В иске о компенсации морального вреда, причиненного деятельностью государственных органов, создавших повышенную опасность для окружающих, отказано правомерно, так как с целью усиления социальной защиты лиц, пострадавших в результате разрешения кризиса в Чеченской Республике, Президентом РФ был издан указ, предусматривающий единовременную материальную помощь семьям погибших и лицам, получившим увечия. Однако истцы за получением предусмотренной указом денежной компенсации не обращались.

Кассационное определение Верховного суда Чеченской Республики от 29.06.2012 по делу N 11-345/12

Судья Якубов С.Б.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики в составе:

председательствующего Т.Г. Искендеровой,

судей: М.А. Вагапова, В.Г. Круглова,

при секретаре Д.

с участием помощника прокурора ЧР Мунаевой О.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО1 и ФИО2 к Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда по апелляционной жалобе представителя ФИО1 и ФИО2 — ФИО10 на решение Ачхой-Мартановского районного суда Чеченской Республики от 10 апреля 2012 года.

Заслушав доклад судьи Искендеровой Т.Г., объяснения ФИО1, ФИО2, их представителя ФИО10, поддержавших апелляционную жалобу, объяснения представителя Министерства финансов РФ — ФИО8, просившего решение суда оставить без изменения, заключение прокурора, полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

установила:

ФИО1 и ФИО2 обратились в суд с иском к Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда, причиненного деятельностью государственных органов, создавших повышенную опасность для окружающих.

Свои требования ФИО1 и ФИО2 мотивировали тем, что 29 сентября 1996 г. в вечернее время ФИО9, отец истца ФИО1, ФИО2 и ФИО13 возвращаясь на тракторе из леса, куда они ездили за дровами, при переезде брода речки в окрестностях <адрес> ЧР подорвались на взрывном устройстве. В результате взрыва ФИО9, ФИО2 и ФИО13 получили множественные ранения. От полученных ранений отец ФИО1 — ФИО9 скончался, а ФИО2 ампутировали левую ногу. Указанным преступлением им причинен моральный и физический вред, который каждый из истцов оценивал в 5 млн. руб.

Решением Ачхой-Мартановского районного суда Чеченской Республики от 10 апреля 2012 года в удовлетворении исковых требований ФИО1 и ФИО2 отказано.

В апелляционной жалобе представитель ФИО1 и ФИО2 — ФИО10 просит решение суда отменить, полагая, что вред истцам причинен деятельностью государственных органов, создавших повышенную опасность, что освобождает истцов обязанность доказывать вину причинителя вреда, и обязывает ответчика во всех случаях возмещать вред, причиненный источником повышенной опасности, если он не докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит доводы апелляционной жалобы несостоятельными.

Как установлено судом на основании материалов дела, 29 сентября 1996 года в вечернее время суток в лесном массиве в окрестностях <адрес> Чеченской Республики ФИО9, передвигаясь на тракторе совместно с ФИО13 и ФИО11, наехали на неустановленное взрывное устройство, в результате которого получили телесные повреждения различной степени тяжести. От полученных телесных повреждений ФИО9 скончался в ЦРБ Ачхой-Мартановского района, ФИО2 от полученного увечья был признан инвалидом.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что доводы истцов о том, что ответственность за причиненный истцам моральный вред должно нести государство — Российская Федерация, так как решение о ведение военных действий принималось Президентом РФ, несостоятельны.

Согласно статье 1069 ГК РФ, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. При этом, по общему правилу, лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064).

Использование Вооруженных Сил на территории Чеченской Республики было разрешено Указом Президента РФ от 30 ноября 1994 года N 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта».

Постановлением Конституционного Суда РФ от 31.07.1995 N 10-П «По делу о проверке конституционности Указов Президента Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 2137 «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики», от 9 декабря 1994 г. N 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино — ингушского конфликта», Постановления Правительства Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. N 1360 «Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа», Указа Президента Российской Федерации от 2 ноября 1993 г. N 1833 «Об Основных положениях военной доктрины Российской Федерации» было признано, что Указ Президента Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. N 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта» принят в пределах конституционных полномочий Президента Российской Федерации, предусмотренных статьями 71 (пункт «м»), 78 (часть 4), 80 (часть 2), 82 (часть 1), 87 (часть 1), 90 (часть 3) и 144 (пункт «ж» части 1) Конституции Российской Федерации, и соответствует Конституции Российской Федерации.

Оснований для применения к возникшим правоотношениям положений статьи 1100, 1079 ГК РФ судебная коллегия также не усматривает.

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

Согласно пункту 1 статьи 1079 ГК РФ обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Следовательно, в случае причинение вреда источником повышенной опасности, обязанность по возмещению причиненного вреда, в том числе и компенсации морального вреда, возлагается на владельца этого источника, т.е. на конкретное юридическое лицо, в собственности или владении которого находился этот источник.

С целью усиления социальной защиты лиц, пострадавших в результате разрешения кризиса в Чеченской Республике, Президентом РФ был издан Указ от 5 сентября 1995 года N 898, предусматривающий единовременную материальную помощь семьям погибших и лицам, получившим увечье, что по своей сути являлось компенсацией государством причиненного морального вреда потерпевшим.

Однако истцы за получением предусмотренной Указом денежной компенсации не обращались.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328 — 330 ГПК РФ судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики

определила:

решение Ачхой-Мартановского районного суда Чеченской Республики от 10 апреля 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя ФИО1 и ФИО2 — ФИО10 — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *