, 1146, 1152, 1153 ГК РФ, ст. ст. 264 ч. 2 п. 6, 265 — 268 ГПК РФ.

А.Н. обратился со встречным исковым заявлением к А.С., Сельской администрации Элекмонарского сельского поселения об определении доли наследственного имущества — жилого дома и земельного участка с кадастровым номером N, расположенных по адресу: <адрес>; признании права собственности на 1/2 долю на жилой дом и земельный участок с кадастровым номером N, расположенные по адресу: <адрес>. Требования А.Н. мотивирует тем, что ФИО5 приходится ему матерью. ДД.ММ.ГГГГ ФИО5 умерла, после ее смерти осталось имущество в виде жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу; <адрес> (до изменения адреса Алтайская, <адрес>). После смерти матери А.Н. фактически принял наследство в виде дома и земельного участка, прописан в указанном доме с ДД.ММ.ГГГГ и проживает по сей день. В установленный законом срок А.Н. обратился с заявлением к нотариусу о вступлении в наследство для получения свидетельства о праве на наследование по закону. А.Н. считает, что иной возможности получить свидетельство о праве на наследство по закону кроме как в судебном порядке у него нет. В обоснование заявленных требований А.Н. ссылается на положения ст. ст. 9, 12, 218, 1142, 1146, 153 ГК РФ, ст. ст. 264 ч. 2 п. 9 ГПК РФ.

Суд вынес вышеизложенное решение, с которым не согласился представитель А.С. — Ч., в апелляционной жалобе просит решение суда отменить и принять по делу новое решение. В обоснование жалобы указала, что судом неправильно определены и не доказаны юридически значимые обстоятельства, нарушены и неправильно применены нормы материального и процессуального права. Судом при рассмотрении спора не применены нормы Гражданского законодательства ст. 8, 131, 218 ГК РФ, статьи 2, 4, 17 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», определяющие основания и момент возникновения права собственности на имущество. Согласно распоряжения Элекмонарской сельской администрации от ДД.ММ.ГГГГ N жилой дом по <адрес> принадлежал ФИО8. Доказательств тому, что ФИО5 приняла наследство после смерти ФИО8 в материалах дела не имеется, поэтому указанный жилой дом не мог перейти в порядке наследования к наследникам ФИО4, так как ей не принадлежал. В ходе рассмотрения дела Т. не представлены доказательства соблюдения требований ст. 264. 265 и ст. 55, 56 ГПК РФ, поэтому факт владения и пользования имуществом наследодателем ФИО4 не подлежал установлению в суде. Т. не указано в заявлении и не представлено доказательств, подтверждающих невозможность во внесудебном порядке получить или восстановить утраченные документы. Данные обстоятельства судом первой инстанции не исследовались. Кроме того требование об установлении юридического факта не подлежало рассмотрению в связи с наличием спора о праве. Юридический факт владения и пользования имуществом не может быть признан за умершим, так как его правоспособность утрачивается в связи со смертью. Судом при разрешении спора неправильно истолкован принцип единства судьбы земельного участка. Данный принцип применяется к тем отношениям, когда дом и участок принадлежат одному лицу в силу ст. 35 ЗК РФ.

Проверив материалы дела, заслушав А.С., его представителя ФИО13, поддержавших апелляционную жалобу, А.Н., согласившегося с доводами апелляционной жалобы, представителя Т. ФИО14, возражавшую против удовлетворения апелляционной жалобы, обсудив доводы апелляционной жалобы, апелляционная коллегия считает решение суда подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Исходя из положений ст. 327.1 ГПК РФ при рассмотрении дела по существу суд апелляционной инстанции проверяет обжалуемое решение в пределах доводов жалобы.

Разрешая спор, суд правильно установил характер правоотношений сторон и нормы закона, которые их регулируют, исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, собранным по делу доказательствам дал оценку в их совокупности в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно ч. 2 ст. 218 ГК РФ в случае смерти гражданина право собственности на принадлежащее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

В соответствии с ч. 1 ст. 1110 ГК РФ при наследовании имущества умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизбежном виде как единое целое и в один и тот же момент.

Согласно ст. 1111 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону. Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных настоящим Кодексом.

В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности (ст. 1112 ГК РФ).

Как установлено судом первой инстанции, ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> умерла ФИО5, что следует из свидетельства о смерти N, выданного ДД.ММ.ГГГГ Отделом ЗАГС Чемальского района Комитета по делам ЗАГС Республики Алтай и после ее смерти открылось наследство.

Судом первой инстанции установлено, что наследниками первой очереди после смерти ФИО4 являются А.С., ДД.ММ.ГГГГ года рождения (сын), А.Н., ДД.ММ.ГГГГ года рождения (сын) и Т., ДД.ММ.ГГГГ года рождения (внучка по праву представления). Указанные лица в установленный законом шестимесячный срок обратились к нотариусу с заявлениями о принятии наследства.

Разрешая требования о признании права собственности на спорное имущество, суд первой инстанции исходя из доказательств, представленных сторонами, пришел к правильному выводу, что спорное имущество в виде жилого дома и земельного участка по <адрес> в <адрес> принадлежало наследодателю ФИО4, в связи с чем правомерно включил указанное имущество в состав наследства и признал право собственности наследников на указанное имущество в равных долях.

При этом суд первой инстанции пришел к выводу, что наследование спорного имущества осуществляется по закону, поскольку из имеющегося в материалах дела завещания ФИО4 не представляется возможным идентифицировать наследственное имущество, его долю, состав, отсутствие обременений, оценку на день смерти наследодателя, в связи с чем невозможно установить волю завещателя. В указанной части решение суда первой инстанции лицами, участвующими в деле, не оспаривается.

Доводы апелляционной жалобы об отсутствии у ФИО4 прав на спорный жилой дом в связи с отсутствием государственной регистрации в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним апелляционная коллегия находит несостоятельными, поскольку действующее законодательство не связывает момент возникновения прав на недвижимое имущество исключительно с моментом внесения соответствующих записей в единый государственный реестр прав на недвижимое имущество, а определяет исходя из оснований возникновения такого права. Доказательств, свидетельствующих о приобретении наследодателем ФИО4 имущества в порядке абз. 1 ч. 2 ст. 218 и ст. 223 либо ст. 219 ГК РФ апелляционная жалоба не содержит.

Более того, в тексте апелляционной жалобы указано на принадлежность спорного жилого дома супругу наследодателя ФИО4 — ФИО8, что в силу ч. 2 ст. 1152 ГК РФ предполагает основания и момент возникновения права, не связанные с его государственной регистрацией. Вопреки доводам апелляционной жалобы апеллянтом также не доказано непринятие наследства ФИО4 после смерти супруга исходя из конструкции ч. 2 ст. 1153 ГК РФ и учитывая, что факт владения и пользования ФИО4 спорным жилым домом установлен в ходе судебного разбирательства.

Доводы о неправомерном рассмотрении судом первой инстанции требования об установлении юридического факта владения и пользования ФИО4 жилым домом как своим собственным в связи с наличием спора о праве, а также по причине утраты ею правоспособности в связи со смертью не могут повлечь отмену принятого решения суда, поскольку указанный юридический факт входит в предмет доказывания при разрешении требования о признании права собственности на жилой дом, а потому установление указанного факта входит в обязанность суда. Ссылку на невозможность рассмотрения данного требования в порядке особого производства апелляционная коллегия находит необоснованной, поскольку настоящее гражданское дело рассмотрено в порядке искового производства.

Доводы о неверном толковании судом пп. 5 п. 1 ст. 1 ЗК РФ закреплен принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов апелляционная коллегия находит надуманным, поскольку указанный принцип, закрепляя исходные, руководящие нормативные положения общего характера, имеет значение для земельного законодательства в целом и не сводится к применению его лишь в ст. 35 ЗК РФ.

В частности, указанный принцип получил реализацию в ст. 25.3 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», касающейся оформления прав на объекты недвижимости в упрощенном порядке за лицами, которым на праве собственности принадлежат занятые указанными объектами недвижимости земельные участки. Согласно указанной статьи основаниями для государственной регистрации права собственности гражданина на объект индивидуального жилищного строительства, создаваемый или созданный на земельном участке, предназначенном для индивидуального жилищного строительства, либо создаваемый или созданный на земельном участке, расположенном в границе населенного пункта и предназначенном для ведения личного подсобного хозяйства (на приусадебном земельном участке), являются документы, подтверждающие факт создания такого объекта недвижимого имущества и содержащие его описание и правоустанавливающий документ на земельный участок, на котором расположен такой объект недвижимого имущества.

Право собственности ФИО4 на земельный участок, категории земель — земли населенных пунктов, для ведения личного подсобного хозяйства, площадью 865 кв. м, с кадастровым номером N с местоположением: <адрес> зарегистрировано в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним ДД.ММ.ГГГГ. Принадлежность земельного участка ФИО4 участвующими в деле лицами не оспорена.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 330 ГПК РФ основанием для отмены решения суда первой инстанции в безусловном порядке, апелляционной коллегией не выявлено, поэтому апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, апелляционная коллегия

определила:

Решение Чемальского районного суда Республики Алтай от 28 ноября 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя А.С. Ч. — без удовлетворения.

Председательствующий
И.В.СОЛОПОВА

Судьи
В.Б.САРБАШЕВ
С.Н.ЧЕРТКОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *