В удовлетворении иска о восстановлении срока для принятия наследства, признании права собственности на долю квартиры отказано, поскольку доказательств того, что истец в установленный законом срок принял наследство (подал заявление нотариусу или вступил в фактическое владение имуществом), не представлено, уважительных причин значительного пропуска срока (12 лет) для принятия наследства после смерти родителей не установлено.

Апелляционное определение Ульяновского областного суда от 26.08.2014 по делу N 33-2781/2014

Судья Атаманов С.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Шлотгауэр Л.Л.

судей Аладина П.К. и Полуэктовой С.К.

при секретаре М.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе представителя К. П. на решение Мелекесского районного суда Ульяновской области от 26 мая 2014 года, по которому постановлено:

В удовлетворении иска К. к У. о восстановлении срока для принятия наследства, признании права собственности на 1 долю квартиры, расположенной по адресу: Ульяновская область, Мелекесский район, р.п. Н***, и признании свидетельств о праве на наследство по закону от 17 декабря 2003 года за N *** недействительными, отказать.

Взыскать с К. в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 1121 руб. 04 коп.

Заслушав доклад председательствующего, объяснения У., полагавшей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

установила:

К. обратился в суд с иском к У. о восстановлении срока для принятия наследства, признании недействительными свидетельств о праве на наследство, признании права собственности на наследственное имущество.

В обоснование заявленных требований указал, что в 2001 году у него умерли родители: отец К.П.И. — 28 июня, мать К.Т.С. — 07 октября. После их смерти открылось наследство, состоящее из 2/3 долей в квартире, расположенной по адресу: Ульяновская область, Мелекесский район, р.п. Н***. Свидетельства о праве на наследство на долю квартиры получила его сестра У.

В установленный законом шестимесячный срок он (истец) не смог оформить свои наследственные права, так как отбывал наказание в тюрьме — *** ФБУ г. В***, где находился до 2003 года, после чего был переведен в ФКУ ИК*** г. Ульяновска, где отбывает наказание и в настоящее время.

О смерти родителей он узнал через полгода из письма сестры. В декабре 1998 года на момент вынесения приговора был зарегистрирован в квартире вместе с родителями и знал, что она не принадлежала наследодателям и являлась муниципальной. В связи с нахождением в местах лишения свободы он не имел возможности обратиться за юридической помощью и смог обратиться в юристу лишь в октябре 2013 года. Поэтому срок для принятия наследства пропущен им по уважительной причине.

С учетом уточнения исковых требований в ходе рассмотрения дела истец просил восстановить срок для принятия наследства, открывшегося после смерти родителей К.П.И. и К.Т.С.; признать недействительными свидетельства о праве на наследство по закону NN ***.

К участию в деле в качестве 3-го лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена нотариус Я.

Рассмотрев заявленные требования по существу, суд постановил приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель К. П. не соглашается с решением суда, просит его отменить, как незаконное, и удовлетворить заявленные исковые требования в полном объеме. При этом указывает, что истец в связи с нахождением в местах лишения свободы узнал о смерти родителей в 2001 году, т.е. уже после истечения установленного законом срока для принятия наследства, поэтому он не имел возможности принять наследство в установленный срок ни фактически, ни путем подачи заявления через представителя. Истец также не знал о приватизации родителями квартиры, поскольку, несмотря на то, что на момент осуждения был в ней зарегистрирован, у него не спрашивали согласия на приватизацию. Представленные истцом письма от У. свидетельствуют о том, что она ввела его в заблуждение, указывая, что его права на проживание в квартире родителей не нарушены.

О праве на принятие наследства через представителя К. в силу юридической неграмотности не знал и, отбывая наказание на тюремном режиме, был ограничен в возможности осуществлять свои права. Впервые возможность обратиться к представителю у него появилась в 2013 году, следовательно, именно с этого времени для него отпали обстоятельства, препятствующие принятию наследства.

В заседание суда апелляционной инстанции явилась ответчица У. Истец К. отбывает наказание в местах лишения свободы, о времени рассмотрения дела извещен, доверил представлять свои интересы П. Представитель истца П. и нотариус Я. в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела были надлежащим образом извещены. Об уважительности причин своего отсутствия суду не сообщили. При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе.

