В удовлетворении иска о возврате денежных средств отказано правомерно, поскольку доказательств, свидетельствующих о том, что ответчик навязал истцу услугу страхования и принудил его к заключению договоров страхования, не представлено, равно как и доказательств того, что отказ истца от страхования мог повлечь за собой отказ в заключении кредитных договоров.

Апелляционное определение Самарского областного суда от 27.08.2014 по делу N 33-8487/2014

Судья: Дудова Е.И.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в составе:

Председательствующего Елистратовой Е.В.

судей Занкиной Е.П. Толмосовой А.А.

при секретаре М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Д. на решение Железнодорожного районного суда г. Самары от 05 мая 2014 года, которым постановлено:

«В удовлетворении исковых требований Д. к ООО «Дженерали ППФ Страхование жизни», 3-му лицу ООО «ХКФ БАНК» о возврате денежных средств — отказать».

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Занкиной Е.П., доводы в поддержание жалобы Д., судебная коллегия

установила:

Д. обратилась в суд с иском к ООО «Дженерали ППФ Страхование жизни» о возврате страховой премии, указывая на то, что ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ она заключила с «ООО ХКФ Банк» кредитные договоры N и N соответственно. В те же дни между ней и ответчиком были заключены договоры страхования от несчастных случаев и болезней на сумму 35 759 руб. и 21 622 руб., общая сумма страховых премий составила 57 381 руб.

При ознакомлении с условиями договора, сотрудник банка пояснил истцу, что в случае отказа от заключения договора страхования, в предоставлении кредита будет отказано. Заключая кредитный договор, истец не нуждалась в предоставлении дополнительных услуг по личному страхованию. Считает, что услуга по страхованию жизни навязана ей. Кроме того, договор страхования и Правила страхования ей не вручались, условия договора ущемляют ее права как потребителя.

Д. указывает на то, что при заключении договора потребительского кредита ответчик не вправе требовать от истца осуществления какого-либо личного страхования, данное требование не имеет под собой правовой основы, не относится к предмету кредитного договора и является навязанной услугой. Истица обратилась к ответчику с заявлением о расторжении договоров страхования и полном возврате страховой премии, однако, получила уведомление от ДД.ММ.ГГГГ. из которого следовало, что договоры расторгаются без возврата страховой премии.

Истец просила суд взыскать с ООО «Дженерали ППФ Страхование жизни» страховую премию в полном объеме в сумме 57 381 руб., перечислив ее на расчетный счет Д., открытый в ООО «ХКФ Банк».

Судом постановлено изложенное выше решение, которое в апелляционной жалобе Д. просит отменить как незаконное и необоснованное, постановленное с нарушением норм материального права.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции Д. поддержала доводы жалобы.

Представители ООО «Дженерали ППФ Страхование жизни», ООО «ХКФ Банк» в суд апелляционной инстанции не явились, извещались надлежащим образом.

Судебная коллегия считает возможным в соответствии со ст. 167 ГПК РФ рассмотреть дело в отсутствии не явившихся участников процесса.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда, считает его правильным.

Согласно ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

В соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Договор страхования должен быть заключен в письменной форме (п. 1 ст. 940 ГК РФ).

Согласно п. 2 ст. 940 ГК РФ договор страхования может быть заключен путем составления одного документа или путем вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления страхового полиса, подписанного страховщиком. Согласие страхователя заключить договор на предложенных страховщиком условиях подтверждается принятием от страховщика страхового полиса.

Статьей 958 ГК РФ предусмотрено, что договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. К таким обстоятельствам, в частности, относятся: гибель застрахованного имущества по причинам иным, чем наступление страхового случая; прекращение в установленном порядке предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим предпринимательский риск или риск гражданской ответственности, связанной с этой деятельностью.

Страхователь (выгодоприобретатель) вправе отказаться от договора страхования в любое время, если к моменту отказа возможность наступления страхового случая не отпала по обстоятельствам, указанным в пункте 1 настоящей статьи.

При досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.

При досрочном отказе страхователя (выгодоприобретателя) от договора страхования уплаченная страховщику страховая премия не подлежит возврату, если договором не предусмотрено иное.

Из материалов дела следует, что Д., при заключении кредитных договоров N от ДД.ММ.ГГГГ и N от ДД.ММ.ГГГГ были собственноручно написаны заявления в ООО «Дженерали ППФ Страхование жизни» на страхование от несчастных случаев и болезней, и оплачены страховые взносы в размере 35 759 руб. и 21 622 руб. соответственно (л.д. 72,75,80,83).

На основании данных заявлений Д. выданы страховые полисы от несчастных случаев и болезней серии КНО N от ДД.ММ.ГГГГ и серии КНО N от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 11-12).

Судом правомерно установлено, что форма договоров страхования, как это предусматривает ст. 940 ГК РФ, соблюдена, вышеуказанные страховые полисы являются договорами страхования. В договорах (полисах) от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ. содержатся все существенные условия, указанные в ст. 942 ГК РФ.

Из заявлений на страхование от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ следует, что Правила страхования, являющиеся неотъемлемой частью договоров страхования, которые истец получила и ознакомилась, с ними она согласилась и обязалась соблюдать условия страхования, о чем имеется подпись Д. в заявлениях.

Д. также выразила согласие оплатить страховые премии в размере 35 759 руб. и 21 622 руб. в пользу в ООО «Дженерали ППФ Страхование жизни» путем безналичного перечисления денежных средств на расчетный счет страховщика с ее расчетного счета в ООО «ХКБ Банк», в связи с чем, данные денежные средства были перечислены Банком по распоряжению истца в счет уплаты страховых взносов в пользу страховщика.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд указал, что доказательств, свидетельствующих о том, что банк навязал Д. услугу страхования и принудил ее к заключению договоров страхования, суду не представлено, равно как доказательств того, что отказ истца от страхования мог повлечь за собой отказ в заключение кредитных договоров. Из текста, изложенного на лицевой стороне кредитных договоров следует, что решение Банка о предоставлении кредитов не зависит от согласия Заемщика на страхование.

Пунктом 9.1.4. Правил страхования установлено, что действие договора страхования прекращается по инициативе Страхователя, однако при досрочном отказе Страхователя от договора страхования, уплаченная Страховщику премия не подлежит возврату за исключением случаев, указанных в п. 9.3 настоящих Правил, то есть при условии обращения страхователя с заявлением о досрочном отказе от договора страхования в течение 21 календарного дня со дня заключения договора страхования.

Из материалов дела следует, что ДД.ММ.ГГГГ. и ДД.ММ.ГГГГ. Д. направляла в адрес ответчика заявления о расторжении договоров страхования и возврате страховых премий.

Согласно ответа ООО «Дженерали ППФ Страхование жизни» договора страхования КНО N от ДД.ММ.ГГГГ и КНО N от ДД.ММ.ГГГГ г, были расторгнуты на основании заявлений страхователя, без возврата страховой премии на основании п. 9.1.4 и 9.2 Правил страхования (л.д. 49, 50).

С учетом того, что с заявлением о расторжении договоров страхования и возврате страховых премий истец обратилась лишь ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ г., то есть по истечении 21 дня со дня заключения договора страхования, суд обоснованно указал, что ответчик правомерно отказал Д. в возврате уплаченных сумм страховой премии по вышеуказанным договорам страхования, в связи с чем, отказал истцу в удовлетворении исковых требований.

Указанный вывод суда основан на правильном применении норм материального права, оснований не соглашаться с ним не усматривается.

Довод апелляционной жалобы Д. о том, что обязательным условием выдачи кредита являлось условие по страхованию, судебная коллегия считает несостоятельным по следующим основаниям.

В силу п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Из заявлений Д. на страхование от ДД.ММ.ГГГГ. и от ДД.ММ.ГГГГ. следует, что договоры страхования заключались ею в соответствии с условиями, изложенными в страховом полисе и Правилами добровольного страхования от несчастных случаев и болезней ООО «Дженерали ППФ Страхование жизни».

Представленные в материалы дела заявления истца содержат сведения о добровольности и осведомленности ее о том, что страхование не влияет на принятие ООО «ХКФ Банк» решения о предоставлении кредита, страхователь выражала согласие и с оплатой, и с размерами страховых взносов, перечисляемых ООО «ХКФ Банк» с ее расчетного счета. На момент подписания таких заявлений ей разъяснено, что при желании она вправе обратиться в любую страховую компанию (л.д. 163, 165).

Доказательств того, что отказ истца от страхования мог повлечь за собой отказ в заключение кредитных договоров, истцом, в нарушение ст. 56 ГПК РФ, не представлено, а судом таковых не добыто.

В силу ст. 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе.

Доказательства, свидетельствующие о том, что Д. навязаны невыгодные для нее и не относящиеся к предмету кредитного договора условия, материалы дела не содержат.

В случае неприемлемости условий договора страхования, истец не была ограничена в своем волеизъявлении и была вправе не принимать на себя указанные обязательства.

Кроме того, судебная коллегия учитывает, что истец, при наличии у нее возможности, от оформления кредитного договора и получения кредита не отказалась, возражений против предложенных страховой компанией условий не заявила, иных страховых компаний не предложила. С учетом выраженного намерения истца заключить договора страхования Д. оказана указанная услуга, с ее счета списана страховая премия согласно условиям заключенных договоров.

Утверждения истицы относительно того, что она не была ознакомлена с Правилами страхования, что ей не предоставлялась информация о том, что страхования премия в полном объеме возвращается лишь при условии обращения с заявлением в течение 21 дня со дня заключения договора страхования, являются необоснованными, противоречат материалам дела. Факт вручения Д. страховых полисов от ДД.ММ.ГГГГ. и ДД.ММ.ГГГГ. и Правил страхования подтвержден ее собственноручными подписями в заявлениях на страхование, в каждом из которых отражено, что Правила страхования, являющиеся неотъемлемой частью договора, и страховой полис ей вручены, страхователь с ними ознакомлена и согласна (л.д. 163, 165).

При этом, с заявлениями о расторжении договоров страхования и возврате страховых премий истец обратилась только ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ г., то есть по истечении 21 дня со дня заключения договоров страхования.

Не может служить основанием для отмены решения суда и довод апелляционной жалобы о том, что при заключении кредитного договора заемщик была введена в заблуждение и находилась под влиянием сотрудника Банка.

По правилам ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Между тем, доказательств того, при заключении кредитных договоров, договоров страхования заемщик находилась под чьим-либо влиянием, принуждением или не осознавала последствий своих действий, не имеется.

Иные доводы апелляционной жалобы не могут быть положены в основу отмены по существу правильного судебного постановления, так как основаны на неправильном толковании положений законодательства, применяемого к спорным правоотношениям, сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции и к выражению несогласия с произведенной судом первой инстанции оценкой обстоятельств дела и представленных по делу доказательств.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Железнодорожного районного суда г. Самары от 05 мая 2014 года, оставить без изменения, апелляционную жалобу Д. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *