В иске о взыскании суммы неосновательного обогащения отказано правомерно, так как суду не представлено доказательств использования ответчиком принадлежащей истцам доли имущества, а также доказательств, подтверждающих, что ответчик каким-либо образом препятствовал наследникам в пользовании имуществом.

Апелляционное определение Ульяновского областного суда от 02.09.2014 по делу N 33-2886/2014


Судья Царапкина Е.В.


Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Шлотгауэр Л.Л.

судей Аладина П.К. и Нефедова О.Н.

при секретаре М.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе представителя К.М.В. К.М. на решение Заволжского районного суда г. Ульяновска от 29 мая 2014 года, по которому постановлено:

В удовлетворении исковых требований К.М.В., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетних К.Н.В. и К.Д.В., к Е. о взыскании суммы неосновательного обогащения в размере *** руб. *** коп. отказать.

Заслушав доклад председательствующего, объяснения представителей К.М.В. К.М. и П., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя Е. Д., полагавшей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия


установила:

К.М.В., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетних К.Н.В. и К.Д.В., обратилась в суд с иском к Е. об устранении препятствий в пользовании нежилым помещением и взыскании неосновательного обогащения.

В обоснование заявленных требований указала, что является собственницей 1/6 доли в праве общей долевой собственности на двухэтажное здание общей площадью 964,7 кв. м с принадлежностями (литеры А, А1, А2) по адресу: <...> ***. Также она является собственником 1/6 доли земельного участка под данным зданием общей площадью 1704 кв. м. Несовершеннолетние К.Д.В. и К.Н.В. являются собственниками по 1/24 доле каждый данного здания и земельного участка. Всего на трех собственников приходится 1/4 доля здания и земельного участка. Данное имущество получено ими в порядке наследования по закону после смерти К.В.Н.

Другими участниками общей долевой собственности недвижимого имущества являются Е. и А.

Спорное имущество изначально между тремя собственниками в натуре не делилось. К.В.Н. и Е. совместно пользовались одной половиной здания, так как имели общий бизнес по изготовлению мягкой мебели, А. пользовался другой половиной здания. В здании имеются два отдельных входа.

Со дня смерти К.В.Н. ***2012 и до настоящего времени ответчик в ущерб ей и ее несовершеннолетним детям продолжает один пользоваться их долями в коммерческой недвижимости (здании и земельном участке) для производства мебели, то есть неосновательно обогащается. Ее устные требования о заключении письменного договора аренды, требования о допуске наследников на территорию здания ответчик игнорирует; пользуясь тем, что она является инвалидом *** группы, а дети не достигли совершеннолетия, препятствует ей либо ее доверенному лицу входить в помещения, сменил замки.

Истица просила взыскать с Е. сумму неосновательного обогащения в размере *** руб. *** коп. и обязать его не чинить препятствий в использовании ? доли в праве общей долевой собственности на здание и земельный участок по Д*** шоссе, *** в г. Ульяновске.

К участию в деле в качестве 3-го лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен А.

В ходе рассмотрения дела истица отказалась от иска в части требований об обязании не чинить препятствий в использовании ? доли в праве общей долевой собственности на здание и земельный участок по Д*** шоссе, *** в г. Ульяновске, и производство по делу в данной части было прекращено определением суда.

В остальной части суд постановил приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель К.М.В. К.М. не соглашается с решением суда, просит его отменить и постановить по делу новое решение. При этом указывает, что в силу ст. 1102 ГК РФ для возникновения обязательства по возврату неосновательного обогащения необходимо одновременное наличие трех условий: наличие обогащение, обогащение за счет другого лица, отсутствие правого основания для такого обогащения. Установленные судом обстоятельства использования Е. после смерти К*** В.Н. принадлежащей последнему доли недвижимости и оборудования для продолжения предпринимательской деятельности по изготовлению мебели свидетельствуют о наличии неосновательного обогащения со стороны ответчика. При этом отсутствие раздела спорного имущества в натуре не может являться доказательством того, что ответчик не пользовался долями наследников в недвижимом имуществе.

Делая вывод об отсутствии доказательств отказа ответчика от заключения договора аренды наследственного имущества, суд не учел, что каких-либо предложений от ответчика на этот счет истице не поступало, а на безвозмездное пользование принадлежащим ей и детям имуществом она не была согласна, поскольку единственным источником дохода их семьи являлась коммерческая деятельность К.В.Н. с использованием данной доли недвижимости. Кроме того, суд не учел, что правила о возврате неосновательного обогащения применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. При этом правила ст. 1102 ГК РФ применяются именно при отсутствии какого-либо гражданско-правового договора, в том числе договора аренды. Поэтому отсутствие требования к Е. о заключении договора аренды или определении порядка пользования имуществом не может служить основанием для отказа в иске. Ответчик, пользовавшийся имуществом истицы и ее детей и не несший расходов на аренду недвижимого имущества, сберег денежные средства, что свидетельствует о наличии в его действиях неосновательного обогащения.

С учетом того, что лица, участвующие в деле, извещены о месте и времени рассмотрения дела надлежащим образом, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело с участием явившихся в судебное заседание представителей истицы К.М.В. К.М. и П., и представителя ответчика Е. Д.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе.

Как видно из материалов дела, на основании свидетельств о праве на наследство по закону от 17.06.2013 участниками общей долевой собственности на двухэтажное здание ППЖТ со смазочным хозяйством, общей площадью 965,07 кв. м, расположенное в г. Ульяновске, по Д*** шоссе, ***, и земельного участка по указанному адресу, площадью 1704 кв. м, являются: К.М.В. (доля в праве 1/6), К.Н.В., <...> года рождения (доля в праве 1/24), К.Д.В., <...> года рождения (доля в праве 1/24).

Оставшиеся доли данных объектов недвижимости принадлежат: А. (50/100 долей) и Е. (25/100 долей).

До дня смерти ***2012 собственником 25/100 долей указанных объектов недвижимости являлся К.В.Н., который вместе с Е. использовал данное имущество в предпринимательских целях - для изготовления мебели.

Статья 1102 ГК РФ обязывает лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Заявляя требование о взыскании с Е. неосновательного обогащения и определяя его размер по средним расценкам арендной платы коммерческой недвижимости в г. Ульяновске, К.М.В. указала, что ответчик продолжает пользоваться принадлежащей наследникам К.В.Н. долей недвижимости в предпринимательских целях без соответствующей оплаты.

Однако, поскольку в ходе рассмотрения дела суд не получил убедительных доказательств использования ответчиком принадлежащей истцам доли имущества, а также доказательств, подтверждающих, что ответчик каким-либо образом препятствовал наследникам в пользовании имуществом, суд правомерно не усмотрел оснований для удовлетворения заявленных исковых требований.

Доводы, приведенные представителем К.М.В. К.М. в апелляционной жалобе, являются несостоятельными и не могут повлечь отмену решения суда.

Обстоятельства дела исследованы судом с достаточной полнотой, всем представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка. Материальное и процессуальное законодательство применено судом правильно.

В силу ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Статьей 247 ГК РФ установлено, что владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом, а участник долевой собственности вправе требовать предоставления в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле.

В ходе рассмотрения дела суд не получил доказательств, что К.М.В., став собственником имущества, принимала какие-либо меры к осуществлению правомочий собственника, ставила вопрос перед другими участниками общей долевой собственности об определении порядка пользования имуществом, выделении ей части имущества, соответствовавшего ее доле. Суд не получил также доказательств, что другие участники общей долевой собственности каким-либо образом препятствовали К.М.В. в пользовании или распоряжении имуществом.

Иными словами, то обстоятельство, что истица не пользовалась принадлежащей ей и детям долей недвижимости и не распорядилась ею путем заключения договора аренды с другими участниками долевой собственности либо с третьими лицами, само по себе не является основанием для вывода о том, что другие участники общей долевой собственности неосновательно обогатились.

При этом тот факт, что порядок пользования объектами недвижимости между К.В.Н. и Е. не определялся и данные объекты находились в их общем пользовании, не позволяет сделать вывод, что Е. пользовался именно долей, принадлежащей К.В.Н.

Статья 421 ГК РФ предполагает свободу граждан и юридических лиц в заключении договора.

Настаивая на взыскании неосновательного обогащения в размере стоимости сбереженной Е. арендной платы, истица не представила суду доказательств, что предлагала ответчику заключить договор аренды принадлежащего ей имущества.

Поэтому при отсутствии доказательств того, что Е. препятствовал К.М.В. в пользовании ее долей имущества или в заключении ею договора аренды данного имущества с третьими лицами, на него не может быть возложена обязанность по выплате арендных платежей в виде неосновательного обогащения, даже при условии, что он в силу того, что доля К.В.Н. реально не была выделена, продолжал пользоваться всем имуществом, находящимся в общей долевой собственности.

В противном случае, возможно злоупотребление правом со стороны участника долевой собственности, который, не имея интереса в использовании имущества и не совершая действий по соответствующему оформлению договорных отношений, будет получать доход от использования принадлежащего ему имущества от другого участника долевой собственности в отсутствие на то согласия последнего.

В силу изложенного, решение суда является правильным и отмене по доводам апелляционной жалобы не подлежит.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия


определила:

Решение Заволжского районного суда г. Ульяновска от 29 мая 2014 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя К.М.В. К.М. - без удовлетворения.