Как видно из материалов дела, К.П.И., К.Т.С., У.М.А. являлись участниками общей долевой собственности в равных долях (по 1/3 доле) на квартиру N *** дома *** по ул. М*** в р.п. Н*** Мелекесского района на основании договора приватизации от 14.01.1999.

К.П.И. умер 28.06.2001, К.Т.С. умерла 07.10.2001. Завещания никто из умерших не оставил.

Согласно свидетельствам о праве на наследство по закону, выданным нотариусом Димитровградского нотариального округа Ульяновской области Я. 17.12.2003 и зарегистрированным в реестре за NN ***, 2/3 доли квартиры N *** дома *** по ул. М*** в р.п. Новая Майна Мелекесского района унаследовала дочь К.П.И. и К.Т.С. У.

В силу ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя (ст. 1142 ГК РФ).

В соответствии со ст. 1152 ГК РФ для приобретения наследства наследник должен его принять.

Способы принятия наследства предусмотрены статьей 1153 ГК РФ и заключаются в подаче по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному должностному лицу заявления о принятии наследства либо совершении действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства (вступлении во владение или в управление наследственным имуществом; принятии мер по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц; производстве за свой счет расходов на содержание наследственного имущества; оплате за свой счет долгов наследодателя или получении от третьих лиц причитавшихся наследодателю денежных средств).

Наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства (ст. 1154 ГК РФ).

По заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства, суд в соответствии с п. 1 ст. 1155 ГК РФ может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

В ходе рассмотрения дела суд установил, что К., будучи сыном К.П.И. и К.Т.С., является наследником первой очереди после их смерти. Однако поскольку суд не получил доказательств, что К. в установленный законом срок принял наследство (подал заявление нотариусу или вступил в фактическое владение имуществом), а также не установил уважительных причин столь значительного (12 лет) пропуска им срока для принятия наследства после смерти родителей, суд обоснованно отказал К. в удовлетворении заявленных исковых требований.

Доводы, приведенные представителем К. П. в апелляционной жалобе, являются несостоятельными и не могут повлечь отмену решения суда.

Обстоятельства дела исследованы судом с достаточной полнотой, всем представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка. Материальное и процессуальное законодательство применено судом правильно.

Как следует из буквального содержания п. 1 ст. 1155 ГК РФ, пропущенный срок для принятия наследства может быть восстановлен в случае, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам.

Согласно разъяснению, содержащемуся в п. 40 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены лишь при доказанности совокупности следующих обстоятельств:

а) наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил указанный срок по другим уважительным причинам. К числу таких причин следует относить обстоятельства, связанные с личностью истца, которые позволяют признать уважительными причины пропуска срока исковой давности: тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п. (статья 205 ГК РФ), если они препятствовали принятию наследником наследства в течение всего срока, установленного для этого законом. Не являются уважительными такие обстоятельства, как кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства, отсутствие сведений о составе наследственного имущества и т.п.;

б) обращение в суд наследника, пропустившего срок принятия наследства, с требованием о его восстановлении последовало в течение шести месяцев после отпадения причин пропуска этого срока. Указанный шестимесячный срок, установленный для обращения в суд с данным требованием, не подлежит восстановлению, и наследник, пропустивший его, лишается права на восстановление срока принятия наследства.

Из материалов дела следует, что о смерти родителей К. стало известно в 2001 году, однако никаких действий по принятию наследства до 2013 года он не предпринимал.

Ссылка истца на то, что ему не было известно о наличии у родителей права собственности на квартиру, т.е. имущества, которое можно унаследовать, а также на свою юридическую неграмотность, в силу приведенного выше толкования закона, не может расцениваться в качестве уважительных причин пропуска срока для принятия наследства.

Также само по себе то обстоятельство, что К. с 1998 года до настоящего времени отбывает наказание в местах лишения свободы, не является уважительной причиной пропуска срока для принятия наследства, поскольку он имел возможность направить заявление нотариусу почтовым отправлением.

Довод истца о том, что, находясь на тюремном режиме до *** года, он был ограничен в возможности осуществлять свои права, не может быть принят во внимание, так как и после перевода в колонию он в течение 10 лет не ставил вопрос о восстановлении своих наследственных прав.

В силу изложенного, решение суда является правильным и отмене по доводам апелляционной жалобы не подлежит.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Мелекесского районного суда Ульяновской области от 26 мая 2014 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя К. П. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *