В удовлетворении иска о взыскании неосновательного обогащения отказано, поскольку установлено, что требуемые денежные средства были переданы в счет произведенной оплаты по договору об инвестировании с учетом процентов. Материалы дела подтверждают, что при передаче денежных средств ответчику истец безусловно знал о размере денежного взноса, внесенного по договору инвестирования, о размере своих денежных обязательств перед ответчиком, но, несмотря на это, перечислил сумму

Апелляционное определение Ульяновского областного суда от 26.08.2014 по делу N 33-2803/2014

Судья Сапрыкина Е.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Шлотгауэр Л.Л.,

судей Полуэктовой С.К., Аладина П.К.,

при секретаре М.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе П. на решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 12 мая 2014 года, по которому постановлено:

Исковое заявление П. к Г.Н. о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами и расходов по оплате госпошлины оставить без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Полуэктовой С.К., объяснения представителя П. — В., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, Г.Н., ее представителя Г.Д., возражавших против ее удовлетворения, судебная коллегия

установила:

П.. обратилась в суд с иском к Г.Н. о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами.

В обоснование иска указал, что при возврате им Г.Н. денежных сумм по договору инвестирования от *** года вместо *** руб. перечислил *** руб., то есть денежные средства в размере *** руб. являются неосновательным обогащением ответчицы и подлежат возврату.

Его претензия о возврате указанной суммы оставлена Г.Н. без удовлетворения.

Просил взыскать с Г.Н. сумму неосновательного обогащения в размере *** руб., проценты за пользование чужими денежными средствами за период с *** года по *** года в размере *** коп., а также расходы по оплате госпошлины в размере *** коп.

Рассмотрев заявленные требования по существу, суд постановил приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе П. просит об отмене решения и принятии нового решения об удовлетворении иска.

Не согласен с выводом суда о том, что требуемая денежная сумма является выплаченными им процентами за пользование денежными средствами ответчицы, переданными по договору инвестирования, который сделан на основании претензии от *** года.

Вместе с тем, он такую претензию не составлял, не подписывал ее и не направлял в адрес Г.Н.

Не мог сообщить об это суду, так как в судебном заседании не участвовал, не получал письменный отзыв Г.Н. на иск.

Считает неправомерной ссылку в решении на пояснения его представителя Л., данные им *** года в ходе рассмотрения другого дела, так как его представитель вкладывал другой смысл в свои пояснения.

Из платежных поручений, которыми были перечислены денежные суммы ответчице в качестве возврата по договору об инвестировании, также не следует, что они были переданы в качестве процентов за пользование вложенными денежными средствами.

С учетом того, что договор об инвестировании с Г.Н. был признан незаключенным, у него не возникло обязательств по нему, в том числе по выплате каких-либо процентов.

П. в суд апелляционной инстанции не явился, был надлежаще извещен о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, что дает основание для рассмотрения дела в его отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе.

Согласно статьям 12, 55, 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, всесторонне и полно исследовал представленные доказательства, проверил доводы сторон.

По делу установлено, что *** года между Г.Н. и П. был заключен договор N *** об инвестировании строительства торгово-развлекательного комплекса с детской площадкой в Заволжском районе г. Ульяновска, западнее жилого дома по ул. *** (строительный номер).

Предметом инвестирования явилось помещения N ***, расположенное на 1 этаже комплекса, площадью 146,8 кв. м и прилегающей к помещению N В-2 площадь размером 23,05 кв. м. Цена договора сторонами определена в *** руб.

Во исполнение условий договора по его оплате Г.Н. перечислила П. в день заключения договору денежную сумму в размере *** руб.

В связи с требованием Г.Н. о расторжении указанного договора инвестирования, П. возвратил ей денежные средства, внесенные по договору в размере *** руб., из них *** года *** руб. *** года — *** руб., *** года — *** руб.

Данные обстоятельства сторонами не оспариваются, подтверждаются решением Ленинского районного суда г. Ульяновска от *** года, вступившим в законную силу *** года, по гражданскому делу по иску Г.Н. о признании недействительной государственной регистрации права собственности на вышеуказанное нежилое помещение за П.

Предъявляя рассматриваемые требования, П. указывал на неосновательное обогащение Г.Н., выразившееся в получение ею денежных средств в сумме, превышающей внесенные по договору об инвестировании, а именно в размере *** руб.

Согласно пункту 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Для возникновения обязательства из неосновательного обогащения необходимо наличие совокупности следующих обстоятельств: возрастание или сбережение имущества приобретателя; убытки потерпевшего, за счет которых обогатился приобретатель; отсутствие надлежащего правового основания для наступления указанных имущественных последствий.

Недоказанность одного из этих обстоятельств является достаточным основанием для отказа в удовлетворении иска.

При этом бремя доказывания факта обогащения приобретателя, количественную характеристику размера обогащения и факт наступления такого обогащения за счет потерпевшего лежит на потерпевшей стороне, то есть на стороне истца.

Правильно применив нормы материального права, регулирующие рассматриваемые правоотношения между сторонами, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для взыскании с Г.Н. заявленной суммы в качестве неосновательного обогащения, поскольку по делу установлено, что требуемые денежные средства были переданы ей в счет произведенной оплаты по договору об инвестировании от *** года, с учетом процентов, что в общей сумме составило *** руб.

Суд первой инстанции правильно исходил из того, что ранее П. факт передачи денежных средств Г.Н. в указанном размере именно по договору об инвестирования не оспаривался, о чем в материалы дела представлена его претензия от *** года, направленная в адрес Г.Н., в которой он требовал подписание соглашения о расторжении договора об инвестирования в связи с выплатой денежных средств по нему с учетом процентов. Позиция его представителя при рассмотрении другого дела между теми же сторонами и по тому же договору об инвестировании эти обстоятельства подтверждала.

Ссылка в жалобе на невозможность дачи пояснений по данной претензии не влечет отмену решения, поскольку П., будучи истцом по делу, не воспользовался своим правами и, будучи надлежаще извещенным о слушании дела, в судебное заседание не явился, не направил представителя, для дачи пояснений по иску.

С учетом осуществления правосудия по гражданским делам на основании принципа состязательности и равноправия сторон, что закреплено в части 1 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд принял решения на основании тех доказательств, которые были представлены сторонами.

Оставляя решение районного суда без изменения, судебная коллегия принимает во внимание, что в силу пункта 4 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства.

Материалы дела безусловно подтверждают, что при передаче денежных средств ответчице истец безусловно знал о размере денежного взноса, внесенного ей по договору инвестирования и размер своих денежных обязательств перед ней, но несмотря на это перечислил сумму в большем размере.

Изложенное также подтверждает отсутствие оснований для взыскания указанных сумм в качестве неосновательного обогащения.

Обстоятельства дела исследованы судом с достаточной полнотой, всем представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка. Нарушений норм материального и процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену либо изменение судебного постановления, не установлено.

Решение суда является правильным и отмене по доводам апелляционной жалобы не подлежит.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 12 мая 2014 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу П. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *