Судебная практика Российской Федерации
   

< Главная страница >

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 12/2004


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


Право на свободу и личную неприкосновенность: плюсы и минусы российского законодательства
(часть вторая)


В этом номере мы завершаем изучение ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод - основополагающего документа в деятельности Европейского Суда по правам человека (см. содержание ст. 5 и редакционные статьи в N 7 - 11 Бюллетеня ЕСПЧ).

Заключительное слово предоставляем заведующему сектором проблем правосудия Института государства и права Российской академии наук, доктору юридических наук, профессору Игорю Петрухину (подробнее см. "Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения", выпущенный в свет издательством "Норма" при финансовой поддержке Европейской комиссии, Совета Европы и Правительства Соединенного Королевства).

Новый УПК РФ содержит регламентацию задержания и заключения под стражу, в основном соответствующую Конвенции. О каждом задержании орган дознания или следователь обязан сообщить прокурору в течение 12 часов. Последний при наличии оснований вправе освободить задержанного. Срок задержания - не более 48 часов, до истечения которых орган дознания или следователь с согласия прокурора должен составить ходатайство о применении в качестве меры пресечения к подозреваемому (обвиняемому) домашнего ареста или заключения под стражу. Ходатайство рассматривается судьей в закрытом судебном заседании с участием подозреваемого (обвиняемого), защитника, если он участвует в деле, и прокурора либо по его поручению дознавателя или следователя, обратившегося с ходатайством. К ходатайству прилагаются обосновывающие его материалы, и оно должно быть рассмотрено в течение 12 часов с момента поступления его в суд. Судья вправе вынести одно из следующих постановлений: а) о заключении подозреваемого (обвиняемого) под стражу или о его домашнем аресте; б) об отказе в удовлетворении ходатайства; в) об отложении окончательного решения по ходатайству, но не более чем на 72 часа, для представления дополнительных доказательств обоснованности задержания (ст. 108 УПК РФ). В последнем случае речь по сути идет о продлении задержания до пяти суток.

Судебный порядок продления сроков содержания под стражей (вместо существовавшего ранее прокурорского) предусматривает, что базовый срок, два месяца, может быть продлен судьей районного суда до шести месяцев, затем по ходатайству прокурора субъекта Федерации судьей того же уровня - до 12 месяцев, а затем судьей вышестоящей инстанции по представлению Генерального прокурора - до 18 месяцев. За тридцать суток до истечения предельного срока содержания под стражей обвиняемому должны предоставить для ознакомления все материалы уголовного дела. Если это условие соблюдено, то суд субъекта Федерации по ходатайству прокуратуры может вынести решение о продлении срока содержания под стражей до окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела. Это снимает временн\й предел содержания под стражей до суда и противоречит постановлению Конституционного Суда РФ от 13 июня 1996 г., в котором говорится, что применение заключения под стражу "вне каких-либо определенных или контролируемых сроков... придает ограничению права на свободу при аресте произвольный характер".

Подробно остановлюсь на правиле п. 2 ст. 5 Конвенции о незамедлительном сообщении арестованному причин арест. Ключевым здесь является слово "незамедлительно", которое использовано также в п. 3 комментируемой статьи и породило немало споров в Европейском Суде по правам человека (далее - Суд) в первые годы его деятельности (тем более что во французском и английском текстах Конвенции оно звучит различно). Суд пришел к выводу, который затем не оспаривался, что на практике незамедлительность не должна превышать шести часов.

В соответствии со ст. 92 УПК РФ не позже, чем через три часа после доставления задержанного в милицию, составляется протокол задержания, в котором, в частности, должны быть указаны мотивы задержания, из чего можно косвенно сделать вывод, что подозреваемому сообщаются и причины задержания. Уже на первом допросе подозреваемому должно быть объявлено, в совершении какого преступления он подозревается. Первый допрос проводится не позже, чем через 24 часа с момента доставления задержанного в орган милиции, а это значит, что в течение этого времени задержанный может не знать, в чем его подозревают. Таким образом, положение Конвенции о незамедлительном уведомлении не вполне соблюдается.

Из постановления Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. по жалобе Маслова следует, что лицо приобретает статус подозреваемого и право пользоваться услугами адвоката с момента фактического удержания его в служебном помещении органа дознания, еще до составления протокола задержания. Но это правило еще не внедрено в практику задержаний.

При заключении под стражу подозреваемого, минуя задержание, он может не знать о содержании подозрения в течение десяти дней (предельный срок заключения под стражу без предъявления обвинения), что противоречит Конвенции.

Согласно ст. 37 закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" пациенту должны быть разъяснены основания и цели помещения его в психиатрический стационар, его права и правила поведения на языке, которым он владеет.

Применительно к п. 3 ст. 5 Конвенции Суд считает, что "незамедлительно" - это не более четырех дней, отведенных для доставления задержанного к судье. В решении по делу "Броуган и другие против Соединенного Королевства" от 29 ноября 1988 г. Суд признал, что в отношении всех четверых заявителей была нарушена ст. 5 (п. 3) Конвенции, поскольку они подверглись задержанию, не представ перед судьей на следующие сроки: пять дней и одиннадцать часов; шесть дней и шестнадцать с половиной часов; четыре дня и шесть часов; четыре дня и одиннадцать часов.

Предельный срок задержания по российскому закону - 48 часов - соответствует европейским стандартам, однако новый УПК РФ допускает продление этого срока на 72 часа для представления обвинителем дополнительных доказательств обоснованности задержания (п. 3 ч. 6 ст. 108). Таким образом, общий срок задержания - пять суток - не соответствует Конвенции в ее интерпретации Судом. Дознаватели и следователи нередко применяют вместо задержания заключение под стражу без предъявления обвинения сроком до десяти суток, в который, правда, засчитывается срок задержания. Подобная продолжительность досудебного лишения свободы без предъявления обвинения и без доставления арестованного к судье или прокурору явно противоречит подп. "с" и "е" п. 1 ст. 5 Конвенции.

Административное задержание в пограничной зоне сроком до десяти суток с санкции прокурора также не укладывается в рамки европейских стандартов, поскольку оно довольно длительно и не влечет проверку его законности судом.

В российском законодательстве не употребляется формулировка "разумный срок" в отношении доставки к судье задержанного или заключенного под стражу. Закон лишь устанавливает сроки содержания под стражей на предварительном следствии и в суде, о чем уже говорилось. Заключение под стражу как мера пресечения может быть предусмотрено обвинительным приговором суда до вынесения решения по делу апелляционной (кассационной) инстанцией.

Российское законодательство в полном соответствии с Конвенцией допускает освобождение обвиняемого от ареста до суда под залог или подписку о невыезде.

В пункте 4 ст. 5 Конвенции речь идет без упоминания самого термина об институте habeas corpus - судебном контроле за задержаниями и арестами. При этом имеются в виду все способы незаконного лишения свободы, а не только задержание и арест в порядке уголовного преследования. Речь идет о проверке законности задержания и ареста, а не их обоснованности, т.е. степени доказанности фактических оснований лишения свободы. В трактовке Суда такая проверка - не одноразовый акт, а постоянный контроль, поскольку при длительном аресте могут появиться новые обстоятельства, способные привести даже к ситуации, когда первоначально законный арест перестает быть таковым.

Суд связывает процедуру habeas corpus с принципом состязательности. В духе этого принципа жалобщик имеет право лично предстать перед судом, проверяющим законность содержания его под стражей, воспользоваться услугами адвоката, знакомиться с рассматриваемыми судом материалами и иметь ту же информацию о деле, что и сторона обвинения. Участие в слушании прокурора в отсутствие жалобщика является нарушением состязательной процедуры разбирательства (судебное решение по делу "Санчес-Райс против Швейцарии").

Наконец, судебный контроль за арестами должен осуществляться быстро. Содержание под стражей в ожидании судебного слушания свыше шести дней Суд посчитал слишком продолжительным.

В России институт habeas corpus был введен Законом РФ от 23 мая 1992 г. N 2825-1, затем включен в УПК РСФСР (ст. 220, 220). Обжалование заключения под стражу в суд новым УПК РФ не предусмотрено, т.к. решения о применении этой меры пресечения принимаются с 1 июля 2002 г. самими судами.

Жалобы на решения о заключении под стражу в качестве меры пресечения, вынесенные ранее, могут быть поданы в суд кассационной инстанции (ст. 123 УПК РФ) обвиняемым, его защитником или законным представителем. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 апреля 1993 г. N 3 "О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей" разъяснил, что правом подачи жалобы пользуются не только арестованные, но и задержанные.

Жалоба может быть подана не только на незаконность, но и на необоснованность содержания под стражей, т.е. отсутствие достаточных доказательств, подтверждающих наличие правовых оснований заключения под стражу, а также на продление его срока. При отмене или изменении меры пресечения обвиняемый освобождается из-под стражи немедленно в зале суда.

Право лица обжаловать в суд принудительное помещение в психиатрический стационар и принудительное удержание в нем (во вне процессуальном порядке) до последнего времени не было в достаточной степени отражено в российском законодательстве. В частности, основанием для решения судом вопроса об освобождении являлась не жалоба лица, помещенного в психиатрическую больницу, а представление администрации этого учреждения, основанное на заключении комиссии врачей-психиатров (закон РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании"). Ситуация была исправлена Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" (ст. 31).

В соответствии с Конвенцией и практикой Суда вред возмещается во всех случаях, когда арест или задержание лица произведены с нарушением ст. 5 Конвенции, включая незаконное помещение его в психиатрическое или иное медицинское учреждение. Пострадавший должен доказать, что содержание под стражей причинило ему материальный и моральный ущерб (судебное решение по делу "Вассинк против Нидерландов" от 27 сентября 1990 г.).

В бывшем Союзе ССР размер компенсации за незаконное лишение свободы по приговору суда, признанному ошибочным, составлял два месячных заработка, независимо от времени, проведенного в исправительной колонии. Ситуация стала меняться после принятия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей", утвердившего Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Закон РФ от 18 октября 1991 г. N 1761-1 "О реабилитации жертв политических репрессий" предусмотрел выплату компенсации, установление ряда льгот, восстановление во всех правах лиц, подвергнутых различным видам лишения и ограничения свободы по политическим мотивам: осужденных, репрессированных органами внесудебной расправы (МВД, МГБ, особыми совещаниями, "тройками"), подвергнутых ссылке, высылке, принудительному труду, а также лиц, незаконно помещенных в психиатрические учреждения.

В 1993 году правило компенсации было возведено на конституционный уровень: "Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц" (ст. 53 Конституции РФ).

В пункте 2 ст. 1070 ГК РФ предусмотрено право физических и юридических лиц на возмещение ущерба (включая упущенную выгоду), причиненного органами расследования и прокуратурой, не связанного с осуждением невиновных (например, вред, причиненный незаконным обыском).

Таким образом, законодательство Российской Федерации в основном соответствует Конвенции и предусматривает возмещение как имущественного, так и морального вреда, причиненного незаконным осуждением и привлечением к уголовной ответственности, незаконным заключением под стражу и административным арестом. Право на возмещение ущерба возникает при условии оправдания подсудимого или прекращения дела по реабилитирующему основанию, или незаконном применении мер уголовно-процессуального принуждения (гл. 18 УПК РФ).

Возмещению подлежат заработок и другие трудовые доходы; пенсия или пособие; имущество, обращенное в доход государства; штрафы и судебные издержки, возложенные на осужденного; суммы, уплаченные адвокату. Ущерб возмещает государство, а не должностное лицо или орган, по вине которых допущено нарушение прав человека. Порядок возмещения морального вреда детализирован в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда".


Судебные хроники Совета Европы - 2003


Московский клуб юристов подготовил к выпуску в свет очередной том "Путеводителя по прецедентной практике Европейского Суда" (ежегодное приложение к российскому изданию "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека") за 2003 год. Этот справочник продолжает серию информационно-аналитических изданий "Судебные прецеденты".

Кроме собственно прецедентов страсбургского Суда, в справочник вошли тексты Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Протоколов N 1, 4 и 7 к Конвенции, Регламента Европейского Суда по правам человека в новой официальной версии перевода на русский язык по состоянию на ноябрь 2003 года, другая справочная информация о работе Суда в Страсбурге.

Впервые в одной книге в хронологическом порядке и полном объеме публикуются все постановления и наиболее важные решения, вынесенные в 2003 году палатами Европейского Суда из семи судей (в отличие от так называемых комитетских решений, т.е. вынесенных комитетами Суда из трех судей, решения палат имеют подробную мотивировочную часть и являются, таким образом, прецедентами) по жалобам российских граждан. Это постановления по делам "Посохов против Российской Федерации", "Рябых против Российской Федерации", "Смирновы против Российской Федерации", "Тимофеев против Российской Федерации", "Ракевич против Российской Федерации", о также решение по вопросу приемлемости жалобы "Николай Дмитриевич Рошка против Российской Федерации".

После того, как 5 мая 1998 года Россия присоединилась к европейской Конвенции и признала при этом обязательную юрисдикцию Европейского Суда, для российской правовой системы приобрел огромное значение учет прецедентной практики этого Суда. Необходимо подчеркнуть: с этого момента в силу требований Конституции РФ (ч. 4 ст. 15) постановления Европейского Суда (как нормоустанавливающие толкования Конвенции) имеют для нашей правовой системы такое же значение, как и решения российских высших судов - Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного. Поэтому уяснение российскими властями и гражданами выносимых Европейским Судом решений и постановлений, закрепляющих правовые позиции Суда по конкретным делам, но применимых и в других, аналогичных по фабуле случаях, позволяет тщательнее унифицировать правоприменительную практику и эффективно защищать права и свободы, как они сформулированы в Конвенции и толкуются Европейским Судом.

Изложение судебных решений в сборнике систематизировано по статьям европейской Конвенции, облегчая пользование материалами сборника. Твердое следование публикуемых материалов "страсбургскому" оригиналу, вестнику Европейского Суда, издаваемому его Секретариатом на английском и французском языках - принципиально выгодное отличие его от других изданий, информирующи хроссийских читателей обычно лишь об избранных решениях Европейского Суда.

Необходимо отметить, что приводимые в книге сведения о делах являются лишь суммарным изложением пространных решений и постановлений Европейского Суда. Они могут быть использованы как ориентир в обширной практике Европейского Суда, прибегнув к которому, следует затем обращаться к полным текстам процессуальных документов. В этих целях и для облегчения поиска информации в базе данных ЕСПЧ HUDOC (http://www.echr.coe.int) в книге приводятся написание названий дел латиницей, а также номера жалоб, присвоенные им Секретариатом Суда.

"Путеводитель" будет выпускаться по итогам каждого года (в настоящее время Московский клуб юристов приступил к подготовке следующего справочника, охватывающего прецедентную практику за 2004 год), что позволит российским юристам использовать содержащуюся в ней информацию для изучения и правильного уяснения прецедентного права Европейского Суда. Ежемесячная же "повестка дня" Суда излагается в Бюллетене, который вы держите в руках. При этом следует учитывать, что для российских правоприменителей представляет интерес и имеет большое значение прецедентная практика Европейского Суда не только по делам, прямо относящимся к России, но и по делам против других стран. В условиях быстрого роста числа выносимых Судом решений и постановлений его правовые позиции постоянно развиваются, и для правильного их понимания и учета при подготовке и рассмотрении "российских жалоб" следует внимательно изучать практику Суда в отношении всех государств - участников европейской Конвенции.

"Путеводитель по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" снабжен системой быстрого поиска информации, которую успешно применяет издательство "ЛексЭст". Суть этой системы состоит в том, что внутренняя структура справочника вынесена на обложку и отражена на специальных "плашках", что позволяет открывать книгу непосредственно в начале того или иного раздела, главы или части. По отзывам юристов, подобная система весьма удобна в работе, значительно сокращает время поиска нужной информации и практически заменяет необходимые закладки и "пометы".

Новый справочник предназначен в первую очередь федеральным и мировым судьям, работникам правоохранительных органов, адвокатам, нотариусам и государственным служащим, преподавателям, студентам и аспирантам юридических вузов, членам общественных и правозащитных организаций, а также всем тем, кто намерен отстаивать свои права с использованием российских законов, принципов и норм международного права.

Предварительные заказы на приобретение "Путеводителя по прецедентному праву Европейского Суда за 2003 год" направляйте в Московский клуб юристов по факсу: 209-4231 или e-mail: club@femida.ru, или в издательство "ЛексЭст" по факсу: 681-2654 или e-mail: info@lexest.ru.


Статистические сведения*


Вынесенные постановления


----------------------------------------------------------T--------------------T-------------------¬
¦                                                         ¦ За июль 2004 года  ¦ С начала2004 г.   ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦Большая палата                                           ¦         2          ¦         9         ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦I Секция                                                 ¦         39         ¦     116 (123)     ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦II Cекция                                                ¦      22 (24)       ¦     102 (113)     ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦III Секция                                               ¦         17         ¦     83 (103)      ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦IV Секция                                                ¦      28 (36)       ¦     100 (130)     ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦Секции в предыдущих составах                             ¦         1          ¦         3         ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦Всего                                                    ¦     109 (119)      ¦     413 (481)     ¦
L---------------------------------------------------------+--------------------+--------------------

Постановления, вынесенные в июле 2004 года


----------------------------------------------T-----------T---------T----------T---------T---------¬
¦         Каким органом Суда вынесено         ¦По существу¦Заключено¦Исключено ¦ Прочие  ¦  Всего  ¦
¦                                             ¦   дела    ¦ мировое ¦из списка ¦         ¦         ¦
¦                                             ¦           ¦соглаше- ¦подлежащих¦         ¦         ¦
¦                                             ¦           ¦   ние   ¦рассмотре-¦         ¦         ¦
¦                                             ¦           ¦         ¦ нию дел  ¦         ¦         ¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦Большая палата                               ¦     2     ¦    0    ¦    0     ¦    0    ¦    1    ¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦I Секция                                     ¦    31     ¦    4    ¦    0     ¦    0    ¦  8 (9)  ¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦II Секция                                    ¦  18 (20)  ¦    1    ¦    0     ¦    1    ¦ 27 (28) ¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦III Секция                                   ¦    16     ¦    1    ¦    0     ¦    0    ¦ 8 (23)  ¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦IV Секция                                    ¦  25 (33)  ¦    3    ¦    1     ¦    0    ¦ 24 (45) ¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦II Секция в прежнем составе                  ¦     0     ¦    0    ¦    0     ¦    1    ¦    1    ¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦Всего                                        ¦ 92 (102)  ¦    9    ¦    2     ¦    6    ¦109 (119)¦
L---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+----------

Постановления, вынесенные c начала 2004 года


----------------------------------------------T-----------T---------T----------T---------T---------¬
¦         Каким органом Суда вынесено         ¦По существу¦Заключено¦Исключено ¦ Прочие  ¦  Всего  ¦
¦                                             ¦   дела    ¦ мировое ¦из списка ¦         ¦         ¦
¦                                             ¦           ¦соглаше- ¦подлежащих¦         ¦         ¦
¦                                             ¦           ¦   ние   ¦рассмотре-¦         ¦         ¦
¦                                             ¦           ¦         ¦ нию дел  ¦         ¦         ¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦Большая палата                               ¦     8     ¦    0    ¦    0     ¦    1    ¦    9    ¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦I Секция в прежнем составе                   ¦     0     ¦    0    ¦    0     ¦    0    ¦    0    ¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦II Секция в прежнем составе                  ¦     1     ¦    0    ¦    0     ¦    2    ¦    3    ¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦III Секция в прежнем составе                 ¦     0     ¦    0    ¦    0     ¦    0    ¦    0    ¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦IV Секция в прежнем составе                  ¦     0     ¦    0    ¦    0     ¦    0    ¦    0    ¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦I Секция в прежнем составе                   ¦  94 (97)  ¦ 16 (20) ¦    2     ¦    4    ¦116 (123)¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦II Секция                                    ¦ 89 (100)  ¦    7    ¦    2     ¦    4    ¦102 (113)¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦III Секция                                   ¦  79 (98)  ¦    5    ¦    0     ¦    0    ¦83 (103) ¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦IV Секция                                    ¦ 86 (116)  ¦   12    ¦    2     ¦    0    ¦100 (130)¦
+---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+---------+
¦Всего                                        ¦ 356 (420) ¦ 40 (44) ¦    6     ¦   11    ¦413 (481)¦
L---------------------------------------------+-----------+---------+----------+---------+----------

* Статистические сведения предварительны. То или иное постановление или решение Европейского Суда может быть вынесено в отношении нескольких жалоб (в скобках приводится количество жалоб, в отношении которых вынесено постановление или решение). Употребляемый в Бюллетене значок * означает, что Постановление не является окончательным.


----------------------------------------------------------T--------------------T-------------------¬
¦Вынесенные решения                                       ¦      За июль       ¦С начала 2004 года ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦                                  Жалобы, признанные приемлемыми                                  ¦
+---------------------------------------------------------T--------------------T-------------------+
¦Большая Палата                                           ¦         1          ¦         1         ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦I Секция                                                 ¦         32         ¦     148 (156)     ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦II Секция                                                ¦         18         ¦      67 (68)      ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦III Секция                                               ¦      13 (29)       ¦      77 (96)      ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦IV Секция                                                ¦      18 (26)       ¦     77 (108)      ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦Всего                                                    ¦      81 (105)      ¦     369 (428)     ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦                               II. Жалобы, признанные неприемлемыми                               ¦
+------------------------------------T--------------------T--------------------T-------------------+
¦Большая Палата                      ¦                    ¦         0          ¦         1         ¦
+------------------------------------+--------------------+--------------------+-------------------+
¦I Секция                            ¦Палата              ¦         4          ¦      76 (78)      ¦
¦                                    +--------------------+--------------------+-------------------+
¦                                    ¦Комитет             ¦        304         ¦       3420        ¦
+------------------------------------+--------------------+--------------------+-------------------+
¦II Секция                           ¦Палата              ¦         5          ¦      52 (53)      ¦
¦                                    +--------------------+--------------------+-------------------+
¦                                    ¦Комитет             ¦        254         ¦       2419        ¦
+------------------------------------+--------------------+--------------------+-------------------+
¦III Секция                          ¦Палата              ¦         9          ¦        39         ¦
¦                                    +--------------------+--------------------+-------------------+
¦                                    ¦Комитет             ¦        267         ¦       1621        ¦
+------------------------------------+--------------------+--------------------+-------------------+
¦IV Секция                           ¦Палата              ¦         2          ¦      52 (63)      ¦
¦                                    +--------------------+--------------------+-------------------+
¦                                    ¦Комитет             ¦        174         ¦       1745        ¦
+------------------------------------+--------------------+--------------------+-------------------+
¦Всего                                                    ¦    1832 (1833)     ¦    9425 (9439)    ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦                  III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел                  ¦
+------------------------------------T--------------------T--------------------T-------------------+
¦I Секция                            ¦Палата              ¦         1          ¦        41         ¦
¦                                    +--------------------+--------------------+-------------------+
¦                                    ¦Комитет             ¦         3          ¦        39         ¦
+------------------------------------+--------------------+--------------------+-------------------+
¦II Секция                           ¦Палата              ¦         3          ¦        31         ¦
¦                                    +--------------------+--------------------+-------------------+
¦                                    ¦Комитет             ¦         6          ¦        37         ¦
+------------------------------------+--------------------+--------------------+-------------------+
¦III Секция                          ¦Палата              ¦         0          ¦        94         ¦
¦                                    +--------------------+--------------------+-------------------+
¦                                    ¦Комитет             ¦         3          ¦        16         ¦
+------------------------------------+--------------------+--------------------+-------------------+
¦IV Секция                           ¦Палата              ¦         1          ¦        23         ¦
¦                                    +--------------------+--------------------+-------------------+
¦                                    ¦Комитет             ¦         5          ¦        29         ¦
+------------------------------------+--------------------+--------------------+-------------------+
¦Всего                                                    ¦         22         ¦        310        ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦Всего Решений об исключении жалобы из  списка  подлежащих¦        1070        ¦   10133 (10206)   ¦
¦рассмотрению дел (не включая частичных Решений)          ¦                    ¦                   ¦
L---------------------------------------------------------+--------------------+--------------------

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба


----------------------------------------------------------T--------------------T-------------------¬
¦Каким органом принято решение                            ¦      За июль       ¦С начала 2004 года ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦I Секция                                                 ¦      20 (20)       ¦     313 (335)     ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦II Секция                                                ¦         7          ¦     234 (258)     ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦III Cекция                                               ¦         13         ¦     401 (402)     ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦IV Cекция                                                ¦         13         ¦        152        ¦
+---------------------------------------------------------+--------------------+-------------------+
¦Общее количество коммуницированных жалоб                 ¦      53 (57)       ¦    1100 (1147)    ¦
L---------------------------------------------------------+--------------------+--------------------

Краткое изложение постановлений и решений Европейского Суда подготовлено Секретариатом Европейского Суда и не имеет обязательной силы для Суда.


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Конвенции


Вопрос о юрисдикции государств - членов Совета Европы


По делу ставится вопрос об ответственности России в отношении действий властей "Приднестровской молдавской республики".


Илашку и другие против Молдавии и России
[Ilascu and others - Moldova and Russia] (N 48787/99)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


После распада Советского Союза парламент Молдавии в 1991 году принял декларацию независимости. Сепаратисты в Приднестровском регионе Молдавии к тому времени уже провозгласили создание "Приднестровской молдавской республики" (ПМР), которая международным сообществом не была признана. Вспыхнули ожесточенные столкновения, в ходе которых сепаратисты получали вооружение от войск Советского Союза (позже - Российской Федерации), продолжавших оставаться на территории Молдавии, а некоторые российские воинские части присоединились к сепаратистам. В июле 1992 года между Молдавией и Российской Федерацией было достигнуто соглашение о прекращении огня, в соответствии с которым обе стороны конфликта должны были отвести свои войска и создать зону безопасности. Последующее соглашение, предусматривавшее вывод российских войск, было подписано в 1994 году, но Российская Федерация его не ратифицировала. В 1997 году президент Республики Молдовы и президент ПМР подписали меморандум, заложивший основы для нормализации отношений между Молдавией и ПМР. С того времени проводились дополнительные переговоры.

Четверо заявителей были арестованы в июне 1992 года, и им были предъявлены обвинения в ведении антисоветской деятельности и борьбы незаконными средствами против законного Приднестровского государства. Им также были предъявлены обвинения в совершении ряда преступлений, включая умышленное убийство. В период содержания под стражей до суда заявители подвергались жестокому обращению. Троих из них доставили в гарнизон российской армии, где, по их утверждениям, их охраняли и пытали военнослужащие российской армии. У заявителей не было связи с внешним миром, и их содержали в камерах, в которых не было туалетов, воды и естественного освещения; при этом прогулки им разрешались по 15 минут в день. Впоследствии заявителей содержали в камерах в помещении управления внутренних дел. В камерах отсутствовало естественное освещение, заявителям не разрешалось посылать или получать почтовую корреспонденцию, они не имели доступа к адвокату, а члены семей могли приходить на свидания с ними только по усмотрению властей.

В декабре 1993 года Верховный суд ПМР вынес обвинительный приговор по делу заявителей, и суд приговорил первого заявителя к смертной казни, а других заявителей - к длительным срокам лишения свободы. Верховный суд Молдавии по собственной инициативе проверил законность и обоснованность приговора и отменил его, постановив освободить заявителей из-под стражи. Власти ПМР, однако, никак не отреагировали на это постановление Верховного суда Молдавии. После вынесения обвинительного приговора заявители продолжали оставаться под стражей, их содержали в камерах одиночного заключения без естественного освещения. Условия содержания заявителей под стражей ухудшили их здоровье, но надлежащей медицинской помощи им предоставлено не было. Условия их содержания под стражей ухудшились после того, как жалоба заявителей была подана в Европейский Суд. Первый заявитель был освобожден из места заключения в мае 2001 года; остальные оставались в тюрьме.


Вопросы права


По поводу Статьи 1 Конвенции.

(i) Вопрос о том, находились ли заявители под юрисдикцией Молдавии. Действие той презумпции, что "юрисдикция" осуществляется каким-либо государством на всей его территории, может быть в исключительных случаях ограничено, в особенности в тех случаях, когда государству препятствуют в осуществлении своей власти над частью принадлежащей ему территории. Для установления наличия такого рода ситуации Европейский Суд должен изучить как объективные факты, так и действия самого государства, поскольку на каждом государстве - члене Совета Европы лежат позитивные обязательства предпринимать надлежащие меры к тому, чтобы на своей территории гарантировать уважение к правам человека. Кроме того, в исключительных обстоятельствах акции государства, которые имели место или которые имели последствия вне пределов его территории, также могут быть приравнены к осуществлению "юрисдикции". В тех же случаях, когда государство осуществляет полный контроль над какой-либо местностью вне пределов своих границ, его ответственность распространяется и на акции местной администрации, которая продолжает функционировать благодаря поддержке этого государства. Помимо этого, следует заметить, что ввиду непротивления действиям частного лица также может возникать ответственность государства, в особенности, когда речь идет о признании государством актов самопровозглашенной власти, международным сообществом не признанной.

В настоящем деле правительство Молдавии, единственно законное в соответствии с нормами международного права, не осуществляло власть над частью территории Республики Молдова, находящейся под контролем властей ПМР. Однако на этом государстве-ответчике все-таки лежала позитивная обязанность принимать меры к тому, чтобы в пределах своей власти обеспечить права заявителей. В тех случаях, когда какому-либо государству препятствуют осуществлять свою власть над всей его территорией, оно не утрачивает "юрисдикцию", хотя фактическая ситуация сужает сферу этой юрисдикции, поэтому принятую государством на себя обязанность по Статье 1 Конвенции необходимо рассматривать только в свете позитивных обязательств этого государства.

В настоящем деле эти обязательства относятся как к мерам, необходимым для восстановления своего контроля над Приднестровьем, так и к мерам, необходимым для обеспечения уважения прав заявителей, включая попытки добиться их освобождения из-под стражи. Из обязательства Республики Молдова по восстановлению своего контроля над Приднестровьем вытекало то, что власти Молдавии не должны были поддерживать правящий в Приднестровье режим и должны были предпринять все имеющиеся в их распоряжении меры для восстановления своего контроля над регионом. В этом смысле власти Молдавии не прекращали своих сетований на "агрессию" и отвергли декларацию независимости "Приднестровской молдавской республики", но мало что они могли сделать против режима, который поддерживался такой державой, как Российская Федерация.

Молдавия продолжала предпринимать шаги в отношении ПМР как внутри страны, так и на международном уровне после окончания боевых действий в

1992 году и ратификации Конвенции в 1997 году, в частности, на дипломатическом уровне. С властями ПМР власти Молдавии установили сотрудничество в ряде областей, тем не менее эти действия представляли собой подтверждение стремления Молдавии восстановить свой контроль над регионом и не могли рассматриваться как действия в поддержку режима.

Что же касается ситуации, в которой оказались заявители, то Европейский Суд замечает: до ратификации Конвенции власти Молдавии предприняли ряд мер, касавшихся заявителей, включая отмену Верховным судом Молдавии обвинительных приговоров, вынесенных заявителям, а также после ратификации Конвенции - меры, направленные к их освобождению из-под стражи. Однако нет свидетельств тому, что после освобождения первого заявителя предпринимались эффективные меры к тому, чтобы положить конец продолжающемуся нарушению прав других заявителей. И действительно, в ходе продолжавшихся переговоров они вообще не упоминались правительством Молдавии, хотя в его власти было в контексте переговоров поднять вопрос о судьбе этих заявителей. Ввиду этого обстоятельства можно ставить вопрос об ответственности Молдавии за ситуацию с заявителями, поскольку власти Молдавии не исполнили свои позитивные обязательства по защите прав человека в отношении обжалуемых заявителями действий, имевших место после мая 2001 года.

(ii) Вопрос о том, находились ли заявители под юрисдикцией Российской Федерации. Российская Федерация поддерживала сепаратистские власти в период вооруженного конфликта своими политическими декларациями и позже подписала соглашение о прекращении огня в качестве стороны соглашения. Тем самым возникла ответственность Российской Федерации в отношении незаконных действий, совершенных сепаратистами, поскольку Российская Федерация оказывала поддержку сепаратистам, а российские военнослужащие участвовали в боевых действиях. Кроме того, Российская Федерация продолжала оказывать военную, политическую и экономическую поддержку властям ПМР и после заключения соглашения о прекращении боевых действий.

Заявители были арестованы при участии российских военнослужащих, а трое заявителей содержались под стражей и подвергались жестокому обращению в месте дислокации российской воинской части. Заявители тем самым оказались под юрисдикцией Российской Федерации, хотя Конвенция в то время и не имела силу в отношении Российской Федерации. События следует рассматривать под тем углом зрения, что их частью являются не только акции, в которых участвовали лица, представляющие Российскую Федерацию, но также и передача заявителей в руки режима ПМР, и последующее жестокое обращение с ними. Лица, представляющие Российскую Федерацию, полностью отдавали себе отчет в том, что они передают заявителей незаконному и антиконституционному режиму, и знали или должны были знать об участи, уготованной заявителям.

Остается установить, сохранялась ли ответственность Российской Федерации после ратификации ею Конвенции в мае 1998 года. В этом отношении следует заметить: российская армия* (* Здесь Европейский Суд имеет в виду 14-ю Армию Одесского военного округа Министерства обороны СССР, которая в свое время была дислоцирована на территории Молдавской ССР. Указом Президента Российской Федерации от 1 апреля 1992 г. N 320 части и соединения Вооруженных Сил бывшего СССР, дислоцированные на территории Молдавии, были переведены под юрисдикцию Российской Федерации, а 14-я Армия была преобразована в Оперативную группу войск Министерства обороны Российской Федерации в Приднестровье (прим. перев.).) продолжала дислоцироваться на территории Молдавии, и ввиду объема запасов имевшихся у нее вооружений сохранялась важность военного присутствия России; властям ПМР оказывалась также и значительная финансовая поддержка. Таким образом, ПМР оставалась под эффективной властью или, по меньшей мере, под решающим влиянием Российской Федерации, и на ней лежала длящаяся ответственность за судьбу заявителей, поскольку с момента ратификации Конвенции Российской Федерацией не было предпринято никаких попыток положить конец ситуации, в которой оказались заявители. Европейский Суд поэтому считает, что заявители находились под юрисдикцией Российской Федерации, и в их отношении она несла ответственность.

По поводу юрисдикции ratione temporis* (* Ratione temporis (лат.) - по причинам сроков; ввиду обстоятельств времени события. По общему правилу Европейский Суд принимает к рассмотрению жалобы относительно лишь тех фактов, которые имели место после момента вступления в силу Конвенции для государства, действия которого являются предметом жалобы (прим. перев.) Европейского Суда в контексте:

пункта жалобы, относящегося к Статье 6 Конвенции. Ввиду того обстоятельства, что судебное разбирательство по делу заявителей состоялось до момента ратификации Конвенции государствами-ответчиками, Европейский Суд не считает себя правомочным - ввиду правила ratione temporis - рассматривать пункты жалоб заявителей, касающиеся вопроса о несправедливости судебного разбирательства;

пунктов жалобы, относящихся к Статьям 3, 5 и 8 Конвенции. Хотя исследуемые по делу события в контексте нарушений Статей 3, 5 и 8 Конвенции начались в 1992 году с арестом и заключением заявителей под стражу, эти события продолжались, поэтому Европейский Суд считает себя правомочным рассматривать вопрос о нарушениях упомянутых статей Конвенции;

пункта жалобы, относящегося к Статье 2 Конвенции. Наказание в виде смертной казни, назначенное первому заявителю, не было отменено после того, как государства-ответчики ратифицировали Конвенцию, и потому Европейский Суд считает себя правомочным рассматривать вопрос о нарушении требований Статьи 2 Конвенции.

По поводу Статьи 2 Конвенции. Хотя наказание в виде смертной казни, назначенное первому заявителю, было отменено Верховным судом Молдавии в 1994 году, это постановление об отмене наказания в виде смертной казни не имело никакого эффекта. Европейский Суд не имеет возможности установить точные обстоятельства освобождения Илашку из места заключения; Суд не имеет также возможности установить, было ли назначенное ему наказание в виде смертной казни официально смягчено. Однако поскольку на данный момент заявитель проживает в Румынии как гражданин Румынии, опасность исполнения приговора суда к смертной казни является, скорее, гипотетической, чем реальной. Он, должно быть, перенес страдания ввиду назначенного ему наказания и условий содержания под стражей, но данный вопрос, вероятнее всего, должен быть исследован в контексте Статьи 3 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что нет необходимости исследовать данное дело в контексте Статьи 2 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 3 Конвенции. (i) Исполнение требований Конвенции обязательно для государств - членов Совета Европы только в отношении событий, имевших место после ее вступления в силу для этих государств. Однако Европейский Суд может принять во внимание весь период времени содержания первого заявителя под стражей, когда он был приговорен к смертной казни, с тем, чтобы дать оценку последствиям условий его содержания под стражей, которые за все то время оставались одинаковыми. Заявитель находился в месте заключения в постоянном страхе перед приведением в исполнение приговора суда к смертной казни; при этом он не мог прибегнуть ни к какому средству правовой защиты. Его страдания усиливались тем фактором, что назначенное заявителю наказание не имело никакого законного основания ввиду явного произвола, в условиях которого проводилось судебное разбирательство по делу заявителей. Условия же, в которых первый заявитель содержался под стражей, оказали пагубное воздействие на состояние его здоровья: ему не оказывалась надлежащая медицинская помощь, и он не получал необходимого питания.

Кроме того, тот факт, что разрешения на переписку и свидания с родственниками ему выдавались по произвольному усмотрению соответствующих властей, еще больше усугублял условия его содержания под стражей. Налицо неисполнение требований Статьи 3 Конвенции, и обращение, которому подвергали первого заявителя, приравнивается к пытке. Российская Федерация ответственна за это обращение с ним, тогда как со стороны Молдавии нарушений требований Статьи 3 Конвенции допущено не было, так как речь об ответственности Молдавии могла идти только после того, как Илашку был освобожден из места заключения.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в данном вопросе требования Статьи 3 Конвенции были нарушены Российской Федерацией (принято шестнадцатью голосами "за" и одним голосом "против") и не были нарушены Молдавией (принято одиннадцатью голосами "за" и шестью голосами "против").

(ii) Европейский Суд считает, что обращение властей с третьим заявителем и условия, в которых он содержался под стражей, отказ в оказании надлежащей медицинской помощи и в предоставлении надлежащего питания приравниваются к пытке. Ввиду того обстоятельства, что он оставался под стражей в таких условиях, ответственность обоих государств-ответчиков возникла с соответствующих дат ратификации Конвенции* (* Конвенция вступает в силу не с даты ратификации, а с даты вручения ратификационных грамот (прим. перев.).).


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в данном вопросе требования Статьи 3 Конвенции были нарушены Российской Федерацией (принято шестнадцатью голосами "за" и одним голосом "против") и не были нарушены Молдавией (принято одиннадцатью голосами "за" и шестью голосами "против").

(iii) Двое других заявителей содержались под стражей в крайне суровых условиях, что приравнивается к бесчеловечному и унижающему достоинство человека обращению, и потому в отношении этой ситуации возникла ответственность обоих государств-ответчиков.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в данном вопросе требования Статьи 3 Конвенции были нарушены Российской Федерацией (принято шестнадцатью голосами "за" и одним голосом "против") и не были нарушены Молдавией (принято одиннадцатью голосами "за" и шестью голосами "против").

По поводу подпункта "а" пункта 1 Статьи 5 Конвенции. Европейский Суд неправомочен постановлять, нарушило ли судебное разбирательство по делу заявителей требования Статьи 6 Конвенции, однако коль скоро содержание заявителей под стражей продолжалось после ратификации Конвенции государствами-ответчиками, Суд вполне правомочен устанавливать, содержались ли они под стражей на законных основаниях после осуждения компетентным судом. Ввиду произвольного характера судебного разбирательства по их делу ни один из заявителей не был осужден "судом", а наказания в виде лишения свободы, назначенные им, не могут считаться "законным содержанием под стражей", предписанным "в порядке, установленном законом". Эти действия вменяются в вину Российской Федерации в отношении всех заявителей, тогда как ответственность Молдавии возникает только в отношении второго, третьего и четвертого заявителя.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в данном вопросе требования подпункта "а" пункта 1 Статьи 5 Конвенции были нарушены Российской Федерацией (принято шестнадцатью голосами "за" и одним голосом "против") и были также нарушены Молдавией (принято одиннадцатью голосами "за" и шестью голосами "против") в отношении трех заявителей, но не были нарушены Молдавией в отношении первого заявителя (принято одиннадцатью голосами "за" и шестью голосами "против").

По поводу Статьи 8 Конвенции. Европейский Суд единогласно счел, что нет необходимости рассматривать пункты жалобы заявителей, которые касаются вопроса об их переписке во время содержания под стражей и свиданий с родственниками. Этот вопрос был принят во внимание при рассмотрении жалобы в контексте положений Статьи 3 Конвенции.

По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Даже предположив, что в силу правила ratione temporis Европейский Суд правомочен рассматривать тот пункт жалобы заявителей, в котором указывается, что их имущество было после судебного разбирательства по их делу конфисковано, жалоба в этом отношении не была обоснована.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в данном вопросе требования Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были (принято пятнадцатью голосами "за" и двумя голосами "против").

По поводу Статьи 34 Конвенции. Заявители утверждают, что не могли обратиться в Европейский Суд, и что их женам пришлось сделать это от их имени. Кроме того, заявителям угрожали, и условия их содержания под стражей ухудшились после того, как их жалоба была подана в Европейский Суд. Таковые действия образуют противоправную и недопустимую форму давления на заявителей, которая препятствовала осуществлению их права на подачу жалобы в Европейский Суд.

Кроме того, следует заметить, что Российская Федерация явно обращалась к властям Молдавии с просьбой отозвать определенные замечания, представленные ими в Европейский Суд. Таковые действия способны серьезно воспрепятствовать Европейскому Суду в рассмотрении жалобы, и потому Суд счел, что имеет место факт нарушения Российской Федерацией своих обязательств по Статье 34 Конвенции. Более того, высказывания президента Молдавии, последовавшие после освобождения первого заявителя из места заключения, в которых президент поставил улучшение положения заявителей в зависимость от отзыва ими своей жалобы из Европейского Суда, представляют собой акт прямого давления, направленный на воспрепятствование реализации права человека на подачу жалобы в Европейский Суд, и приравниваются к нарушению Молдавией Статьи 34 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в данном вопросе власти Молдавии не выполнили свои обязательства в соответствии со Статьей 34 Конвенции (принято шестнадцатью голосами "за" и одним голосом "против"); Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в данном вопросе власти Российской Федерации не выполнили свои обязательства в соответствии со Статьей 34 Конвенции (принято шестнадцатью голосами "за" и одним голосом "против").


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить первому заявителю компенсацию в размере 180 тысяч евро в возмещение причиненного ему материального ущерба и морального вреда, а также по 120 тысяч евро каждому из двух других заявителей. Суд также присудил выплатить каждому заявителю по семь тысяч евро в связи с нарушением Статьи 34 Конвенции. Кроме того, Суд вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о юрисдикции государств - членов Совета Европы


По делу ставится вопрос о выполнении государством своих позитивных обязательств в отношении соблюдении прав человека на территории, над которой оно не имеет никакого контроля.


Илашку и другие против Молдавии и России
[Ilascu and others - Moldova and Russia] (N 48787/99)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


(Изложение обстоятельств данного дела см. выше.)


По жалобе о нарушении Статьи 2 Конвенции


Вопрос о позитивных обязательствах государства по охране прав человека


По делу ставится вопрос об отсутствии в уголовном законодательстве нормы, предусматривающей уголовные санкции за прерывание беременности без согласия беременной. Требования Статьи 2 Конвенции по делу нарушены не были.


Во против Франции
[Vo - France] (N 53924/00)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


В гинекологическое отделение больницы поступили две пациентки с одинаковыми фамилиями. Перепутав эти фамилии, врач произвел в отношении заявительницы, пришедшей на обследование по беременности, действия, предназначавшиеся для другой пациентки. Это привело к тому, что заявительнице пришлось сделать в больнице аборт по медицинским показаниям. Утробный плод заявительницы, вполне здоровый, был на стадии развития в промежутке между 20 и 21 неделей, и заявительница не намеревалась прерывать свою беременность. Она обратилась в суд с заявлением о преступлениях - неумышленном причинении ей телесных повреждений и убийстве ребенка во чреве матери. В отношении преступления против личности заявительницы был применен акт амнистии. Что же касается деяния в отношении утробного плода, то Кассационный суд Франции* (* Во Франции Кассационный суд возглавляет систему судов общей юрисдикции и, по сути, является верховным судом страны (прим. перев.).) отказался квалифицировать действия врача как непредумышленное убийство, которые - по его небрежности или неосторожности - привели к смерти в утробе [in utero] матери человеческого плода, хотя еще не жизнеспособного, но уже близкого к тому, чтобы стать таковым. Суд также отказался признать плод в утробе матери человеческим существом, пользующимся защитой уголовного права. Заявительница утверждала, что положение, при котором отсутствует защита еще не появившегося на свет ребенка со стороны уголовного права Франции, является недопустимым и образует нарушение Статьи 2 Конвенции.

По поводу Статьи 2 Конвенции. Во французском законодательстве не существует четкого юридического определения ребенка во чреве матери, нет в Европе и консенсуса по поводу юридического статуса человеческого зародыша. Европейский Суд не постановляет, является ли ребенок во чреве матери лицом в значении, которое придается этому понятию Статьей 2 Конвенции, или нет. Европейский Суд отмечает, что в данном деле спор касался вопроса о непреднамеренных действиях врача, причинивших телесные повреждения ребенку во чреве матери, повлекших его смерть; причем эти действия были произведены врачом вопреки желаниям матери и ценою значительных страданий ее самой. С учетом этого Европейский Суд полагает, что интересы утробного плода и его матери частично совпадали. Соответственно, Суд изучил вопрос о защите прав, доступной заявительнице под углом зрения адекватности имеющихся в правовой системе Франции механизмов для доказывания небрежности врача, повлекшей гибель ее ребенка в утробе, и для заглаживания вреда, причиненного принудительным прерыванием ее беременности.

Поскольку дело касается непредумышленного нарушения права заявительницы на физическую неприкосновенность, позитивные обязательства государства по охране прав человека в процессуальных вопросах, проистекающие из положений Статьи 2 Конвенции, отнюдь не требуют, чтобы в действие приводились бы обязательно уголовно-правовые средства правовой защиты. Заявительница могла бы обратиться в суд с гражданским иском против властей, требуя выплаты ей компенсации за вред, который был причинен действиями врача, совершенными по небрежности. Дело могло бы быть с успехом разрешено в пользу заявительницы, и тогда она смогла бы добиться вынесения постановления суда, предписывавшего администрации больницы выплатить ей компенсацию за причиненный вред. Это явствовало из заключений экспертизы, составленных в ходе производства по уголовному делу: в заключениях обращалось внимание на плохую работу гинекологического отделения больницы и крайнюю небрежность, допущенную врачом, занимавшимся заявительницей.

К тому же, учитывая обстоятельства дела, срок исковой давности в пять лет, применявшийся к искам о возмещении ущерба, возбуждаемым в административных судах, не представляется Европейскому Суду чересчур коротким; при этом данный срок был недавно продлен до десяти лет новыми положениями законодательства. Следовательно, даже исходя из того, что Статья 2 Конвенции была бы применима в настоящем деле, обращение в суд с гражданским иском против властей с требованием выплаты компенсации за вред, который был причинен действиями врача, совершенными по предположительной небрежности, может считаться эффективным средством правовой защиты, вполне доступным заявительнице.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что требования Статьи 2 Конвенции по делу нарушены не были (принято четырнадцатью голосами "за" и тремя голосами "против").


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о соблюдении государством запрета на пытки


По делу обжалуются факты жестокого обращения с задержанными и условия содержания их под стражей. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции.


Илашку и другие против Молдавии и России
[Ilascu and others - Moldova and Russia] (N 48787/99)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 1 Конвенции.)


Вопрос о бесчеловечном или унижающем достоинство обращении с человеком


По делу обжалуются факты предположительно жестокого обращения с заявителем со стороны полицейских при производстве его ареста и последующее осуждение заявителя по обвинению в "воспрепятствовании сотруднику полиции при исполнении им своих служебных обязанностей". Жалоба признана приемлемой.


Матко против Словении
[Matko - Slovenia] (N 43393/98)


Решение от 8 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель жалобы утверждает, что в апреле 1995 года, когда он ехал в своем автомобиле по центру города, две полицейские машины блокировали ему движение и вынудили остановиться. В своей жалобе заявитель указал, что полицейские его связали, избили, высказывали угрозы и доставили в полицейский участок за то, что он вовремя не остановил свой автомобиль. Полицейские оспорили версию событий в изложении заявителя и утверждали, что заявитель отказался остановить свой автомобиль для обычной проверки документов. Поскольку он пытался бежать с места происшествия, утверждали полицейские, они были вынуждены надеть на него наручники и сбить его на землю в процессе надевания наручников. Примерно четыре часа спустя после своего ареста заявитель был освобожден из-под стражи и отправился в больницу, где провел ночь и часть следующего дня. В медицинских заключениях, составленных врачами по поводу состояния здоровья заявителя, указывалось, что у него имелось несколько телесных повреждений (были повреждены правый глаз, нос, левое плечо, грудная клетка, правое ухо, левое бедро, а также, возможно, имелась трещина в правой височной кости). Ряд документов и вырезки из газет, имеющиеся в материалах дела, свидетельствуют о том, что арест заявителя был частью широкомасштабной акции, предпринятой полицией против одного преступного синдиката.

В мае 1995 года Матко подал в прокуратуру заявление о совершении преступления неустановленными сотрудниками полиции, но оно было отклонено прокурором. В тот же день прокурор потребовал проведения судебного следствия в отношении заявителя на основе материалов производства, возбужденного против него в апреле 1995 года. Первоначально суд признал заявителя невиновным в "попытке воспрепятствовать действиям публичного должностного лица в ходе исполнения им своих обязанностей". Однако впоследствии оправдательный приговор был отменен, и заявитель был осужден по данному обвинению окончательным приговором суда, вынесенным в мае 2001 года. Он не обжаловал приговор по вопросам права.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 3, 5 и 6 Конвенции (вопрос о чрезмерной продолжительности производства по делу). Европейский Суд принял решение рассмотреть предварительные возражения государства-ответчика относительно неисчерпания заявителем внутригосударственных средств правовой защиты и невыполнения им правила о шестимесячном сроке, установленном для подачи жалобы в Европейский Суд* (* Согласно условиям принятия

Европейским Судом жалоб к производству, установленным Статьей 35 Конвенции, Суд может принять дело к рассмотрению только в течениешести месяцев со дня вынесения национальными органами окончательного решения по делу (прим. перев.).), вместе с рассмотрением жалобы по существу.


Вопрос об унижающем достоинство обращении с человеком


По делу обжалуются факты жестокого обращения с заявителем и неадекватность расследования, проведенного властями по этим фактам. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции.


Балог против Венгрии
[Balogh - Hungary] (N 47940/99)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, цыган, зарабатывал вместе со своими компаньонами, продавая уголь с грузовика. Полицейские забрали его в полицейский участок для допроса после того, как в полицию поступила жалоба на Балога от группы лиц, которым он обещал продать уголь. Заявитель утверждает в своей жалобе, что во время допроса, продолжавшегося два часа, один из сотрудников полиции постоянно бил его по лицу и левому уху. Два дня спустя после освобождения из-под стражи, вернувшись к себе домой, заявитель обратился за консультацией к врачу по поводу имевшейся у него травмы и был прооперирован с целью восстановления барабанной перепонки в ухе.

Против сотрудников полиции было возбуждено уголовное дело на основании медицинского заключения, представленного властям заявителем. В следственном управлении были заслушаны свидетели со стороны заявителя, равно как и сотрудники полиции, находившиеся на дежурстве в день происшествия. Ввиду отсутствия прямых очевидцев случившегося и неубедительного медицинского заключения, в котором не содержалось твердых выводов относительно того, когда было причинена травма - во время допроса или после него, дело было прекращено. Хотя заявитель не подавал жалобу на постановление о прекращении дела, "Бюро правовой защиты национальных и этнических меньшинств", которое он попросил представлять его интересы по делу, впоследствии обратилось в прокуратуру с ходатайством о возобновлении производства по делу ввиду дополнительного медицинского заключения. Прокуратура, тем не менее, пришла к выводу, что дело все-таки должно быть прекращено, поскольку доказать обвинения, выдвинутые заявителем против сотрудников полиции, было невозможно.


Вопросы права


По поводу предварительных возражений государства-ответчика относительно неисчерпания заявителем внутригосударственных средств правовой защиты. Хотя заявитель и не использовал обычное средство правовой защиты - на которое ссылается государство-ответчик - в отношении постановления о прекращении дела, его юридический представитель заявил ходатайство о том, чтобы производство по делу было бы продолжено на основании иной нормы Уголовно-процессуального кодекса. Предварительные возражения государства-ответчика отклонены.

По поводу Статьи 3 Конвенции. Травма, причиненная заявителю, была достаточно серьезной, поэтому ее нанесение приравнивается к акту жестокого обращения, на которое распространяет свое действие Статья 3 Конвенции. Свидетели со стороны Балога - другие задержанные, находившиеся в полицейском участке, - указывали, что, когда он покидал участок, то своим внешним видом он демонстрировал, что полицейские его побили. Это противоречит версии событий в изложении государства-ответчика - оно исходит из того, что во время допроса заявитель, предположительно, бросил ремарку, смысл которой заключался в том, что он боялся: "что-то нехорошее творят с ним его компаньоны". Однако компаньоны заявителя по поводу смысла ремарки допрошены не были, и ею нельзя было убедительно объяснить происхождение травмы.

Хотя заявитель и не обращался за медицинской помощью сразу же после предположительного инцидента и отложил обращение к врачам до возвращения в свой родной городок, факту такого промедления нельзя придавать решающее значение, и сам факт не может подорвать позиции заявителя, что касается его жалобы на нарушение Статьи 3 Конвенции. Несмотря на тот факт, что в отношении утверждений заявителя было проведено независимое расследование, и были получены противоречащие друг другу показания относительно инцидента, власти так и не представили правдоподобное объяснение происхождения травм заявителя, равно как власти не сумели в удовлетворительной степени установить, что происхождение травм иное, чем характер обращения с заявителем в полиции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции (принято четырьмя голосами "за" и тремя голосами "против").

По поводу Статьи 13 Конвенции. Три прокурорские инстанции проверяли жалобы заявителя, и проведенное расследование было тщательным и способным привести к установлению личности и наказанию любого представителя государственной власти, ответственность которого за имевший место инцидент могла бы быть установлена.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу требования Статьи 13 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

По поводу Статьи 14 Конвенции.

Европейский Суд считает, что утверждение заявителя о том, что властями он подвергался дискриминации ввиду своего этнического происхождения, не нашло своего подтверждения.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу требования Статьи 14 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 14 тысяч евро в возмещение причиненного заявителю материального ущерба и морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По жалобам о нарушениях Статьи 5 Конвенции


По жалобам о нарушениях подпункта "а" пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о законном содержании под стражей лица, осужденного компетентным судом

По делу ставится вопрос о незаконности лишения заявителей свободы на основании обвинительного приговора суда такого государства, которое не является признанным согласно нормам международного права. По делу допущено нарушение требований подпункта "а" пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


Илашку и другие против Молдавии и России
[Ilascu and others - Moldova and Russia] (N 48787/99)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


(Cм. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 1 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях пункта 3 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о праве каждого задержанного или заключенного под стражу незамедлительно быть доставленным к судье или к иному должностному лицу, наделенному согласно закону судебной властью


По делу ставится вопрос о незаконности избрания меры пресечения в виде домашнего ареста на основании постановления следователя. По делу допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 5 Конвенции.


Вачев против Болгарии
[Vachev - Bulgaria] (N 42987/98)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель жалобы - исполнительный директор компании, находящейся в собственности государства. В мае 1997 года против него было возбуждено уголовное дело по обвинению в злоупотреблении служебным положением и изготовлении поддельных документов. В июне 1997 года постановлением следователя заявитель был помещен под домашний арест. Несмотря на все его жалобы в отношении избрания этой меры пресечения, ему изменили домашний арест на денежный залог в декабре 1997 года. Тем временем производство по делу заявителя продолжалось, и предъявленные ему первоначально обвинения изменялись несколько раз. Прокуратура возвращала дело несколько раз на дополнительное расследование, и между прокуратурой и следственными органами не было согласия относительно того, какие обвинения против заявителя должны фигурировать в обвинительном заключении. В феврале 2003 года между заявителем и обвинением была заключена процессуальная сделка о признании вины* (* Такого рода сделка предполагает, что в обмен на признание вины (устраняющее необходимость судебного разбирательства в полном объеме) обвинение будет рекомендовать суду назначить обвиняемому менее строгое наказание, либо переквалифицирует деяние обвиняемого на менее тяжкое, либо - как в данном случае - прекратит уголовное преследование вообще. К сделкам о признании вины прибегают также с тем, чтобы заручиться поддержкой обвиняемого в качестве свидетеля по другим, более важным для государства делам (прим. перев.).), и вскоре после этого уголовное дело в отношении заявителя было прекращено. Заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что избранию меры пресечения в виде домашнего ареста не сопутствовали необходимые процессуальные гарантии, а также на то, что продолжительность производства по его уголовному делу была чрезмерной.


Вопросы права


По поводу пункта 3 Статьи 5 Конвенции. Помещение заявителя под домашний арест было актом лишения человека свободы в значении Статьи 5 Конвенции. Однако поскольку следователь, который выносил постановление об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, не может считаться достаточно независимым и беспристрастным должностным лицом для целей применения пункта 3 Статьи 5 Конвенции, Европейский Суд считает, что имело место нарушение права заявителя на то, чтобы быть доставленным "к судье или к иному должностному лицу, наделенному согласно закону судебной властью".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 4 Статьи 5 Конвенции. Государство-ответчик в своих представлениях Европейскому Суду утверждало, что заявитель не исчерпал все доступные ему внутригосударственные средства правовой защиты, поскольку он мог бы обратиться в суд с жалобой на действия властей, прямо при этом ссылаясь на Конвенцию. Хотя Конвенция инкорпорирована в болгарское право и в Болгарии представляет собой акт прямого действия, государство-ответчик не представило Европейскому Суду никаких примеров судебного решения по какому-либо делу, в котором лицо, в отношении которого была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, успешно бы ссылалось на положения пункта 4 Статьи 5 Конвенции, ходатайствуя об изменении этой меры пресечения. С учетом сомнительности этого средства правовой защиты и того обстоятельства, что болгарское законодательство в то время, когда развивались события, фигурирующие в данном деле, не предусматривало судебную проверку законности избрания такой меры пресечения, как домашний арест, Европейский Суд отклоняет предварительные возражения государства-ответчика и считает, что имело место нарушение требований пункта 4 Статьи 5 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 4 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 5 Статьи 5 Конвенции. Болгарское законодательство не предоставляет заявителю обеспеченное силой закона право на получение компенсации за вред, причиненный ему лишением свободы при обстоятельствах, противоречащих пунктам 4 и 5 Статьи 5 Конвенции. В Болгарии только те лица, в отношении которых избирается мера пресечения в виде заключения "под стражу до суда", а не в виде домашнего ареста, как это было в деле заявителя, могут требовать выплаты такой компенсации.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 5 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Производство по делу заявителя тянулось пять лет и девять месяцев и все это время находилось в стадии предварительного следствия. Хотя дело с точки зрения правовых аспектов и фактической стороны было сложным, в производстве по делу было несколько периодов бездействия властей, плохо осуществлялась координация между вовлеченными в дело правоохранительными ведомствами (как об этом свидетельствуют многочисленные изменения в квалификации вменявшихся заявителю в вину деяний), и дело много раз возвращалось прокуратурой в органы следствия. Все это способствовало проволочкам в производстве по делу в целом.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере трех тысяч евро в возмещение причиненного ему морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.



По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции


По жалобам о нарушениях пункта 1 [гражданско-процессуальный аспект] Статьи 6 Конвенции


Вопрос о праве человека на разбирательство дела судом


По делу ставится вопрос о подсудности иска, в рассмотрении которого было отказано как судьям по гражданским, так и административным делам. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Объединение "Бенефичио Капелла Паулини" против Сан-Марино
[Beneficio Cappella Paulini - San Marino] (N 40786/98)


Постановление от 13 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Земельный надел, принадлежавший объединению-заявителю, в 1985 году был на законных основаниях отчужден властями с целью производства на нем общественных работ в последующие два года. Однако к 1987 году только часть этой земли была использована по такому назначению. Государство отказалось вернуть объединению-заявителю те части земельного надела, которые не были использованы. Объединение-заявитель обратилось в суд первой инстанции по гражданским делам с ходатайством о восстановлении своих прав собственности на те участки земли, которые были отчуждены, но не использовались государством. Когда суд вынес постановление о неподсудности иска, объединение-заявитель обратилось в вышестоящий суд с жалобой на это постановление и требованием установить правовой титул на землю и вернуть ему в собственность эти участки земли. Объединение-заявитель также обратилось в административные суды с требованием о восстановлении первоначального правового положения.

Вступившим в силу решением административный суд указал, что законодательство действительно предусматривает право лица обращаться в суды по гражданским делам с просьбой вынести постановление о том, что распоряжения властей об отчуждении собственности утрачивают свою силу в тех случаях, когда не соблюдаются сроки, установленные для проведения предусматривавшихся работ на отчужденной земле. Четыре года спустя апелляционный суд по гражданским делам вынес постановление о неподсудности жалобы, передав дело в административный суд. Ни административные суды, ни суды по гражданским делам так и не вынесли решение по существу дела объединения-заявителя.

По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции (вопрос о праве человека на разбирательство его дела судом). Европейский Суд не считает себя вправе исследовать, должны были административные суды или суды по гражданским делам выносить решение по существу дела объединения-заявителя, особенно с учетом того обстоятельства, что в Италии на сей счет имеется соответствующее законодательство. Европейский Суд отмечает, что объединение-заявитель имело доступ к этим судам, но ни административные суды, ни суды по гражданским делам не решили вопрос, имеет ли объединение-заявитель право на реституцию земельных участков, которые были отчуждены, но не использовались государством. По мнению Европейского Суда, таковая ситуация приравнивается к отказу в правосудии, который подрывает самое суть права человека на разбирательство его дела судом, гарантированного пунктом 1 Статьи 6 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято шестью голосами "за" и одним "против").

По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Длящееся решение не возвращать землю объединению-заявителю вопреки, во-первых, противоречивым результатам двух производств, возбужденных объединением-заявителем, и,

во-вторых, тем обстоятельством, что земельные участки по-прежнему не использовались для реализации проектов общественных работ, нарушило справедливый баланс, который должен существовать между требованиями всеобщего интереса и необходимостью ограждать личные права в целях применения Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Мотэ де Нарбон" [Motais de Narbonne], вынесенное 2 октября 2002 г.; в деле речь шла об участке земли, не использовавшемся по назначению, которым обосновывался акт его отчуждения).


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято шестью голосами "за" и одним "против").

Далее Суд постановил, что имело место нарушение права заявителя на судебное разбирательство дела "в разумный срок" в том значении, которое придается этому понятию пунктом 1 Статьи 6 Конвенции.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю некую сумму компенсации в возмещение причиненного ему морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством. Что же касается материального ущерба, предположительно нанесенного заявителю, то Суд отложил решение вопроса о применении Статьи 41 Конвенции в контексте такового ущерба.


Вопрос о праве человека на разбирательство дела судом


По делу обжалуется неисполнение вступившего в силу решения суда Грузии о взыскании задолженности с российского ведомства. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Монаселидзе против России
[Monasselidze - Russia] (N 71696/01)


[Коммуницирована III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, гражданин Грузии, занимал пост руководителя двух компаний, которые в советское время занимались строительными работами, выступая подрядчиками частей Советской армии, в то время расквартированных на территории Грузии. Российская армия не выплатила заявителю суммы, причитавшиеся ему за производство строительных работ. Заявитель обратился в арбитражные суды Грузии с требованием выплаты ему реальной суммы задолженности. Своим постановлением, принятым в сентябре 1995 года, Верховный арбитражный суд Грузии распорядился, чтобы заявителю была выплачена определенная сумма в рублях. Попытки заявителя исполнить данное постановление в отношении своего должника успеха не имели.

Российские власти, с которыми вошли в контакт соответствующие власти Грузии, указали, что исполнят постановление, принятое в сентябре 1995 года Верховным арбитражным судом Грузии, только при наличии обстоятельств, предусмотренных Минской конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским делам8 (* "Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам" была заключена в г. Минске, Белоруссия, 22 января 1993 г. Государствами - членами Содружества Независимых Государств (прим. перев.).), ратифицированной обеими странами. В соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, действовавшего на момент развития событий, фигурирующих по данному делу, порядок исполнения на территории Российской Федерации решений, вынесенных судами иностранных государств, описывался в соответствующих международных договорах, подписанных Советским Союзом. В вышеуказанном кодексе содержалось положение, из которого вытекало, что процессуальные аспекты дела должны быть улажены в первую очередь самими властями Грузии. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации указал, что в его компетенцию не входит принятие к рассмотрению заявлений об исполнении судебных решений. Этот суд также отметил, что заявитель не выполнил требования Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Вопрос о соблюдении принципа равенства процессуальных возможностей сторон по делу


По делу ставится вопрос о неправомерности применения нового закона в отношении ведущегося производства по делу сразу же после принятия этого закона. Жалоба признана приемлемой.


Морис против Франции
[Maurice - France] (N 11810/03)


Решение от 6 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 14 Конвенции.)


Вопрос о разумности сроков производства по делу


По делу ставится вопрос о пассивности участников процесса на стороне заявителя в производстве по гражданскому делу. Требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции по делу нарушены не были.


Патрианакос против Греции
[Patrianakos - Greece] (N 19449/02)


Постановление от 15 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Извлечение из текста Постановления (по поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции): "Что касается действий сторон по делу, то Европейский Суд отмечает: неявка в суд участников процесса на стороне заявителя является причиной всех случаев отложения дела слушанием в суде первой инстанции г. Афины за исключением судебного заседания, назначавшегося на 15 октября 1981 г., в котором был объявлен перерыв в связи с проведением выборов в парламент страны. Эти случаи отложения дела слушанием, усугубленные чрезмерными проволочками, которыми всякий раз были отмечены действия участников процесса на стороне заявителя, связанные с подачей очередного ходатайства о назначении новой даты судебного заседания, были причиной задержки в производстве по делу на более чем четырнадцать лет, за что государство ответственности нести не может.

В частности, Европейский Суд отмечает, что коль скоро заявители не выказали интереса к возобновлению производства в суде первой инстанции г. Афины и апелляционном суде, у самих этих судов не было места для маневра. В соответствии с принципами организации производства по делу и объемом обязанностей сторон, изложенными в статьях 106 и 108 Гражданского процессуального кодекса Греции, темп прохождения дела в судебных инстанциях целиком зависит от тщания самих участников процесса; если сами участники отказываются от производства по делу временно или окончательно, то суды по собственной инициативе не могут обязать их возобновить производство. Такого рода ситуацию нельзя сравнивать с наличным, ведущимся производством по делу, когда суды должны придерживаться надлежащей линии деятельности, например, проявляя внимание к ходатайствам об отложении дела слушанием, заслушивая показания свидетелей или контролируя сроки, предписываемые для проведения судебной экспертизы. Кроме того, Европейский Суд отмечает, что заявителю понадобился срок в один год и более чем два месяца, чтобы подать жалобу по вопросам права; на государство никак нельзя возлагать ответственность за такую проволочку.

Что же касается действий судебных органов, Европейский Суд считает: их нельзя подвергнуть критике за периоды бездействия или неоправданные проволочки по делу. Европейский Суд отмечает, что всякий раз, когда заявители обращались в суд с ходатайством о назначении даты нового слушания, соответствующие суды назначали дату судебного заседания без каких-либо проволочек. Кроме того, суд первой инстанции вынес постановление по делу в течение семи месяцев и пяти дней со дня, когда заявитель ходатайствовал о новой дате судебного заседания, на которое он явился. Что же касается производства в апелляционном суде, следует заметить: оно длилось один год, один месяц и одиннадцать дней. Наконец суд кассационной инстанции вынес свое решение в течение одного года, трех месяцев и двадцати одного дня. По мнению Европейского Суда, эти сроки вполне разумны".


Вопрос о разумности сроков производства по делу


По делу обжалуется длительный срок исполнения исполнительного листа. Жалоба признана неприемлемой.


Грищенко против России
[Grischenko - Russia] (N 75907/01)


Решение от 8 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница жалобы имела государственную облигацию, по которой государство обязалось предоставить ей сделанный в России легковой автомобиль конкретной модели. Однако ей предложили автомобиль другой модели, от которого она отказалась, поскольку он был дешевле того, на который она имела право. В феврале 2001 года заявительница обратилась в суд с иском к государству по поводу ненадлежащей замены предмета облигации. Суды удовлетворили ее исковые требования и присудили ей сумму денег в размере стоимости автомобиля. Заявительница обжаловала решение суда на том основании, что присужденная ей сумма денег была недостаточной, но в апреле 2001 года решение суда о присуждении денег было оставлено в силе определением Верховного Суда Российской Федерации. Вскоре после этого заявительница предъявила соответствующим властям исполнительный лист, который ей был возвращен ввиду неправильного указания в нем наименования должника. Она представила новый исполнительный лист, и платеж был перечислен на ее банковский счет в мае 2002 года.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (по вопросу как продолжительности исполнительного производства, так и предположительного непредоставления автомобиля заявительнице). С учетом поправок, внесенных в соответствующее законодательство, на государстве больше не лежала обязанность предоставлять автомобиль, и долг государства мог быть урегулирован выплатой суммы денег. Что же касается вопроса продолжительности исполнительного производства, то Европейский Суд замечает следующее: хотя в исполнительном производстве имелись формальные дефекты, которые могли бы быть выявлены самими властями при наличии у них большего тщания, общая продолжительность исполнительного производства (один год, один месяц и двадцать дней) не является чрезмерной. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о разумности сроков производства по делу


По делу ставится вопрос о неправомерности приостановления производства по гражданскому делу до принятия решения по уголовному делу, основанием для возбуждения которого послужили те же самые действия, которые были основанием для возбуждения производства по гражданскому делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Резетт против Люксембурга
[Rezette - Luxembourg] (N 73983/01)


Постановление от 13 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Извлечение из текста Постановления (по поводу Статьи 6 Конвенции): "Результаты производства по уголовному делу могут отразиться на результатах рассмотрения спора в судах по гражданским делам и поэтому должны приниматься во внимание при расчете соответствующих сроков производства по данному гражданскому делу. Европейский Суд приемлет тот факт, что вынесение решения по гражданскому делу до окончания производства по уголовному делу может войти в противоречие с принципом надлежащего отправления правосудия. Тем не менее в результате объявления перерыва в производстве по гражданскому делу до принятия решения по уголовному делу производство по гражданскому делу затянулось более чем на восемь лет, и Европейский Суд вновь повторяет, что именно власти страны должны принимать меры к организации функционирования своей судебной системы таким образом, чтобы требование о разумном сроке рассмотрения дела, содержащееся в Статье 6 Конвенции, гарантировалось бы всем. Производство по гражданскому делу в данном случае началось 11 марта 1996 г. 30 июня 1999 г. суд апелляционной инстанции отложил дело слушанием <...> во исполнение принципа, что "производство по уголовному делу имеет преимущественное значение перед производством по гражданскому делу". Производство же по гражданскому делу <...> уже длилось более восьми лет. Такой промежуток времени представляется априорно слишком длинным <...>".


Вопрос о праве человека на рассмотрение его дела беспристрастным судом


По делу ставится вопрос о неправомерности повторного рассмотрения дела в суде теми же судьями, которые рассматривали дело в апелляционной инстанции. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Компания "Сан Леонард бэнд клаб" против Мальты
[San Leonard Band Club - Malta] (N 77562/01)


Постановление от 29 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Компания-заявитель занимала помещения в сдаваемом в аренду здании. В 1986 году министр жилищного строительства издал предписание, которым право компании-заявителя на аренду занимаемых ей помещений объявлялось привилегированным. Владельцы здания обратились в суд с иском против министра жилищного строительства и компании-заявителя, протестуя против данного решения. Суд первой инстанции отклонил исковые требования владельцев здания, но впоследствии Апелляционный суд эти требования удовлетворил. Предписание было тем самым аннулировано, а владельцы здания восстановлены в своих правах собственности на помещения в полном объеме.

После принятия Апелляционным судом своего решения компания-заявитель потребовала повторного рассмотрения дела на том основании, что при предыдущем его рассмотрении нормы закона были истолкованы судом неправильно. Кроме того, при подаче апелляционных материалов в суд компания-заявитель потребовала, чтобы судьи Апелляционного суда заявили бы самоотвод при рассмотрении жалобы, так как они были теми же судьями, которые входили в состав суда, вынесшего обжалуемое решение. Ходатайство компании-заявителя об отводе судей было отклонено, равно как впоследствии было отклонено ее ходатайство о назначении повторного судебного разбирательства по делу.

При рассмотрении жалобы компании-заявителя, поданной в Конституционный суд, этот суд напомнил, что повторное судебное разбирательство не является на Мальте неким производством в суде третьей инстанции* (* На Мальте двухзвенную систему судов возглавляют Апелляционный суд, рассматривающий жалобы на решения судов первой инстанции по гражданским делам, и Уголовный апелляционный суд, рассматривающий жалобы на приговоры судов первой инстанции по уголовным делам; отдельно функционирует Конституционный суд (прим. перев.).), и что суд, вынесший решение, находится в таком положении, что может наилучшим образом установить ошибки, которые, возможно, были допущены. Конституционный суд также установил, что имелись основания считать: ходатайство компании-заявителя о назначении повторного судебного разбирательства являло собой попытку затянуть производство по делу с тем, чтобы отсрочить освобождение занимаемых ей помещений.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Поскольку в судебной системе Мальты нет суда третьей инстанции, такого как, например, кассационный суд, единственная возможность, которая имеется у лица, не согласного с решением суда апелляционной инстанции, - это обратиться в суд с ходатайством о назначении "повторного судебного разбирательства". Основанием, на которое ссылалась компания-заявитель, ходатайствуя о назначении "повторного судебного разбирательства", было "неправильное применение норм права". Такое основание по своей сути схоже с основанием, используемым в других странах при обжаловании по вопросам права в кассационном суде того или иного решения, а на такое средство правовой защиты, как постоянно указывал в своих постановлениях Европейский Суд, распространяют свое действие положения Статьи 6 Конвенции. Если жалоба заявителя на то, что по его делу были неправильно применены нормы права, была бы принята к рассмотрению, оспоренное им решение суда было бы отменено. Таким образом, результаты повторного разбирательства могли бы иметь решающее значение для определения объема прав гражданско-правового характера, и потому пункт 1 Статьи 6 Конвенции к данному делу применим.

Что же касается субъективных факторов, принимаемых во внимание Европейским Судом при оценке того, является ли Апелляционный суд Мальты беспристрастным судом в значении положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции, то Европейский Суд отмечает: нет никаких свидетельств тому, что судьи, входящие в состав Апелляционного суда, имели какую-либо личную предвзятость в отношении дела компании-заявителя.

Что касается объективных факторов, то следует заметить: судьи Апелляционного суда по сути дела должны были решить вопрос, не совершили ли они сами ошибку при толковании или применении норма права в своем собственном ранее принятом решении; фактически от них требовалось вынести решение о собственных способностях применять право. Это обстоятельство было достаточно серьезным объективным основанием для того, чтобы компания-заявитель сомневалась бы в беспристрастности Апелляционного суда.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Заявитель не представил в Европейский Суд никаких требований выплаты справедливой компенсации.


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Вопрос о праве человека на уважение его частной жизни


По делу обжалуется предположительное бездействие властей в отношении использования токсичного технологического процесса в шахте, расположенной вблизи жилой зоны. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Татар против Румынии
[Tatar - Romania] (N 67021/01)


[коммуницирована II Секцией]


Обстоятельства дела


Два заявителя проживают вблизи предприятия по добыче и извлечению золота. В Европейский Суд они жалуются на то, что, начиная с июня 1999 года, в технологическом процессе извлечения золота используется цианид натрия, химическое вещество, предположительно, опасное для здоровья человека и окружающей среды. В частности, заявители утверждают, что этот технологический процесс привел к бронхиальной астме у второго заявителя, которая возникла у него в 2001 году. Его отец, первый заявитель, подавал несколько жалоб с просьбой о приостановлении лицензии на эксплуатацию шахты и возбуждения судебного преследования ответственных за причиненный ущерб лиц. В 2002 году он безуспешно жаловался на отсутствие у данного предприятия лицензии на эксплуатацию шахты.

В 2003 году административные власти уведомили его о том, что технологический процесс извлечения золота был значительно усовершенствован, и что функционирование шахты стало совершенно безопасным и больше не представляет опасности для окружающей среды или здоровья населения. Правоохранительные органы установили отсутствие события преступления или сослались на неподведомственность обжалуемых заявителями действий. Из официальных источников явствует, что химическое вещество, о котором идет речь, дает токсичный эффект, может впитываться человеческим телом и представлять опасность для окружающей среды. В начале 2000 года вода, содержащая цианид натрия, просачивалась на поверхность земли из шахты, о которой идет речь, принадлежащей компании "Аурул".


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 8 Конвенции.


Вопрос о праве человека на уважение его семейной жизни


По делу обжалуется передача детей под опеку учреждения социальной защиты и возложение ограничений на право заявительницы на свидания с детьми; при этом власти предпринимали меры для воссоединения матери и детей. По делу требования Статьи 8 Конвенции нарушены не были.


Ки Куйар Можери против Франции
[Ку Couillard Maugery - France] (N 64796/01)


Постановление от 1 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительнице с трудом давалось воспитание ее маленького сына, брошенного отцом, а позже и дочери, которая в период времени, фигурирующий по делу, была совсем маленькой. В результате в отношении ее сына шести с половиной лет в 1994 году было издано распоряжение о передаче под опеку учреждения социальной защиты. Аналогичное предписание в отношении дочери, которой было всего несколько месяцев, было издано в 1995 году. Действие данных предписаний об установлении опеки учреждения социальной защиты над детьми ежегодно продлевалось на основе судебных решений, эти решения содержали новые оценки необходимости такого продления и указания на меры, которые надлежало принять властям для постепенного восстановления связи детей со своей матерью.

В отчетах и заключениях экспертизы, готовившихся по поручению судебных властей, указывалось, что поведение матери не отвечает интересам детей - в нескольких случаях они даже отказывались от свиданий с ней или проявляли признаки душевных страданий после состоявшихся встреч или контактов с ней. Принимая во внимание и личность матери, и ее вызывающее беспокойство поведение, интересы детей, необходимость оградить их здоровье и сбалансированность детской психологии, судебные власти наделяли заявительницу правом регламентированных свиданий с детьми, а также правом временами проживать с ними, кроме того, и временным правом на телефонные и письменные контакты. Эти права регламентировались по-разному, в зависимости от ситуации на момент вынесения каждого решения о возобновлении опеки учреждения социальной защиты над детьми. Иногда права матери на свидания с детьми временно приостанавливались на определенные промежутки времени, в особенности, когда властям поступали просьбы на сей счет от ее сына.

По поводу Статьи 8 Конвенции. Акт вмешательства государства в реализацию прав заявительницы и ее детей на "семейную жизнь", предусматривавшийся законом, преследовал законную цель как в смысле норм законодательства страны, так и в смысле мотивов, которыми руководствовались суды страны, а именно - соображениями охраны прав и свобод ребенка.

Что же касается вопроса о "необходимости" издания в демократическом обществе распоряжений о помещении детей заявительницы под опеку учреждения социальной защиты, то Европейский Суд считает: разные суды выносили свои суждения на весьма последовательной основе, принимая решения, которые были тщательно и детально мотивированы и принимали во внимание разнообразные элементы текущей ситуации и развития событий. Приняв это за установленный факт, а также ввиду явно важнейшего преимущества для детей той ситуации, при которой они находятся в окружении, гарантирующем наилучшие условия для их развития, Европейский Суд считает, что принятие властями распоряжений об установлении над детьми заявительницы опеки учреждения социальной защиты не противоречит требованиям Статьи 8 Конвенции.

Что же касается вопроса о "необходимости" в демократическом обществе возложения ограничений на свидания и контакты заявительницы со своими детьми, то Европейский Суд считает: с регулярной периодичностью на протяжении нескольких лет судами принимались решения, основанные на оценках ситуации, которые давались специалистами - психологами и психиатрами; суды при вынесении решений принимали во внимание большое количество представлявшихся им докладов служб социальной защиты, а также чувства озабоченности и пожелания, высказывавшиеся самими детьми. Службы социальной защиты постоянно проявляли внимание к интересам и благополучию детей и делали заявительнице различные предложения касательно условий, которые давали ей возможность видеться с детьми.

Ряд свиданий или контактов матери с детьми сорвался по причинам, которые могут быть поставлены в вину самой заявительнице; к тому же она отвергала различные, предлагавшиеся ей учреждением социальной защиты формы содействия и проявляла неприкрытую враждебность по отношению к социальным работникам. Отсутствие у матери желания сотрудничать с властями не было абсолютно решающим фактором развития событий по делу, поскольку таковое нежелание не освобождало власти от обязанности принимать такие меры, которые они считали подходящими для поддержания семейных связей матери и детей. Тем не менее необходимо лишь отметить, что в настоящем деле, затронувшем особо сложную и деликатную - с точки зрения психологических и психиатрических факторов - семейную ситуацию, соответствующие власти приложили все усилия, которые разумно можно было ожидать от них в деле поддержания семейных связей матери и детей, и именно эту цель они постоянно имели в виду.

Власти инициировали проведение точного и скрупулезного анализа опасностей, угрожавших детям, здоровье, безопасность и нормальное воспитание которых могли оказаться под угрозой. Коротко говоря, власти предприняли все меры, которые разумно можно было ожидать от них в деле сохранения семейных связей матери и детей, с тем, чтобы заявительница и ее дети могли бы воссоединиться. Кроме того, их семейные связи не разрушились, поскольку за прошедшие годы мать и дети стали ближе друг другу.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу требования Статьи 8 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).


Вопрос о праве человека на уважение его семейной жизни


По делу ставится вопрос о правомерности наследования через отца приемным ребенком собственности, принадлежавшей одной из бабушек, которая скончалась до акта усыновления ребенка. Статья 8 Конвенции в данном деле применима.



Пла и Пунсерно против Андорры
[Pla and Puncernau - Andorra] (N 69498/01)


Постановление от 13 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 14 Конвенции.)


Вопрос о высылке из страны гражданина иностранного государства


По делу обжалуется депортация в Иран заявителя после того, как он был осужден по обвинению в совершении тяжкого преступления, связанного с наркотиками. Жалоба признана неприемлемой.


Наджафи против Швеции
[Najafi - Sweden] (N 28570/03)


Решение от 6 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель жалобы, гражданин Ирана, въехал на территорию Швеции первый раз в 1977 году. С того времени он неоднократно обращался к властям Швеции с прошением о предоставлении ему вида на постоянное жительство в стране, но прошения эти отклонялись. В десятилетний период, начиная с 1977 года, заявитель большую часть времени проживал в Иране, но в промежутках он также жил и в Швеции (два раза он получал вид на временное жительство, но в основном он проживал в стране нелегально). В 1984 году заявитель вступил в брак с гражданкой Швеции, и на этом основании в 1988 году ему был выдан вид на постоянное жительство. В браке у них родились два сына, но впоследствии он развелся с женой.

В 1997 году заявитель был осужден по обвинению в совершении тяжкого преступления, связанного с наркотиками (попытка ввоза в страну двух килограммов героина). Суд первой инстанции назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на десять лет и высылки из Швеции с пожизненным запретом на возвращение в страну. Апелляционный суд оставил этот приговор в силе, а заявление Наджафи с просьбой разрешить подать жалобу в Верховный суд на решение Апелляционного суда было отклонено.

В период отбывания наказания заявителем его дети приходили к нему на свидания в общей сложности 36 раз. Заявитель направил властям несколько прошений об отмене распоряжения о его высылке из страны, утверждая, что его высылка пагубно скажется на его детях притом, что младший сын уже испытывал психологические трудности. Тем не менее Наджафи был депортирован в Иран в феврале 2004 года.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции. У Европейского Суда нет сомнения в том, что высылка заявителя из страны будет иметь серьезные последствия для его семейной жизни. Однако поскольку заявитель был осужден по обвинению в совершении тяжкого преступления, связанного с наркотиками, а до того - и по обвинению в совершении трех других преступлений, таковые последствия для его семейной жизни надлежит оценивать с точки зрения их сопоставления с другими важными интересами, а именно - с интересами обеспечения общественного порядка и предотвращения беспорядков или преступлений. Власти Швеции в пределах своей свободы усмотрения в деле регламентации прав и свобод человека сумели соблюсти справедливый баланс между мерами, предпринятыми против заявителя, и данными интересами государства. Распоряжение о высылке Наджафи из страны поэтому вполне оправданно. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о праве человека на уважение его жилища


По делу ставится вопрос о неправомерности прекращения специально защищенных законом прав найма жилплощади ввиду отсутствия нанимателя в период вооруженного конфликта. Требования Статьи 8 Конвенции по делу нарушены не были.


Блечич против Хорватии
[Blecic - Croatia] (N 59532/00)


Постановление от 29 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница жалобы имела специально защищенные законом права найма квартиры в г. Задар, Хорватия. В июне 1991 года она поехала навестить свою дочь, проживающую за границей. Перед отъездом она оставила надлежащие распоряжения об уходе за квартирой в ее отсутствие. Время, которое заявительница провела за границей у дочери, совпало с периодом обострившегося вооруженного конфликта в регионе и постоянными артобстрелами г. Задар.

По возвращении домой в мае 1992 года заявительница попыталась было вновь поселиться в квартире, но муниципальные власти воспрепятствовали ей в этом, обратившись в суд с иском о прекращении действия ее прав найма жилья на том основании, что заявительница не проживала в своей квартире без уважительных причин в течение более шести месяцев. Кроме того, в квартиру уже въехала семья перемещенных лиц.

Заявительница утверждала, что не могла вернуться домой раньше из-за военных действий в регионе, плохого состояния здоровья, которое не позволяло ей совершать переезды, а также потому, что в октябре 1991 года власти перестали выплачивать ей пенсию. Суд первой инстанции установил, что длительное отсутствие заявительницы не могло быть оправдано войной или любыми иными причинами, приводимыми ей в свою защиту. Суд тем самым удовлетворил иск муниципальных властей и прекратил действие прав найма заявительницей своего жилья. Это решение было отменено в ходе производства по жалобе заявительницы, но впоследствии оставлено в силе как Верховным судом, так и Конституционным судом.


Вопросы права


По поводу Статьи 8 Конвенции. Заявительница постоянно проживала в своей квартире, начиная с 1953 года. Когда она выезжала навестить свою дочь, проживающую за границей, заявительница оставила в квартире всю мебель и личные вещи и отнюдь не намеревалась бросать квартиру вообще. В таких обстоятельствах квартира может рассматриваться как "жилище" для целей применения положений Статьи 8 Конвенции, и прекращение судами действия прав найма жилья образует акт вмешательства государства в осуществление права, предусмотренного Статьей 8 Конвенции. Таковое вмешательство имеет основания в законодательстве страны и преследует законную цель социальной политики государства, а именно: удовлетворение потребности граждан в жилье.

Что же касается вопроса, было ли таковое вмешательство "необходимым в демократическом обществе", то Европейский Суд убедился: оспариваемые заявительницей решения судов Хорватии были достаточно обоснованно мотивированы и, напоминая о том, что власти государств располагают широкой свободой усмотрения при реализации социально-экономического курса, установил, что эти решения не вышли за рамки этого усмотрения. Даже если власти Хорватии прибегли бы к альтернативным решениям, например, к временному поселению в данную квартиру другого лица, это само по себе не влекло бы признание прекращения действия прав найма жилья необоснованным. Таковой подход приравнивался бы к применению принципа строгой необходимости в контексте Статьи 8 Конвенции, что в обстоятельствах данного дела никак не оправдано. Кроме того, поскольку заявительница имела возможность излагать свои доводы устно и в письменной форме на всем протяжении производства по делу в судах Хорватии, процессуальные требования, присущие положениям Статьи 8 Конвенции, властями Хорватии были выполнены.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу требования Статьи 8 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).


По жалобе о нарушении Статьи 9 Конвенции


Вопрос о праве человека на свободу религии


По делу обжалуется нападение на собрание членов религиозной организации "Свидетели Иеговы"; организаторы нападения не понесли при этом ответственности. Жалоба признана приемлемой.


97 членов религиозной организации "Свидетели Иеговы" в Глдани и другие против Грузии
[97 Members of the Congregation of Jehovah's Witnesses in Gldani and others - Georgia] (N 71156/01)


Решение от 6 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители жалобы являются членами местной религиозной организации "Свидетели Иеговы". В октябре 1991 года на собрание этой религиозной организации было совершено нападение группой верующих-православных, возглавлявшихся отлученным от церкви священником. Заявителям наносили удары, их избивали, наступали на них ногами и оскорбляли. Некоторые из них были госпитализированы, и медицинские заключения подтвердили наличие серьезных телесных повреждений и травм, особенно в области головы, глаз и спины. Нападавшие похитили личные вещи, принадлежащие заявителям, и отобрали религиозную литературу, которая была сожжена на глазах у потерпевших. Ни один сотрудник полиции не вмешался в происходящее. Записи на пленку, сделанные представителями средств массовой информации, подтверждают акты насилия, а также то обстоятельство, что полиция была на стороне отлученного от церкви священника. Некоторые потерпевшие подали властям жалобы, но никаких мер по жалобам принято не было. Верховный суд Грузии указал, что собрание членов местной религиозной организации "Свидетели Иеговы" не было запрещено властями и не противоречило интересам публичной политики. Предположительно, эта организация много раз была объектом нападений с применением насилия со стороны приверженцев отлученного от церкви священника. В марте 2001 года ему предъявлялся судебный иск в дополнение к многочисленным жалобам на коллективные акты насилия его приверженцев. Однако ни по одной жалобе не проводилось серьезного расследования.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 3 и 9 Конвенции, взятых в увязке со Статьями 13 и 14 Конвенции, а также, что касается Статей 10 и 11 Конвенции.


По жалобе о нарушении Статьи 10 Конвенции


Вопрос о праве человека свободно выражать свое мнение


По делу обжалуется осуждение издателя и одновременно редактора журнала по обвинению в публикации серии статей с нападками на судью Верховного суда. По делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции.


Хрико против Словакии
[Hrico - Slovakia] (N 49418/99)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель жалобы - издатель и одновременно редактор еженедельного журнала, который на страницах своего журнала опубликовал ряд статей, посвященных вынесению Верховным судом Словакии обвинительного приговора в отношении известного в стране поэта, привлеченного к уголовной ответственности за распространение клеветнических измышлений (см. Постановление Европейского Суда по делу "Фельдек против Словакии" [Feldek v. Slovakia], N 29032/95, вынесенное 12 июля 2001 г.). В статьях выражалась поддержка высказываниям, сделанным поэтом в адрес бывшего министра, которые автор статей считал фактами, и выражалось сожаление по поводу того, что поэт был осужден.

Правомерность приговора суда была поставлена общественностью под сомнение, и особенно острая критика была высказана в адрес судьи Верховного суда, который председательствовал при рассмотрении дела. Этот судья обратился в суд с иском к заявителю, утверждая, что публикациями в журнале были нарушены его личные права. При рассмотрении иска районный суд установил, что заявитель вышел за рамки объективной и приемлемой критики, прибегнув к таким сильным выражениям и понятиям, как "позорный приговор", "судебный фарс", "сомнительные мотивировки" и т.п., и постановил: заявителю опубликовать в журнале официальное извинение и выплатить судье Верховного суда компенсацию за причиненный вред. В ходе рассмотрения жалобы заявителя Окружной суд отменил решение суда первой инстанции. Однако решение об отмене было впоследствии отменено Верховным судом, и своим новым решением Окружной суд удовлетворил требования судьи-истца и постановил, чтобы заявитель выплатил ему компенсацию, но не потребовал, чтобы Хрико опубликовал официальное извинение.


Вопросы права


По поводу Статьи 10 Конвенции. Поскольку по делу никто не оспаривал тот факт, что данный акт вмешательства государства в права заявителя предусмотрен законом и преследовал законную цель государства - поддержание авторитета судебной власти и защиту репутации указанного судьи - единственный вопрос, который надлежит рассмотреть Европейскому Суду, - насколько данное вмешательство было необходимо в демократическом обществе. Указанный судья являлся кандидатом на парламентских выборах от партии Христианско-социальный союз [Christian-Social Union party] Словакии, партии, у которой были четко выраженные позиции по вопросам, имевшим отношение к рассматривавшемуся Верховным судом делу. С учетом этого обстоятельства точка зрения, выраженная заявителем на страницах еженедельного журнала, согласно которой судья должен был заявить самоотвод при рассмотрении дела, является оценочным суждением по вопросу, представляющему интерес общества; при этом таковое суждение не было лишено фактических оснований. Надо сказать, что заявитель оперировал в статьях действительно сильными выражениями, однако пределы допустимой критики в адрес судьи, вовлеченного в политику, шире этих выражений. Кроме того, принцип свободы печати допускает и некоторую степень преувеличения в критических высказываниях в адрес официальных лиц. В целом нельзя утверждать, что целями высказываний заявителя были нанесение оскорбления критикуемому судье, унижение или дискредитирование его. В этих обстоятельствах Европейский Суд полагает: вывод, к которому пришли суды страны по делу заявителя с тем, чтобы обосновать акт вмешательства государства в его права, нельзя считать "достаточно обоснованным".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 2,5 тысяч евро в возмещение причиненного ему материального ущерба и морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По жалобам о нарушениях Статьи 14 Конвенции


Вопрос о соблюдении запрета на дискриминацию (в контексте Статьи 8 Конвенции)


По делу ставится вопрос об объеме прав наследования, которыми располагает приемный ребенок, ввиду отказа суда признать право такого ребенка на наследование имущества в силу толкования судом завещания скончавшегося наследодателя. По делу допущено нарушение требований Статьи 14 Конвенции.


Пла и Пунсерно против Андорры
[Pla and Puncernau - Andorra] (N 69498/01)


Постановление от 13 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Лицо, приходящееся первому заявителю приемным отцом, а второй заявительнице - мужем, было выгодоприобретателем по завещанию своей матери и наследником ее собственности. В этом завещании, датированном 1939 годом, мать оговорила, что ее сын и наследник должен был передать свою унаследованную от нее собственность "ребенку (ее внуку), рожденному в законном и церковном браке". Если это условие не соблюдалось, то наследственная масса должна была перейти к другим наследникам из числа родственников по нисходящей линии. В 1969 году выгодоприобретатель по завещанию вступил в церковный брак со второй заявительницей, и они усыновили первого заявителя, приняв на себя всю полноту родительских обязанностей. В 1995 году актом, оформленным в частном порядке, приемный отец первого заявителя завещал ему унаследованную от своей матери собственность с пожизненным правом пользования, предоставленным своей супруге.

Наследственная масса перешла к наследникам в ноябре 1996 года. Исходя из того, что заявитель как приемный ребенок не мог извлекать выгоду из завещания, составленного наследодательницей в 1939 году, две правнучки этой женщины, которые также являлись потенциальными выгодоприобретательницами по завещанию, обратились в суд с гражданским иском. Их требования сводились главным образом к тому, чтобы акт, оформленный в частном порядке в июле 1995 года, был бы признан судом недействительным. Они также просили суд издать распоряжение о том, чтобы заявители передали бы им все имущество и все средства, образовывавшие наследственную массу, оставленную их прабабкой.

Суд первой инстанции отклонил эти исковые требования. Суд счел, что желания наследодательницы надлежало выявлять из смысла слов, использованных ею при составлении завещания. Ввиду этого обстоятельства и действовавших на момент высказывания ей в завещании своих пожеланий, суд пришел к выводу, что наследодательница отнюдь не намеревалась исключать из круга субъектов прав наследования ее собственности приемных или не родных по крови детей, поскольку если она намеревалась бы это сделать, то прямо указала бы на это в завещании. Соответственно, частный документ, составленный в 1995 году, не противоречил завещанию, продиктованному в 1939 году.

В мае 2000 года Высший трибунал правосудия Андорры по жалобе истцов отменил решение суда первой инстанции. Этот суд решил дать свое толкование желаниям наследодательницы. Основывая свою оценку обстоятельств составления завещания различными факторами, имевшими место в то время, когда наследодательница была жива, Высший трибунал правосудия постановил, что она не желала включать в круг субъектов прав наследования ее собственности приемных детей. Соответственно, Высший трибунал правосудия признал недействительным частный документ, составленный в 1995 году, и объявил, что правнучки наследодательницы были законными наследницами собственности своей прабабки, и предписал заявителям вернуть им имущество и средства, о которых идет речь по делу. Последующие жалобы заявителей в отношении этого решения были отклонены.

По поводу Статьи 14 Конвенции в увязке со Статьей 8 Конвенции. Вопрос о применимости по делу положений этих Статей в контексте предварительных возражений государства-ответчика на жалобу заявителей. Права наследования внуков от дедушки и бабушки подпадают под категорию составляющей "семейной жизни", в данном случае, даже если наследодательница скончалась до того, как ее будущий внук был усыновлен.

Что же касается толкования такого в высшей степени частного инструмента, как оговорка в завещании человека, то следует заметить: вопрос о вмешательстве государства в осуществление человеком права на частную и семейную жизнь в контексте оговорки в завещании может быть поднят только в том случае, если суд страны даст такую оценку фактов или права, которая будет явно необоснованной, произвольной или которая вступает в вопиющее противоречие с фундаментальными принципами Конвенции.

Высший трибунал правосудия Андорры счел, что понятие "ребенок", фигурирующее в завещании, составленном в 1939 году, касалось лишь родных по крови детей. Европейский Суд не может счесть приемлемым такой вывод, поскольку он полагает, что правильное прочтение текста завещания не дает оснований для вывода о том, что наследодательница желала исключить из круга субъектов права наследования каких-либо усыновленных впоследствии внуков. Поскольку она могла бы сделать это, но не сделала, единственно возможным и логическим выводом может быть вывод о том, что в ее намерения это не входило.

Толкование оговорки в завещании, предложенное Высшим трибуналом правосудия, противоречит общему правовому принципу, гласящему, что когда имеется недвусмысленное заявление лица, то нет необходимости исследовать намерения лица, сделавшего такое заявление. Поскольку оговорка в завещании, как она была сформулирована наследодательницей, не проводила различий между родными по крови и приемными детьми, то нет никакой необходимости толковать ее так, как это сделал Высший трибунал правосудия. Любое подобное толкование приравнивается к лишению судебным путем прав приемных детей на наследование. Европейский Суд не усматривает никакой законной цели, преследуемой, таким образом, проведенным различением, равно как Суд не видит никаких объективных и разумных оснований, на которых такое различение может базироваться. По мнению Европейского Суда, усыновленный ребенок, особенно ввиду того обстоятельства, что усыновление повлекло за собой принятие на себя усыновителями полной родительской ответственности, во всех отношениях имеет тот же правовой статус, что и ребенок, родной родителям по крови: он является частью правоотношений и их последствий в семейной жизни и располагает всеми патримониальными правами.

Кроме того, в деле нет никаких материалов, свидетельствующих о том, что проведенное Высшим трибуналом правосудия различение требовалось в интересах публичной политики. Даже если предположить, что оговорка в завещании, о которой в деле идет речь, и требовала толкования судами страны, таковое толкование не может быть сделано исключительно в свете социальных условий, доминировавших в 1939 и 1949 годах. Суд Андорры не должен был проглядеть тот факт, что прошло 57 лет со дня, когда было составлено завещание, до дня, когда наследственная масса перешла наследникам, и за этот период времени в социальной, экономической и правовой жизни общества произошли глубокие перемены.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 14 Конвенции в увязке со Статьей 8 Конвенции (принято пятью голосами "за" и двумя голосами "против").


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд отложил решение вопроса о применении по делу данной Статьи Конвенции.


Вопрос о соблюдении запрета на дискриминацию (в контексте Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции)


По делу ставится вопрос о размере компенсации, которая должна быть выплачена родителям ребенка, родившегося с физическим недостатком, не выявленным в период беременности матери в результате ошибки в диагнозе. Жалоба признана приемлемой.


Морис и другие против Франции
[Maurice and others - France] (N 11810/03)


Решение от 6 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители, супружеская пара, обратились с жалобой в Европейский Суд как от собственного имени, так и в качестве законных представителей своих малолетних детей. Первая заявительница, которая несколько лет назад уже родила лишенного трудоспособности ребенка, произвела на свет второго ребенка, C., у которого спустя некоторое время после рождения выявили такое же заболевание, вызывающее потерю трудоспособности, хотя пренатальный диагноз* (* Пренатальный - (от латинского prae - перед и natalis - относящийся к рождению), предродовой. Обычно термин "пренатальный" применяют к поздним стадиям эмбрионального развития млекопитающих. Распознавание до родов (пренатальная диагностика) наследственных болезней в ряде случаев позволяет предупреждать развитие у детей тяжелых осложнений (прим. перев.).), поставленный врачами по просьбе родителей, показал, что ребенок во чреве матери был здоров. В объяснительной записке, составленной руководителем лаборатории гинекологической клиники, указывалось, что ошибка в пренатальном диагнозе была вызвана тем, что были перепутаны анализы семьи заявителей и другой семьи в результате перестановки в обратном порядке двух колб.

Поскольку в результате ошибочного диагноза заявители не стали прибегать к добровольному прерыванию беременности матери, к которому они прибегли бы, если знали бы, что диагноз состояния здоровья плода свидетельствовал о будущей нетрудоспособности ребенка после рождения, заявители обратились в суд с исковыми требованиями возмещения морального вреда и материального ущерба, причиненного им инвалидностью C. Судебно-медицинский эксперт в своем заключении по делу указал, что пренатальный анализ, выполненный в лаборатории гинекологической клиники, не содержал ошибок, но имела место "небрежность в организации и деятельности этой службы, повлекшая за собой перестановку в обратном порядке результатов анализов двух семей, которые сдавали анализы в одно и то же время".

Своим постановлением, принятым в декабре 2001 года, судья по рассмотрению обращений, не терпящих отлагательства, при Административном трибунале г. Парижа предписал гинекологической клинике выплатить заявителям предварительную сумму денег в возмещение указанных им убытков. Административный трибунал г. Парижа своим решением, принятым в 2002 году, присудил заявителям предварительную компенсацию только в отношении причиненного им морального вреда. Применяя новые нормы закона (Закон от 4 марта 2002 г.), имевшие силу в отношении данного спора, Административный трибунал постановил, что решение о выплате заявителям компенсации должно быть ограничено только компенсацией вреда, причиненного по небрежности перестановкой в обратном порядке колб с анализами, и не должно предусматривать компенсацию вреда, причиненного самой инвалидностью ребенка, поскольку эта инвалидность не была прямым результатом допущенной персоналом лаборатории небрежности.

В феврале 2003 года Государственный совет Франции* (* Во Франции систему административных судов возглавляет орган, именуемый "Государственный совет", который рассматривает жалобы на действия и акты органов государственного управления и одновременно выступает консультативным учреждением при правительстве страны (прим. перев.).) [Conseil d'Etat] поддержал такой подход к вопросу и установил сумму предварительной компенсации, выплачиваемой ввиду вреда, причиненного заявителям в результате грубой небрежности персонала лаборатории, в размере 50 тысяч евро. Что же касается существа дела, Административный трибунал г. Парижа, руководствуясь положениями нового закона, присудил заявителям компенсацию только морального ущерба (ошибочный диагноз лишил их возможности обратиться к прерыванию беременности матери) и указал, что в соответствии с нормами законодательства искомые заявителями суммы компенсации за переустройство дома, приобретение оборудования и другие расходы, вытекающие из факта инвалидности ребенка, не могут быть приняты в расчет в рассматриваемом им деле.

Заявители жалуются в Европейский Суд на то, что Закон от 4 марта 2002 года проводит различие, с одной стороны, между родителями детей, рожденных инвалидами ввиду небрежности врачей или третьей стороны, которые могут, обратившись в суд с иском, получить компенсацию за весь причиненный им ущерб, а с другой стороны - родителями детей-инвалидов, инвалидность которых не была выявлена до рождения ввиду ошибки в диагнозе; такие родители, обратившись в суд с аналогичным иском, могут получить компенсацию за вред, причиненный им лично, поскольку вред, проистекающий из инвалидности ребенка, компенсировался в рамках программ фонда национальной солидарности.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции (вопрос о равенстве процессуальных возможностей сторон по делу), Статей 8 и 13 и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, взятых в отдельности или в увязке со Статьей 14 Конвенции. Европейский Суд отклонил возражения государства-ответчика относительно неисчерпания заявителями внутригосударственных средств правовой защиты и отсутствия у них статуса "жертв" нарушений Конвенции.

[N.B. 6 июля 2004 г. сходная жалоба была объявлена приемлемой (жалоба "Драон против Франции" [Draon v. France], N 1513/03). Палата Европейского Суда, рассматривавшая эти две жалобы, приняла решение уступить юрисдикцию по ним в пользу Большой Палаты.]


По жалобе о нарушении Статьи 34 Конвенции


Вопрос о воспрепятствовании государством эффективному осуществлению права человека на подачу жалобы в Европейский Суд


По делу обжалуется ухудшение условий содержания в месте заключения после того, как заявителями была подана жалоба в Европейский Суд. Государства-ответчики не выполнили свои обязательства в соответствии с положениями Конвенции.


Илашку и другие против Молдавии и России
[Ilascu and others - Moldova and Russia] (N 48787/99)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 1 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 35 Конвенции


Вопрос о доступности внутригосударственных средств правовой защиты (Италия)


По делу ставится вопрос о неэффективности кассационной жалобы, заявляемой с целью опротестовать размер компенсации, выплачиваемой на основании закона Пинто за причиненный моральный вред.


Ди Санте против Италии
[Di Sante - Italy] (N 56079/00)


Решение от 24 июня 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель обратился в суд на основании закона Пинто с жалобой на чрезмерную продолжительность производства по иску о получении компенсации, возбужденного им десятью годами ранее. Апелляционный суд, рассматривавший дело по жалобе заявителя, установил, что "разумный срок" производства по делу был превышен. Суд отклонил ходатайство заявителя о выплате компенсации материального ущерба и, приняв решение на основании права справедливости, присудил ему компенсацию морального вреда, а также сумму в возмещение судебных издержек и расходов. Заявитель не обжаловал данное решение по вопросам права.

В своих четырех решениях, копии которых были депонированы в Секретариате Европейского Суда 26 января 2004 года, Кассационный суд Италии, заседая в полном составе, установил принцип, что когда апелляционные суды Италии рассматривают дела по жалобам, основанным на законе Пинто, то они должны определять суммы, подлежащие выплате в качестве компенсации морального вреда, руководствуясь суммами, присуждаемыми Страсбургским судом по аналогичным делам.

Заявитель жалуется в Европейский Суд на размер суммы, присужденной Апелляционным судом в качестве компенсации морального вреда.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. В своем Решении по делу "Скордино против Италии" [Scordino v. Italy]* (* Решение вынесено Европейским Судом 27 марта 2003 г. (прим. перев.).) (суммарное изложение обстоятельств этого дела см. "Бюллетень Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights]* (* С оригиналами "Бюллетенями Европейского Суда по правам человека" на английском языке можно ознакомиться на веб-сайте http://www.echr.coe.int/Eng/InformationNotes/InformationNotes.htm (прим. перев.).), N 16/2003) Европейский Суд считает, что когда тот или иной заявитель жалуется только на размер компенсации, присуждаемой на основании закона Пинто, то от такого заявителя не требуется исчерпывать средство правовой защиты в виде жалобы по вопросам права на решение апелляционного суда, которым устанавливается оспариваемая сумма компенсации. Учитывая недавний отход от устоявшихся норм прецедентного права, содержавшийся в решениях Кассационного суда Италии, которые были приняты им в полном составе в январе 2004 года, жалобы по вопросам права теперь должны отвечать определенным требованиям с тем, чтобы их использование было бы обязательным для целей применения пункта 1 Статьи 35 Конвенции. Решения, принятые Кассационным судом в январе 2004 года, не могут уже - начиная с 26 июля 2004 г., - игнорироваться гражданами. С этого дня заявители жалоб обязаны прежде, чем обращаться в Европейский Суд, использовать эту форму обжалования для целей применения пункта 1 Статьи 35 Конвенции. В настоящем же деле сроки, в течение которых заявитель мог подать жалобу по вопросам права, к тому дню истекли. Возражения государства-ответчика, заявленные в настоящем деле относительно неисчерпания заявителем внутригосударственных средств правовой защиты, были поэтому Европейским Судом отклонены.


Вопрос о доступности внутригосударственных средств правовой защиты (Италия)


По делу ставится вопрос о том, что заявитель, который не был участником производства по делу, не прибег к средству правовой защиты, предоставляемому законом Пинто. Предварительные возражения государства-ответчика отклонены.


К. против Италии
[K. - Italy] (N 38805/97)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Извлечение из текста Постановления (по поводу Статьи 6 Конвенции): "<...> Формулировки положений и условий статьи 1 закона 2001 года N 89 достаточно широки, чтобы продемонстрировать наличие средства правовой защиты, к которому граждане могут прибегнуть в судах по гражданским делам в отношении чрезмерной продолжительности производства по делу. Воспользовавшись этим средством правовой защиты, заявители могут добиться вынесения судом постановления по вопросу о соответствии производства по делу, о котором идет речь в данном Постановлении Европейского Суда, требованию о разбирательстве дела в разумный срок, содержащемуся в пункте 1 Статьи 6 Конвенции. Равным образом они могут добиться, в случае необходимости, выплаты им справедливой компенсации.

Однако, по мнению Европейского Суда, государство-ответчик не продемонстрировало, что тот заявитель, который не был участником производства по делу в судах Италии, хотя это производство затрагивало его интересы, имел возможность обратиться с жалобой в Апелляционный суд. Кроме того, представляется, что именно на "промежуточной инстанции" (в значении, которое придается этому понятию вышеупомянутой Конвенцией ООН [о взыскании за границей алиментов] лежит функция приводить в исполнение особую процедуру в интересах заявителя. Европейский Суд поэтому пришел к выводу, что на заявителе не лежит обязанность исчерпать средство правовой защиты, на которое указывало государство-ответчик".


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о праве человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


По делу обжалуется практическое аннулирование правопритязаний поручителя в результате утвержденного судом соглашения об урегулировании спора о долгах. Требования Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции по делу нарушены не были.


Бэк против Финляндии
[Back - Finland] (N 37598/97)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель жалобы на основе контракта согласился выступить поручителем лица, когда это лицо обратилось в банк с просьбой о ссуде. Когда же это лицо не смогло выполнить условия выплаты ссуды, заявителю как поручителю пришлось вернуть банку часть суммы ссуды. Должник позже обратился в суд с ходатайством об урегулировании задолженности, ссылаясь при этом на Закон 1993 года "Об урегулировании долгов частных лиц". Заявитель выступил с возражениями против ходатайства, поскольку возможное урегулирование задолженности могло бы негативно сказаться на его собственных требованиях, выдвинутых против должника. Заявитель предложил также альтернативу - отложить решение вопроса об урегулировании задолженности.

Окружной суд, принимая во внимание то обстоятельство, что платежеспособность должника была существенно снижена ввиду предшествовавшего отсутствия работы и неудачных попыток заняться предпринимательством, утвердил соглашение об урегулировании спора о долгах и график выплат задолженности. Хотя сумма требований заявителя уменьшилась ввиду утвержденного соглашения об урегулировании спора, суд счел, что такое уменьшение суммы допустимо ввиду положений Закона 1993 года, и потому исполнение графика выплат задолженности не может быть отсрочено. Данное решение суда первой инстанции было оставлено в силе Апелляционным судом.


Вопросы права


По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. По делу не оспаривается, что правопритязания заявителя в отношении должника, основанные на его праве - как поручителя - на регрессное требование, образуют "имущество" (в значении, которое придается этому термину Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции), и что применение положений Закона 1993 года составило акт вмешательства государства в осуществление Бэком его имущественных прав.

Поскольку невозможно исследовать данный акт вмешательства только в контексте выражений "лишение имущества" или "осуществление контроля за использованием собственности" из текста Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, Европейский Суд исследовал его в контексте общей нормы относительно "права беспрепятственно пользоваться своим имуществом".

Имеющаяся в стране схема законодательного регулирования данной сферы правоотношений, которая предоставляет должникам возможность обращаться в суд с просьбой об урегулировании задолженности, может считаться отвечающей "интересам общества" - она отвечает потребностям законного социально-экономического курса государства и потому в силу самого факта не является нарушением требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Хотя урегулирование задолженности повлекло за собой неблагоприятные для заявителя серьезные последствия в денежном смысле, заключив контракт о поручительстве, заявитель принял на себя риск возможных финансовых потерь. Окружной суд надлежащим образом выслушал аргументы заявителя, и нет никаких указаний на то, что этот суд произвольно отказался изучить его аргументы. В ходе всего производства по делу заявителю была предоставлена возможность изложить свою позицию по делу властям. Кроме того, правопритязания заявителя были неосновательны еще до урегулирования вопроса о задолженности. В таких обстоятельствах можно считать, что бремя, возложенное на заявителя в силу Закона 1993 года, не является чрезмерным.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу требования Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были (принято единогласно).


Вопрос о лишении человека собственности


По делу обжалуется аннулирование недавно приобретенных прав собственности фонда, созданного во времена Оттоманской империи. Жалоба признана приемлемой.


Фонд "Фенер Рум Эркер Лисеси Вакфи" против Турции
[Fener Rum Erkek Lisesi Vakfi - Turkey] (N 34478/97)


Решение от 8 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Организация-заявитель является фондом, учрежденным во времена Оттоманской империи, который с основанием Турецкой Республики должен был внести данные о своей недвижимой собственности в земельный кадастр. В соответствии с положениями закона, принятого в 1935 году, представителям перерегистрированного таким образом фонда было предписано представить властям декларацию о характере и источниках доходов и расходов фонда. В 1936 году представители организации-заявителя во исполнение данного предписания представили властям декларацию с указанием целей деятельности фонда и данных о его недвижимой собственности.

В 1952 и 1958 годах организация-заявитель приобрела совместное право собственности на два здания на основании разрешений, выданных государством. В 1992 году министерство финансов, ссылаясь на изменение соответствующей нормы прецедентной практики Высшего кассационного суда Турции, внесенное в 1974 году, которое касалось деятельности фондов, перешедших из Оттоманской империи, обратилось в суд с требованием об исключении из земельного кадастра правовых титулов организации-заявителя на владение этими двумя зданиями. Суды постановили, чтобы учетная запись, касающаяся организации-заявителя как совладельца собственности, была бы аннулирована, а правовые титулы на владение собственностью были бы вновь зарегистрированы на имя прежних владельцев зданий.

Для целей применения нормы прецедентного права, созданной в 1974 году, декларация фонда от 1936 года должна была считаться учредительным документом организации-заявителя, образующим устав юридического лица. Поскольку фонд не указал в той декларации, что располагал дееспособностью приобретать недвижимую собственность, имуществом фонда считалось только то, что было перечислено в декларации 1936 года, которую надлежит считать официальным уставом юридического лица. Организация-заявитель безуспешно пыталась добиться у властей разрешения на внесение дополнений в этот устав. Власти же указали, что для целей применения нормы прецедентного права, созданной в 1974 году, декларация фонда от 1936 года приравнена к "учредительному документу" организации-заявителя, и постановили, что ввиду соображений публичной политики этот устав юридического лица не может быть дополнен и изменен.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, взятой отдельно или в сочетании со Статьей 14 Конвенции.


Вопрос о лишении человека собственности


По делу ставится вопрос об обязанности возвратить законно полученный доход. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Клиафас и другие против Греции
[Kliafas and others - Greece] (N 66810/01)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители жалобы - по образованию бухгалтеры - получали фиксированную ежемесячную зарплату, работая сотрудниками коллегии аудиторов. Когда в ходе реформы, призванной либерализовать правила функционирования корпуса бухгалтеров и аудиторов, эта коллегия была реорганизована в коллегию присяжных бухгалтеров, закон, принятый в 1993 году, разрешил им продолжить работу с бухгалтерской документацией, принятой к работе до введения новой системы, и получать тем самым денежное вознаграждение в качестве сугубо личного дохода.

В 1994 новый закон отменил действие прежнего закона от 1993 года, и заявителям было предписано вернуть коллегии аудиторов денежные суммы, которые они уже получили. Заявители обжаловали это предписание вплоть до Государственного совета Греции* (*В Греции, как и в некоторых других европейских странах, высший судебный орган по административным делам, то есть по жалобам граждан на действия и решения государственных органов и должностных лиц, именуется Государственным советом (прим. перев.).), но их жалоба была отклонена. Под угрозой конфискации имущества их обязали выплатить полученные ими денежные суммы коллегии аудиторов в размере, учитывающем выплаченный ими подоходный налог.

По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. В результате применения закона, принятого в 1994 году, заявители пострадали, так как они были "лишены" своей собственности. Они обжаловали неконституционность акта лишения собственности, но Государственный совет постановил, что закон не противоречил Конституции страны.

Акт вмешательства государства в права заявителей был "предусмотрен законом". Цель законодательства состояла в том, чтобы деятельность корпуса присяжных бухгалтеров была надлежащим образом организована, что отвечало "интересам общества". Однако заявителей обязали под страхом конфискации их имущества - для обеспечения исполнения судебного решения - вернуть доход, заработанный собственным трудом, который был получен на законных основаниях и внесен в налоговые декларации. Хотя суммы, уплаченные в виде подоходного налога, были вычтены из сумм, подлежащих возврату, справедливый баланс, который должен соблюдаться между интересами охраны права собственности и требованиями интересов общества, в данном деле был нарушен.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителям компенсацию в размере общей суммы сделанных ими выплат в соответствии с законом, принятым в 1994 году. К этой сумме компенсации Суд добавил простые проценты по годовой ставке 6% за период, начиная с даты начала выплаты ими оспаривавшихся ими сумм возврата и до даты вынесения Судом данного Постановления. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о лишении человека собственности


По делу обжалуется отказ властей вернуть собственность, правомерно отчужденную 20 годами раньше, но не использовавшуюся по назначению, в связи с которым она была отчуждена. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Объединение "Бенефичио Капелла Паулини" против Сан-Марино
[Beneficio Cappella Paulini - San Marino] (N 40786/98)


Постановление от 13 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 [гражданско-правовой аспект] Статьи 6 Конвенции.)


По жалобе о нарушении Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о праве человека на участие в выборах


По делу обжалуется лишение заявителя избирательных прав после того, как по распоряжению властей он был отдан под надзор полиции. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции.


Санторо против Италии
[Santoro - Italy] (N 36681/97)


Постановление от 1 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.)


По жалобе о нарушении Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


По жалобе о нарушении пункта 1 Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


Вопрос о праве человека на свободу передвижения


По делу обжалуется незаконное продление распоряжения властей об отдаче заявителя под надзор полиции. По делу допущено нарушение требований Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.


Санторо против Италии
[Santoro - Italy] (N 36681/97)


Постановление от 1 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В отношении заявителя было подано несколько жалоб, в которых его обвиняли в причастности к случаям укрывательства краденых товаров. Ввиду этих жалоб в марте 1994 года власти распорядились отдать заявителя под надзор полиции сроком на один год. Постановление суда об избрании этой превентивной меры было вручено Санторо в мае 1994 года. Однако только год спустя, в июле 1995 года, полиция оформила документ, предписывавший заявителю конкретные обязательства и ограничения на передвижение, которым Санторо надлежало следовать в период действия избранной превентивной меры.

Поскольку прошел год с того дня, когда заявителю было вручено постановление суда об избрании превентивной меры, он обратился в суды с ходатайством об издании решения об истечении срока действия превентивной меры. Местный трибунал* (* Так в Италии называются коллегиальные суды общей юрисдикции, рассматривающие по первой инстанции уголовные и гражданские дела (прим. перев.).), а впоследствии и Апелляционный суд полагали, что постановление об избрании превентивной меры все еще подлежит исполнению, поскольку его реализация началась только в июле 1995 года (когда полиция оформила документ, которым заявителю предписывались конкретные обязательства). Кассационный суд, напротив, счел, что отсчет срока полицейского надзора начался в тот день, когда заявителю было вручено постановление суда об избрании превентивной меры, и поэтому срок действия полицейского надзора истек в мае 1995 года.

Кроме того, в результате вынесения судом постановления об избрании превентивной меры заявитель был в январе 1995 года исключен властями из списков избирателей, что не дало ему возможности принять участие в выборах в областной совет и в парламент страны.


Вопросы права


По поводу Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции. Европейскому Суду трудно понять, почему власти тянули больше года с оформлением обязательств, налагаемых на заявителя в соответствии с судебным постановлением, которое подлежало немедленному исполнению и затрагивало осуществление заявителем фундаментальной свободы передвижения. Хотя Кассационный суд и установил, что срок действия судебного постановления о полицейском надзоре истек в мае 1995 года, этот суд не предоставил заявителю никакой компенсации вреда, причиненного ему незаконным продлением срока действия данного постановления. В таких обстоятельствах акт вмешательства государства в осуществление заявителем своего права на свободу передвижения в период после мая 1995 года нельзя считать мерой, "предусмотренной законом" или предпринятой по необходимости.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. Европейский Суд полагает, что коль скоро областные советы в Италии могут принимать нормативные правовые акты, а полномочия, вверенные им Конституцией страны, настолько широки, что эти советы можно считать "составляющей частью законодательной власти", положения Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции вполне применимы к акту лишения заявителя права на участие в выборах в советы, равно как и парламент страны. С учетом более чем девятимесячной проволочки со дня издания судебного постановления о полицейском надзоре и до дня, когда избирательный комитет реально лишил заявителя права голоса (каковому факту государство-ответчик не представило в Европейский Суд никаких объяснений), можно считать, что такие действия властей отрицательно сказались на праве заявителя участвовать в выборах в оба представительные учреждения. Если акт лишения заявителя права голоса был бы совершен в надлежащие сроки, и он сохранял бы силу в течение установленного законом срока в один год, данная мера государства прекратила бы свое действие до проведения выборов в советы и парламент.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере двух тысяч евро в возмещение причиненного ему морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По жалобе о нарушении Статьи 1 Протокола N 7 к Конвенции


Вопрос о законности высылки из страны гражданина иностранного государства


По делу обжалуется принудительная депортация заявителя на основании назначения ему административного наказания, позже признанного незаконным. Жалоба признана приемлемой.


Болат против России
[Bolat - Russia] (N 14139/03)


Решение от 8 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель жалобы - гражданин Турции, по национальности кабардинец - проживал на территории Кабардино-Балкарской Республики на основании выданного ему долгосрочного вида на жительство. В 2000 году этот документ был утерян или похищен. Заявителю выдали новый вид на жительство со сроком действия до 2004 года, хотя спецслужбы рекомендовали выдать ему вид на жительство на короткий срок, поскольку обстоятельства утраты им данного документа не были до конца ясны.

В декабре 2002 года заявитель оставался на ночь в доме своего приятеля. Сотрудники милиции явились на квартиру приятеля и забрали заявителя в отделение милиции. Там ему предъявили обвинение в совершении административного правонарушения, выразившегося в проживании не по месту регистрации, и назначили в виде наказания штраф. Заявитель обратился в суды с жалобой на это решение, и суды установили, что он не совершал никакого административного правонарушения. Однако после того, как Верховный Суд Российской Федерации отменил данное решение судов, санкция против заявителя была подтверждена при повторном рассмотрении дела. В мае 2003 года прокуратура, исходя из наличной санкции против заявителя (и предыдущих нарушений правил проживания на территории Российской Федерации, допущенных заявителем), потребовала, чтобы вид на жительство заявителя был аннулирован, а сам он выслан из страны.

В августе 2003 года вопреки тому обстоятельству, что исполнение распоряжения о депортации было приостановлено в связи с ведущимся надзорным производством по жалобам заявителя, сотрудники спецслужб в масках задержали заявителя, надели на него наручники и доставили на рейс самолета, вылетавшего в Анкару. В октябре 2003 года Верховный Суд установил, что административная санкция была наложена на заявителя незаконно, и подтвердил, что тот мог проживать в России на законных основаниях. Заявитель обратился к властям с просьбой загладить причиненный ему вред, но до сих пор не получил никакого ответа на свое обращение.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 2 Протокола N 4 и Статьи 1 Протокола N 7 к Конвенции. Несмотря на определение Верховного Суда, вынесенное в октябре 2003 года, заявителю не была предоставлена адекватная денежная компенсация, равно как и акт его принудительной депортации из России не был проверен российскими судами с точки зрения соответствия закону.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статей 5 и 6 Конвенции и Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции.


По жалобе о нарушении Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции


Ne Bis In Idem* (* Ne bis 1n 1dem (лат.) - (здесь) недопустимость повторного уголовного преследования за одно и то же преступление (прим. перев.).)


По делу ставится вопрос о неправомерности возможности пересмотра по протесту прокурора в порядке надзора вступившего в силу оправдательного приговора. Требования Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции по делу нарушены не были.


Никитин против России
[Nikitin - Russia] (N 50178/99)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель жалобы, бывший офицер российского военно-морского флота, согласился на работу для норвежской неправительственной организации по составлению доклада этой организации "Северный флот: потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона". В октябре 1995 года органы безопасности возбудили против заявителя уголовное дело по обвинению в государственной измене в форме шпионажа за разглашение информации об авариях на российских атомных подводных лодках. Разбирательство по делу заявителя началось в городском суде в октябре 1998 года, но вскоре после начала разбирательства дело было направлено на дополнительное расследование. В декабре 1999 года городской суд вынес в отношении заявителя оправдательный приговор, поскольку суд установил, что Никитина привлекли к уголовной ответственности на основании секретных нормативных актов, имеющих при этом обратную силу. Верховный Суд Российской Федерации оставил в силе оправдательный приговор, который, таким образом, вступил в законную силу.

Несмотря на это обстоятельство, Генеральный прокурор Российской Федерации принес в Президиум Верховного Суда протест в порядке надзора на оправдательный приговор. Данный протест был отклонен. Президиум Верховного Суда установил, что недостатки в расследовании, на которые указывал Генеральный прокурор, могли быть вполне выявлены и устранены прокуратурой на ранних стадиях производства по делу. Заявитель обжаловал в Конституционном Суде положения законодательства, допускающие принесение протестов на оправдательные приговоры судов, вступившие в законную силу. Заявитель затем обратился в Европейский Суд с жалобой на то, что сама возможность опротестования оправдательного приговора по его делу, который вступил в законную силу, нарушает его право на справедливое разбирательство дела и его право не быть повторно судимым в уголовном порядке.


Вопросы права


По поводу Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции. В случаях, когда в надзорном порядке удовлетворяется протест на оправдательный приговор суда, может быть вынесено новое решение суда по такому делу, которое и становится "окончательным", вступившим в законную силу. Тем не менее, учитывая экстраординарный характер надзорного производства и проблемы правовой определенности, возникающие при отмене приговора в надзорном порядке, Европейский Суд исходит в данном деле из предположения, что определение Верховного Суда, оставившее в силе оправдательный приговор по делу заявителя, было "окончательным решением" для целей применения положений Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции. Заявитель не был "повторно судим" при производстве по его жалобе в Президиуме Верховного Суда, равно как он и "не должен быть повторно судим", поскольку данное производство ограничилось рассмотрением вопроса, удовлетворить ли или не удовлетворить просьбу о проверке дела в надзорном порядке.

Ввиду того обстоятельства, что Президиум Верховного Суда не правомочен принимать новое решение по существу дела, представляется, что возможность возобновления производства по данному делу была слишком слабой или косвенной, чтобы можно было вести речь о недопустимости повторного уголовного преследования за одно и то же преступление в значении Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции. Кроме того - и это более важно с точки зрения существа дела - если просьба была бы удовлетворена, и производство по делу было бы возобновлено, то окончательный эффект надзорного производства состоял бы в отмене всех предыдущих судебных решений и определении виновности подсудимого новым решением суда, которое нельзя считать представляющим дублирующее производство по делу. Ввиду этого обстоятельства надзорное производство не может считаться процессуальной попыткой повторного рассмотрения дела, допускаемого пунктом 2 Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции, и не попыткой провести второе разбирательство дела по существу".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в данном вопросе требования Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Сама по себе возможность повторного рассмотрения дела прямо согласуется с положениями Конвенции, включая гарантии Статьи 6 Конвенции. Тем не менее способ приведения данной возможности в действие по данному делу может подорвать значение сути понятия справедливого разбирательства. Хотя протест генерального прокурора можно критиковать за его произвольный характер и злоупотребление властью, поскольку в нем содержались указания на недостатки производства по делу, которые могли быть устранены до вынесения окончательного судебного решения, такие действия генерального прокурора не имели преюдициального значения для определения виновности Никитина. В настоящем деле был установлен справедливый баланс между интересами заявителя и необходимостью государства гарантировать надлежащее отправление правосудия.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в данном вопросе требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).


Другие Постановления, вынесенные в июле 2004 года


По жалобе о нарушениях Статей 2 и 3 Конвенции


А. А. и другие против Турции
[A.A. and others - Turkey] (N 30015/96)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о случае самоубийства лица, находившегося под стражей в полиции и вопросу о непроведении властями эффективного расследования по этому факту. В данном вопросе по делу требования Статей 2 и 3 Конвенции нарушены не были и одновременно были допущены нарушения требований Статей 2 и 3 Конвенции.

По вопросу о жестоком обращении с человеком, содержавшимся под стражей в полиции. В данном вопросе по делу допущены нарушения требований Статей 2 и 3 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статей 2, 3, 5 и 13 Конвенции


Икинчисой против Турции
[Ikincisoy - Turkey] (N 26144/95)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о смерти родственника заявителей после его заключения под стражу и вопросу о непроведении властями эффективного расследования по этому факту. В данных вопросах по делу допущено нарушение требований Конвенции.

По вопросу о предположительно жестоком обращении с человеком, содержавшимся под стражей. В данном вопросе по делу требования Конвенции нарушены не были.

По вопросу о недоставлении властями задержанных лиц незамедлительно к судье. В данном вопросе по делу допущено и одновременно не допущено нарушение требований Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статей 2 и 13 Конвенции


Челик против Турции
[Celik - Turkey] (N 41993/98)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу об убийстве сына заявителей сотрудниками сил безопасности. Сторонами по делу заключено мировое соглашение (государство выразило свое сожаление, взяло на себя обязательство принять надлежащие меры и добровольно выплатило компенсацию за причиненный вред в размере 60 тысяч евро).


Эркек против Турции
[Erkek - Turkey] (N 28637/95)


Постановление от 13 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу об исчезновении брата заявителя после того, как в 1992 году он был заключен под стражу. В данном вопросе по делу требования Статей 2 и 13 Конвенции нарушены не были.

По вопросу о непроведении властями эффективного расследования этого факта. В данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статей 2 и 13 Конвенции.


М. К. против Турции
[M.K. - Turkey] (N 29298/95)


Постановление от 13 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу об убийстве сына заявителя неустановленными злоумышленниками в 1994 году и неэффективности расследования этого эпизода. По делу требования Статей 2 и 13 Конвенции нарушены не были.


Е. О. против Турции
[E.O. - Turkey] (N 28497/95)


Постановление от 15 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу об убийстве сына заявителя неустановленными злоумышленниками в 1995 году. В данном вопросе по делу требования Статей 2 и 13 Конвенции нарушены не были.

По вопросу об эффективности расследования по этому эпизоду. В данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статей 2 и 13 Конвенции.


Айдаш против Турции
[Agdas - Turkey] (N 34592/97)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о гибели брата заявителя в результате стрельбы со стороны сотрудников полиции и непроведении властями эффективного расследования этого эпизода. В данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статей 2 и 13 Конвенции.

По вопросу о недоступности эффективного внутригосударственного средства правовой защиты. В данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статей 2 и 13 Конвенции.


Мехмет Ширин Йилмаз против Турции
[Mehmet Фirin Yilmaz - Turkey] (N 35875/97)


Постановление от 29 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о предположительном артобстреле селения, в результате которого погибла жена заявителя. В данном вопросе по делу требования Статей 2 и 13 Конвенции нарушены не были.

По вопросу о непроведении властями эффективного расследования по этому эпизоду. В данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статей 2 и 13 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Бакбак против Турции
[Bakbak - Turkey] (N 39812/98)


Постановление от 1 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу о жестоком обращении с содержавшимся под стражей лицом, гражданином Дании турецкого происхождения. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции.


Мехмет Эмин Йюксель против Турции
[Mehmet Emin Yhksel - Turkey] (N 40154/98)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о жестоком обращении с человеком, содержавшимся под стражей в полиции. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции.


Ернек и Эрен против Турции
[Ornek and Eren - Turkey] (N 41306/98)


Постановление от 15 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу о жестоком обращении с человеком, содержавшимся под стражей в полиции. Сторонами по делу заключено мировое соглашение (государство выразило свое сожаление, взяло на себя обязательство принять меры и добровольно выплатило компенсацию за причиненный вред в размере 50 тысяч евро).


По жалобе о нарушениях Статей 3, 5 и пункта 2 Статьи 6 Конвенции


Абсандзе против Грузии
[Absandze - Georgia] (N 57861/00)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о предположительном отсутствии адекватной медицинской помощи для задержанного; по вопросу о незаконности и чрезмерной продолжительности содержания заявителя под стражей до суда и отсутствии возможностей судебной проверки законности содержания под стражей, также по вопросу о предположительном нарушении принципа презумпции невиновности. Жалоба исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом.


По жалобе о нарушениях Статей 3, 8 и 13 Конвенции


Тэмель против Турции
[Temel - Turkey] (N 37047/97)


Постановление от 13 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о предположительно жестоком обращении с заявителем во время производства обыска в его жилище. Сторонами по делу заключено мировое соглашение (государство выразило свое сожаление, взяло на себя обязательство принять надлежащие меры и добровольно выплатило компенсацию за причиненный вред в размере шести тысяч евро).


По жалобе о нарушении пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Цишевский против Польши
[Ciszewski - Poland] (N 38668/97)


Постановление от 13 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о продлении сроков содержания под стражей до суда в силу практики, без каких-либо оснований, предусмотренных законом. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 5 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Барановски против Польши" [Baranowski v. Poland], вынесенным 28 марта 2001 г.).


По жалобе о нарушении пункта 3 Статьи 5 Конвенции


Каракаш и другие против Турции
[Karakas and others - Turkey] (N 35077/97)


Айраа и другие против Турции
[Agiraa and others - Turkey] (N 35982/97)


Постановления от 27 июля 2004 г. [вынесены IV Секцией]


По вопросу о промедлении в доставке задержанных к судье. По делу допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 5 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 3 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Сулейман Йилдирим против Турции
[Shleyman Yilidirim - Turkey] (N 40518/98)


Постановление от 29 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о недоставлении задержанного к судье быстро, а также по вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Чевизович против Германии
[Cevizovic - Germany] (N 49746/99)


Постановление от 29 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности содержания лица под стражей до суда и по вопросу о чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу. По делу допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Ковачевич против Хорватии
[Kovacevic - Croatia] (N 12775/02)


Постановление от 1 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Башич против Хорватии
[Basic - Croatia] (N 74309/01)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Доронтич против Хорватии
[Dorontic - Croatia] (N 4938/02)


Мартич против Хорватии
[Martic - Croatia] (N 12815/02)


Постановления от 15 июля 2004 г. [вынесены I Секцией]


По вопросу о правомерности принятия законодательства, прекратившего производство по всем искам с требованием возместить ущерб, причиненный террористическими актами или действиями военнослужащих или сотрудников полиции в период военных действий в Хорватии. Сторонами по делу заключено мировое соглашение (по каждому из этих дел государство добровольно выплатило шесть тысяч евро, включая компенсацию судебных издержек).


Общество с ограниченной ответственностью "Вольмейер Бау" против Австрии
[Wohlmeyer Bau GmbH - Austria] (N 20077/02)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Гизицкая против Польши
[Gizicka - Poland] (N 55383/00)


Зузчак и Зизчакова против Словакии
[Zuzcak and Zizcakova - Slovakia] (N 48814/99)


Томкова против Словакии
[Tomkova - Slovakia] (N 51646/99)


Постановления от 13 июля 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Беднарская против Польши
[Bednarska - Poland] (N 53413/99)

Постановление от 15 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Радек против Польши
[Radek - Poland] (N 30311/02)


Креуж против Польши (N 2)
[Kreuz - Poland (N 2)] (N 46245/99)


Постановления от 20 июля 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Биалый против Польши
[Bialy - Poland] (N 52040/99)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Руар против Бельгии
[Rouard - Belgium] (N 52230/99)


Рооберт против Бельгии
[Roobaert - Belgium] (N 52231/99)


Компания "ГБ-уник" против Бельгии (N 1)
[GB-Unic - Belgium (N 1)] (N 52303/99)


Компания "ГБ-уник" против Бельгии (N 2)
[GB-Unic - Belgium (N 2)] (N 52304/99)


Постановления от 29 июля 2004 г. [вынесены I Секцией]


M. L. и A. L. против Польши
[M.L. and A.L. - Poland] (N 44189/98)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Макмюллен против Ирландии
[McMullen - Ireland] (N 42297/98)


Постановление от 29 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по гражданскому делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Франжюльен против Бельгии
[Franjulien - Belgium] (N 52950/99)


Постановление от 29 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по гражданскому делу. Жалоба исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом.


Адамски против Польши
[Adamscy - Poland] (N 49975/99)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности исполнительного производства. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Акционерное общество "Энтерпрайз Робер Дельбрассиннэ" против Бельгии
[Entreprise Robert Delbrassinne S.A. - Belgium] (N 49204/99)


Постановление от 1 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Калканис против Греции
[Kalkanis - Greece] (N 67591/01)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Вайопуло против Греции
[Vayopoulou - Greece] (N 19431/02)


Постановление от 15 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Каррье против Франции
[Carries - France] (N 74628/01)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по административному делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Истауэй против Соединенного Королевства
[Eastaway - United Kingdom] (N 74976/01)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по делу, связанному с лишением полномочий директора компании. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Гобри против Франции
[Gobry - France] (N 71367/01)


Постановление от 6 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по делу в Государственном совете. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Лазару против Греции
[Lazarou - Greece] (N 66808/01)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства в Финансовом суде. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Пфлегер против Чешской Республики
[Pfleger - Czech Republic] (N 58116/00)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу, в которое заявитель вступил в качестве истца с требованиями выплаты компенсации за причиненный ущерб. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Потулакис против Греции
[Pothoulakis - Greece] (N 16771/02)


Постановление от 15 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Вробель против Польши
[Wrobel - Poland] (N 46002/99)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Жбанов против Болгарии
[Zhbanov - Bulgaria] (N 45563/99)


Постановление от 22 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1Статьи 6 Конвенции.


Манассон против Швеции
[Manasson - Sweden] (N 41265/98)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о взыскании с заявителя налогового штрафа до того, как его ответственность была установлена судом, а также по вопросу о чрезмерной продолжительности производства по делу. Сторонами по делу заключено мировое соглашение (государство добровольно выплатило заявителю компенсацию в размере 44 тысяч евро).


Вальсер против Франции
[Walser - France] (N 56653/00)


Постановление от 1 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о правомерности отклонения судом жалобы по вопросам права ввиду того обстоятельства, что заявитель жалобы не прибыл в место заключения или не внес залог до начала слушаний жалобы. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Хурия Аббас против Франции
[Houria Abbas - France] (N 49532/99)


Постановление от 15 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу о правомерности отклонения судом жалобы по вопросам права ввиду того обстоятельства, что заявитель жалобы не прибыл в место заключения до начала слушаний жалобы. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Дондарини против Сан-Марино
[Dondarini - San Marino] (N 50545/99)


Постановление от 6 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о непроведении устных слушаний в апелляционном производстве по уголовному делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Йешиль против Турции
[Yesil - Turkey] (N 50249/99)


Постановление от 1 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Чолак против Турции (N 1)
[Colak - Turkey (N 1)] (N 52898/99)


Чолак против Турции (N 2)
[Colak - Turkey (N 2)] (N 53530/99)


Аксач против Турции
[Aksac - Turkey] (N 41956/98)


Постановления от 15 июля 2004 г. [вынесены III Секцией]


Ирей против Турции
[Irey - Turkey] (N 58057/00)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Чалоулу против Турции
[Caloglu - Turkey] (N 55812/00)


Постановление от 29 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


По жалобе о нарушениях пункта 1 и подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Пронк против Бельгии
[Pronk - Belgium] (N 51338/99)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о правомерности отказа судов разрешить юридическое представительство в суде интересов отсутствующего обвиняемого. По делу допущено нарушение требований пункта 1 и подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции


Айшенур Зараколу и другие против Турции
[Aysenur Zarakolu and others - Turkey](N 26971/95 и 37933/97)


Постановление от 13 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о законности конфискации тиража книги и осуждения редактора по обвинению в пропаганде сепаратизма, а также по вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции.


Гайдар Йильдирим и другие против Турции
[Haydar Yilidirim and others - Turkey] (N 42920/98)


Постановление от 15 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу о законности осуждения лиц по обвинению в разжигании ненависти между людьми, основанной на социальных, этнических и региональных различиях, а также по вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции.


Окутан против Турции
[Okutan - Turkey] (N 43995/98)


Постановление от 29 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Ыпрахим Юльгер против Турции
[Iprahim Ulger - Turkey] (N 57250/00)


Постановление от 29 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу о законности осуждения лица по обвинению в пропаганде сепаратизма и по вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 и Статьи 13 Конвенции


Ромашов против Украины
[Romashov - Ukraine] (N 67534/01)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о длительных проволочках властей в исполнении решения комиссии по трудовым спорам, которым присуждались денежные суммы, а также по вопросу об отсутствии эффективного внутригосударственного средства правовой защиты. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 13 Конвенции.


Джаногозов против Болгарии
[Djangozov - Bulgaria] (N 45950/99)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросам о чрезмерной продолжительности производства по гражданскому делу, приостановленному в ожидании результатов параллельного производства по уголовному делу, об отсутствии эффективного внутригосударственного средства правовой защиты. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 13 Конвенции.


Лиславская против Польши
[Lislawska - Poland] (N 37761/97)


Зингер против Польши
[Zynger - Poland] (N 66096/01)


Постановления от 13 июля 2004 г. [вынесены IV Секцией]


По вопросам о чрезмерной продолжительности производства по гражданскому делу и об отсутствии эффективного внутригосударственного средства правовой защиты. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 13 Конвенции.


Настос против Греции
[Nastos - Greece] (N 6711/02)


Теодоропулос против Греции
[Theodoropuolous - Greece] (N 16696/02)


Постановления от 15 июля 2004 г. [вынесены I Секцией]


По вопросам о чрезмерной продолжительности производства по административному делу и об отсутствии эффективного средства правовой защиты. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 13 Конвенции.


О'Рейли и другие против Ирландии
[O'Reilly and others - Ireland] (N 54725/00)


Постановление от 29 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросам о чрезмерной продолжительности производства по делу о судебной проверке законности действий властей и об отсутствии эффективного средства правовой защиты. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 13 Конвенции.


Хаджикостова против Болгарии (N 2)
[Hadjikostova - Bulgaria (N 2)] (N 44987/98)


Постановление от 22 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросам о чрезмерной продолжительности производства по гражданскому делу и о предположительном отсутствии эффективного средства правовой защиты. По делу требования пункта 1 Статьи 6 и Статьи 13 Конвенции нарушены не были.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Катсулис против Греции
[Katsoulis - Greece] (N 66742/01)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о правомерности обязательного лесовосстановления земельных угодий на основе ведомственного решения, принятого в 1934 году без последующей проверки обоснованности этого решения. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Папаставру и другие против Греции" [Papastavrou and others v. Greece], вынесенным 10 апреля 2003 г.).


Боканчеа и другие против Молдовы
[Bocancea and others - Moldova] (N 18872/02, 20490/02, 18745/02, 6241/02, 6236/02, 21937/02, 18842/02, 18880/02 и 18875/02)


Постановление от 6 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о проволочках властей в исполнении судебных решений о выплате заявителю компенсации. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Шмалько против Украины
[Shmalko - Ukraine] (N 60750/00)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о длительных проволочках властей в исполнении судебных решений о взыскании денежных сумм. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Кройтору против Молдовы
[Croitoru - Moldova] (N 18882/02)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о длительных проволочках властей в выплате заявителю денежных сумм, присужденных судом. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Скордино против Италии (N 1)
[Scordino - Italy (N 1)] (N 36813/97)


Постановление от 29 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по делу, связанному с выплатой компенсации за отчуждение собственности, принятии законодательства, отразившегося на результатах судопроизводства, и адекватности размеров компенсации за отчуждение собственности. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


По жалобе о нарушении Статьи 8 Конвенции


Мадония против Италии
[Madonia - Italy] (N 55927/00)


Постановление от 6 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу об отсутствии законных оснований для вскрытия администрацией места заключения переписки заключенного со своим адвокатом и Европейской комиссией по правам человека. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


По жалобе о нарушении Статьи 10 Конвенции


Кюркчю против Турции
[Kurkcu - Turkey] (N 43996/98)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о законности осуждения переводчика по обвинению в диффамации вооруженных сил в его переводе одного доклада неправительственной организации о положении дел в сфере прав человека. По делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Скордино против Италии (N 2)
[Scordino - Italy (N 2)] (N 36815/97)


Постановление от 15 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о затянувшихся сроках действия запрета на строительство. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


I.R.S. и другие против Турции
[I.R.S. and others - Turkey] (N 26338/95)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о наделении государства правами собственности на землю в силу того, что оно занимало эту землю в течение 20 лет, и невыплате заявителю компенсации за утрату собственности. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Асуман Айдин против Турции
[Asuman Aydin - Turkey] (N 40261/98)


Постановление от 15 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Мухей Яшар и другие против Турции
[Muhey Yasar and others - Turkey] (N 36973/97)


Постановление от 22 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о проволочках в выплате компенсации за отчужденную собственность. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Мора до Вале и другие против Португалии
[Mora do Vale and others - Portugal] (N 53468/99)


Постановление от 29 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу о проволочках в определении размеров и выплате компенсации в отношении национализированной земельной собственности. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


По вопросу о выплате справедливой компенсации


Карагианнис против Греции
[Karagiannis - Greece] (N 51354/99)


Постановление от 15 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Компания "Элия" против Италии
[Elia s.r.l. - Italy] (N 37710/97)


Постановление от 22 июля 2004 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


Компания "Буффало" (в процессе ликвидации) против Италии
[Buffalo s.r.l. in liquidation - Italy] (N 38746/97)


Постановление от 22 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Голеа против Румынии
[Golea - Romania] (N 29973/96)


Постановление от 27 июля 2004 г. (исключение жалобы из списка подлежащих рассмотрению дел) [вынесено II Секцией]


Сегал против Румынии
[Segal - Romania] (N 32927/96)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Пересмотр дела


Карагианнис против Греции
[Karagiannis - Greece] (N 51354/99)


Постановление от 8 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Дело, переданное на рассмотрение Большой Палаты (в порядке применения пункта 2 Статьи 43 Конвенции)


Следующее дело было передано на рассмотрение Большой Палаты в порядке применения пункта 2 Статьи 43 Конвенции:


Начова и другие против Болгарии
[Nachova and others - Bulgaria] (N 43577/98 и 43579/98)


Постановление от 26 февраля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Суммарное изложение обстоятельств дела, касающегося вопроса о применении огнестрельного оружия сотрудниками военной полиции по двум военнослужащим-цыганам, сбежавшим с гауптвахты, при попытке задержать их и вопроса о неэффективности расследования этого эпизода см. "Бюллетень Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 6/2004).


Постановления, вступившие в силу В порядке применения подпункта "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


Следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции в связи с истечением трехмесячного срока для подачи прошения о рассмотрении дела Большой Палатой (см. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 62 и 63):


Мерит против Украины
[Merit - Ukraine] (N 66561/01)


Постановление от 30 марта 2004 г. [вынесено II Секцией]


Ривас против Франции
[Rivas - France] (N 59584/00)


Кесн против Франции
[Quesne - France] (N 65110/01)


Курбанали против Франции
[Coorbanally - France] (N 67114/01)


Постановления от 1 апреля 2004 г. [вынесены I Секцией]


Каралиос и Губер против Венгрии и Греции
[Karalyos and Huber - Hungary and Greece] (N 75116/01)


Мехди Зана против Турции (N 2)
[Mehdi Zana - Turkey (N 2)] (N 26982/95)


Постановления от 6 апреля 2004 г. [вынесены II Секцией]


J.G. против Польши
[J.G. - Poland] (N 36258/97)


Постановление от 6 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Езалп и другие против Турции
[Ozalp and others - Turkey] (N 32457/96)


Вех против Австрии
[Weh - Austria] (N 38544/97)


Белчев против Болгарии
[Belchev - Bulgaria] (N 39270/98)


Хаманов против Болгарии
[Hamanov - Bulgaria] (N 44062/98)


Постановления от 8 апреля 2004 г. [вынесены I Секцией]


Сердар Езкан против Турции
[Serdar Ozcan - Turkey] (N 55427/00)


Кайехан и другие против Турции
[Kayihan and others - Turkey] (N 42124/98)


Постановления от 8 апреля 2004 г. [вынесены III Секцией]


Мамач и другие против Турции
[Mamac and others - Turkey] (N 29486/95, 29487/95 и 29853/96)


Постановление от 20 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Вадала против Италии
[Vadala - Italy] (N 51703/99)


Булена против Чешской Республики
[Bulena - Czech Republic] (N 57567/00)


Амихалачиоайе против Молдовы
[Amihalachioaie - Moldova] (N 60115/00)


Постановления от 20 апреля 2004 г. [вынесены II Секцией]


Ангелов против Болгарии
[Angelov - Bulgaria] (N 44076/98)


Радованович против Австрии
[Radovanovic - Austria] (N 42703/98)


Постановления от 22 апреля 2004 г. [вынесены I Секцией]


Насту против Греции
[Nastou - Greece] (N 51356/99)


Постановление от 22 апреля 2004 г. (о назначении справедливой компенсации) [вынесено I Секцией]


Сарикайа против Турции
[Sarikaya - Turkey] (N 36115/97)


Езер и другие против Турции
[Ozer and others - Turkey] (N 48059/99)


Язган против Турции
[Yazgan - Turkey] (N 49657/99)


Язганолу против Турции
[Yazganoglu - Turkey] (N 50915/99)


Яввузаслан против Турции
[Yavvuzaslan - Turkey] (N 53586/99)


Постановления от 22 апреля 2004 г. [вынесены III Секцией]


Маат против Франции
[Maat - France] (N 39001/97)


Доэрга против Нидерландов
[Doerga - Netherlands] (N 50210/99)


Постановления от 27 апреля 2004 г. [вынесены II Секцией]


Мехмет Салих и Абдюлсамет Чакмак против Турции
[Mehmet Salih and Abdhlsamet Cakmak - Turkey] (N 45630/99)


Денмез против Турции
[Donmez - Turkey] (N 48990/99)


Постановления от 29 апреля 2004 г. [вынесены III Секцией]


В порядке применения подпункта "с" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


7 июля 2004 г. Коллегия в составе пяти судей Большой Палаты отклонила обращения о передаче дела на рассмотрение Большой Палаты, и в результате следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "с" пункта 2 Статьи 44 Конвенции:


Ковач против Венгрии
[Kovacs - Hungary] (N 54457/00)


Постановление от 16 декабря 2003 г. [вынесено II Секцией]


H.A.L против Финляндии
[H.A.L. - Finland] (N 38267/97)


Постановление от 27 января 2004 г. [вынесено IV Секцией]


B.B. против Соединенного Королевства
[B.B. - United Kingdom] (N 53760/00)


Постановление от 10 февраля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Морель против Франции
[Morel - France] (N 2)] (N 43284/98)


Постановление от 12 февраля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Кашубский против Польши
[Kaszubski - Poland] (N 35577/97)


Постановление от 24 февраля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Акционерное общество "Водаренска акциова сполечность" против Чешской Республики
[Vodarenska Akciova Spolecnost A.S. - Czech Republic] (3577/01)


Постановление от 24 февраля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Качмар против Словакии
[Kacmar - Slovakia] (N 40290/98)


Постановление от 9 марта 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Йоргов против Болгарии
[Iorgov - Bulgaria] (N 40653/98)


Постановление от 11 марта 2004 г. [вынесено I Секцией]


Тот против Венгрии
[Toth - Hungary] (N 60297/00)


Постановление от 30 марта 2004 г. [вынесено II Секцией]


Такак против Турции
[Takak - Turkey] (N 30452/96)


Постановление от 1 апреля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Кжак против Польши
[Krzak - Poland] (N 51515/99)


Постановление от 6 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]

< Главная страница >