В удовлетворении заявления о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя по наложению запрета на совершение регистрационных действий отказано, так как заявителем пропущен десятидневный срок обжалования действий судебных приставов-исполнителей, предусмотренный ч. 2 ст. 441 ГПК РФ.

Апелляционное определение Саратовского областного суда от 28.08.2014 по делу N 33-4891

Судья Замотринская П.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе: председательствующего Гладченко А.Н.,

судей Бартенева Ю.И., Пантелеева В.М.,

при секретаре Т.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Г.Е. о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя по наложению запрета на совершение регистрационных действий в отношении трехкомнатной квартиры от 21.08.2013 г. и его отмене, по апелляционной жалобе Г.Е. на решение Октябрьского районного суда города Саратова от 27 июня 2014 года, которым в удовлетворении заявленных требований отказано.

Заслушав доклад судьи Гладченко А.Н., объяснения Г.Е. и ее представителя З., поддержавших доводы жалобы, объяснения судебного пристава-исполнителя Октябрьского РОСП Г.Т. и представителя УФССП по Саратовской области П. и представителя ООО «ЭкономЛизинг» С. возражавших по доводам жалобы, исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

заявитель Г.Е. обратилась в суд с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя Октябрьского РОСП г. Саратова УФССП России по Саратовской области (далее — Октябрьский РОСП) по наложению запрета на совершение регистрационных действий в отношении трехкомнатной квартиры от 21.08.2013 г. и его отмене, а также признать незаконными действия судебного пристава-исполнителя Октябрьского РОСП по вынесению указанного постановления.

Требования мотивированы тем, что в Октябрьском РОСП на принудительном исполнении находится исполнительное производство N от 05.06.2013 г. на основании исполнительного документа ВС N от 03.06.2013 г., выданного Октябрьским районным судом г. Саратова по делу N о взыскании с должника Г.Е. денежных средств в размере <данные изъяты> руб. в пользу взыскателя ООО «<данные изъяты>».

В целях исполнения требования исполнительного документа судебным приставом-исполнителем в рамках возбужденного исполнительного производства 21.08.2013 г. было вынесено постановление о запрете регистрационных действий в отношении объектов недвижимости, принадлежащих на праве собственности Г.Е., а именно: трехкомнатная квартира, площадью 66,1 кв.м, расположенная по адресу: <адрес>. Правообладателем второй квартиры Г.Е. не является.

25.03.2014 г. судебным приставом-исполнителем Октябрьского РОСП было вынесено постановление об отмене мер о запрете отчуждения с целью обеспечения сохранности имущества — двухкомнатной квартиры, площадью 52,8 кв.м, расположенной по адресу: <адрес>. Трехкомнатная квартира является единственным жильем должника Г.Е. Кроме того, в ней прописаны шесть человек — собственник квартиры, двое совершеннолетних сыновей, один несовершеннолетний сын и две несовершеннолетние внучки, для которых указанная квартира является единственным жильем.

В рамках возбужденного исполнительного производства судебным приставом-исполнителем была применена мера обеспечения в отношении единственного жилого помещения, что нарушает конституционные и гражданские права Г.Е. На основании изложенного заявитель просила удовлетворить заявленные требования.

27.06.2014 г. определением суда принят отказ от иска Г.Е. от заявленных требований в части признания незаконными действия судебного пристава-исполнителя по наложению запрета на совершение регистрационных действий в отношении трехкомнатной квартиры, производство по делу в этой части прекращено.

Рассмотрев заявление, Октябрьский районный суд города Саратова постановил решение, которым в удовлетворении заявленных требований Г.Е. было отказано.

Не согласившись с решением суда, заявитель подала апелляционную жалобу, в которой просит решение Октябрьского районного суда города Саратова от 27.06.2014 г. отменить. В апелляционной жалобе указывает, что решение вынесено незаконно и необоснованно, с нарушением норм материального и процессуального права. Считает, что трехкомнатная квартира, принадлежащая ей на праве собственности, является единственным жильем, на которое по долгам его собственника не может быть обращено взыскание. Запрет на совершение регистрационных действий в отношении данного имущества не будет соответствовать целям обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, поскольку применен относительно конкретного имущества в отсутствие предусмотренных законом оснований для наложения (запрет) ареста. Поскольку спорная квартира не подлежит передаче взыскателю по исполнительному производству, арест на это имущество применяться не должен, поэтому постановление судебного пристава-исполнителя Октябрьского РОСП г. Саратова подлежит отмене.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия не находит оснований для его отмены или изменения.

В соответствии со ст. 441 ГПК РФ постановления главного судебного пристава Российской Федерации, главного судебного пристава субъекта Российской Федерации, старшего судебного пристава, их заместителей, судебного пристава-исполнителя, их действия (бездействие) могут быть оспорены взыскателем, должником или лицами, чьи права и интересы нарушены такими постановлением, действиями (бездействием).

Заявление об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) подается в суд, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности указанное должностное лицо, в десятидневный срок со дня вынесения постановления, совершения действий либо со дня, когда взыскателю, должнику или лицам, чьи права и интересы нарушены такими постановлением, действиями (бездействиями), стало известно о нарушении их прав и интересов.

В соответствии со ст. 4 ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон) исполнительное производство осуществляется на принципах законности, а также соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения.

В силу ч. 1 ст. 68 Закона мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу.

Согласно абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности: жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 05.06.2013 г. судебным приставом-исполнителем Октябрьского РОСП было возбуждено исполнительное производство N в отношении должника Г.Е. о взыскании в пользу ООО «<данные изъяты>» денежных средств в сумме <данные изъяты> руб.

Исполнительное производство возбуждено на основании заявления должника и исполнительного листа серии ВС N 052043392, выданного Октябрьским районным судом г. Саратова.

21.08.2013 г. судебным приставом-исполнителем Октябрьского РОСП вынесено постановление о запрете отчуждения с целью обеспечения сохранности имущества должника, в котором должнику Г.Е. запрещено совершать любые сделки по передаче, отчуждению, дарению и регистрировать право собственности на принадлежащее ей имущество, а именно на трехкомнатную квартиру площадью 66,1 кв.м, расположенную по адресу: <адрес> и на двухкомнатную квартиру площадью 52,8 кв.м, расположенную по адресу: <адрес>

Как следует из выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о правах отдельного лица на имевшиеся и имеющиеся у него объекты недвижимого имущества государственная регистрация права собственности Г.Е. на двухкомнатную квартиру площадью 52,8 кв.м, расположенную по адресу: <адрес> прекращена 25.03.2003 г.

25.03.2014 г. постановлением судебного пристава-исполнителя отменены меры о запрете на отчуждение в отношении двухкомнатной квартиры площадью 52,8 кв.м, расположенной по адресу: <адрес>

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции обоснованно признал, что настоящее заявление подано с нарушением установленных законом сроков, поскольку заявителем пропущен десятидневный срок для обжалования постановления, исчисляемый с момента, когда заявителю стало известно о нарушении.

Приходя к данному выводу, суд принял во внимание то, что должник обратилась в Октябрьский районный суд г. Саратова с требованием о признании незаконным и отмене постановления 18.06.2014 г., то есть спустя 4 месяца после подачи заявления в службу судебных приставов с просьбой выдать копию оспариваемого постановления, и ей было известно о вынесении судебным приставом-исполнителем постановления от 21.08.2013 г. до истечения установленного процессуального срока на обращение в суд.

В соответствии с п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен. Заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока подается в суд, в котором надлежало совершить процессуальное действие, и рассматривается в судебном заседании (ст. 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Однако ходатайства о восстановлении срока на обращение в суд ни заявителем, ни ее представителем в судебном заседании заявлено не было. Доказательств того, что заявитель была лишена возможности своевременно оспорить бездействие судебного пристава-исполнителя по указанным в жалобе основаниям, суду первой инстанции не представлено.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд правильно исходил из того что заявителем пропущен десятидневный срок обжалования действий судебных приставов исполнителей, предусмотренный ч. 2 ст. 441 ГПК РФ.

Также судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что оспариваемое заявителем постановление судебного пристава-исполнителя вынесено в соответствии с требованиями действующего законодательства, определяющего условия и порядок принудительного исполнения судебных актов, в целях своевременного исполнения совершения исполнительных действий при соблюдении принципа равенства участников исполнительного производства с учетом необходимости ограничения имущественных прав должника, обязанного исполнить требование исполнительного документа, а также при отсутствии обстоятельств, свидетельствующих о нарушении прав заявителя вынесением указанного постановления.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд при вынесении решения не принял во внимание то обстоятельство, что спорная часть жилого дома является единственным пригодным для постоянного проживания жилым помещением, судебная коллегия находит несостоятельными. Запрет на отчуждение имущества обеспечивает исполнение решение суда о взыскании денежных средств на всем протяжении исполнительного производства.

Судебная коллегия считает, что оспариваемое постановление судебного пристава-исполнителя о запрете совершать любые сделки по передаче, отчуждению, дарению, а также регистрации права собственности на принадлежащее заявителю имущество является законной мерой обеспечивающей сохранность имущества должника. Данная мера не преследует реализацию имущества, а направлена на принуждение должника фактически погасить задолженность по исполнительному документу, и не позволяет ему реализовать имущество.

Доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований для отмены обжалуемого решения суда, основаны на неправильном толковании действующего законодательства, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, и выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств. Оснований для иной оценки тех же обстоятельств судебная коллегия не усматривает.

По мнению судебной коллегии, суд правильно определил имеющие значение для дела обстоятельства, принял необходимые меры для выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, выводы суда мотивированы, соответствуют установленным обстоятельствам, требованиям закона и в апелляционной жалобе не опровергнуты

Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению данного дела (в том числе и тех, на которые имеются ссылки в апелляционной жалобе), судом не допущено.

При таком положении оснований к отмене решения суда первой инстанции не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 327, 327.1, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда города Саратова от 27 июня 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Г.Е. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *