В удовлетворении требований о признании недействительным договора пожизненного содержания с иждивением отказано, поскольку отсутствуют доказательства того, что стороны сделки не имели намерений создать соответствующие правовые последствия.

Определение Пермского краевого суда от 13.08.2014 по делу N 33-6859/2014

Судья Шатуленко И.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

Председательствующего Змеевой Ю.А., судей Панковой Т.В., Варовой Л.Н.,

при секретаре Ц.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 13 августа 2014 года дело по апелляционной жалобе Г. на решение Соликамского городского суда Пермского края от 08 мая 2014 года, которым постановлено:

«В удовлетворении исковых требований С., Г., предъявленных к К.О., о признании договора пожизненного содержания с иждивением, заключенного 04 августа 2009 года между К. и К.О., недействительным, аннулировании записи регистрации N <…> от 10.08.2009 г. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним в отношении зарегистрированного за К.О. права собственности на квартиру, расположенную по адресу: <…>, отказать».

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Варовой Л.Н., пояснения представителя истца Г. по доверенности П., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителя ответчика по доверенности К.М., возражавшего против удовлетворения жалобы, судебная коллегия

установила:

Истцы С. и Г. обратились с иском к К.О. о признании договора пожизненного содержания с иждивением, заключенного 04.08.2009 г. между К. и К.О., недействительным, аннулировании записи регистрации.

Исковые требования мотивированы тем, что истцы являются дочерями К., умершего <…> г. При жизни К. на праве собственности принадлежала квартира, расположенная по адресу: <…>. В 2008 г. К. познакомился с ответчиком и с 2009 г. они стали совместно проживать. После смерти К. истцы обратились к нотариусу по вопросу наследства и узнали, что 04.08.2009 г. К. заключил с ответчиком договор пожизненного содержания с иждивением. На основании договора за ответчиком зарегистрировано право собственности на квартиру. К., заключая договор, имел свой доход в виде ежемесячной пенсии и, следовательно, не нуждался в постоянном материальном или денежном обеспечении, не был инвалидом, не имел тяжелого физического заболевания, то есть не нуждался в постоянном уходе. При заключении договора ответчик не имела намерений обеспечивать К. и осуществлять за ним уход, поскольку в этом не было необходимости. Считают, что договор является мнимой сделкой, в связи с чем подлежит признанию недействительным с применением последствий недействительности сделки.

Судом постановлено приведенное выше решение.

С решением суда не согласна истец Г., в апелляционной жалобе просит его отменить, как постановленное с нарушением норм материального и процессуального права. Указывает, что свидетели со стороны истцов давали иные показания, чем изложенные в решении суда. Все свидетели утверждали, что К. в период действия оспариваемого договора не нуждался в какой-либо посторонней помощи, вел активный образ жизни, имел повышенную пенсию. Суд безосновательно не принял показания свидетелей со стороны истца. Суд не исследовал в качестве доказательств доводы истцов о финансовом состоянии К. и ответчика в период действия договора, что является существенным.

Рассмотрев материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы (ст. 327.1 ГПК РФ), судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда по доводам жалобы.

При рассмотрении дела судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что 04.08.2009 г. между К. (получатель ренты), с одной стороны, и К.О. (плательщик ренты, ответчик), с другой стороны, совершен договор пожизненного содержания с иждивением, по которому получатель ренты передал в собственность плательщика ренты квартиру N <…> в доме N <…> по ул. <…> в г. Соликамске. По условиям договора плательщик ренты принял на себя обязательства осуществлять пожизненное содержание получателя ренты, обеспечивая его жильем, одеждой, бельем, лекарствами, другой необходимой помощью, в случае необходимости оплачивать медицинские услуги. Объем предоставляемого получателю ренты содержания определен сторонами в размере 2-х минимальных размеров оплаты труда, установленных законом на момент предоставления содержания. Договор совершен в нотариальной форме: договор и переход права собственности по нему в установленном законом порядке 10.08.2009 г. зарегистрирован органом по государственной регистрации прав.

<…> года К. умер (л.д. 13). Истцы являются дочерями умершего К. (л.д. 9-13).

Отказывая в удовлетворении иска о признании оспариваемого договора недействительной сделкой по основаниям мнимости (ст. 170 ГК РФ), суд исходил из отсутствия доказательств того, что стороны, совершившие оспариваемую сделку, не имели намерений создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия.

Выводы суда основаны на анализе представленных в материалы дела доказательств в их совокупности, в том числе показаний свидетелей, оценке фактических обстоятельств дела, верном применении норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, и являются правильными.

Доводы жалобы выводы суда не опровергают и основанием к его отмене не являются.

Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (п. 1 ст. 170 ГК РФ в редакции, действующей на момент совершения сделки).

Исходя из смысла приведенной нормы материального права, мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения. Поэтому, обращаясь в суд с иском о признании сделки ничтожной по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 170 ГК РФ, истец должен доказать, что при ее совершении стороны не только не намеревались ее исполнять, но и то, что оспариваемая сделка действительно была не исполнена. Сделки, которые являются мнимыми, совершаются лишь для того, чтобы создать ложное представление об их заключении у третьих лиц, тогда как в действительности стороны не намерены ничего изменять в своем правовом положении. При доказывании в суде мнимости спорной сделки истцу необходимо доказать, что при совершении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при совершении данной сделки.

Оспаривая сделку по мнимости в силу п. 1 ст. 170 ГК РФ, истец должен был представить доказательства, подтверждающие, что подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при совершении сделки купли-продажи. При этом для договоров пожизненного содержания с иждивением, к которым относится спорная сделка, одним из правовых последствий является переход титула собственника от получателя ренты к плательщику ренты на основании заключенного договора.

Отсутствие правовых последствий, намерения и воли на возникновение, прекращение гражданских прав и обязанностей у К. и ответчика, как правильно указал суд, опровергается совершением сделки в нотариальной форме (при заключении сделки нотариусом выясняется воля сторон на заключение сделки, разъясняются правовые последствия сделки), регистрацией права собственности на жилое помещение, являющееся предметом договора, за плательщиком ренты.

Одновременно материалами дела подтверждается выполнение ответчиком условий договора по предоставлению К. права пожизненного пользования спорным объектом недвижимости, оплатой спорного жилого помещения и коммунальных услуг ответчицей, а также оплатой ритуальных услуг по захоронению К.

Также суд правомерно принял во внимание, что при жизни К. заключенный с К.О. договор передачи квартиры с условием пожизненного содержания с иждивением не оспаривал, требований о расторжении договора в связи с ненадлежащим исполнении его условий к К.О. не предъявлял.

Ссылка в жалобе на неправильное изложение судом показаний свидетелей, судебной коллегией отклоняется, поскольку показания свидетелей соответствуют изложенным в протоколе, замечаний на который заявитель жалобы не подавал.

Доводы апелляционной жалобы фактически повторяют основания иска, были предметом судебного рассмотрения, обоснованность выводов суда первой инстанции не опровергают и сводятся к несогласию с ними и субъективной оценкой установленных по делу обстоятельств и исследованных доказательств, что не может рассматриваться в качестве достаточного основания для отмены решения суда.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению дела, судом не допущено.

При таких обстоятельствах, решение суда первой инстанции следует признать законным и обоснованным, оснований для его отмены или изменения не имеется.

Руководствуясь, ст. 199, ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Соликамского городского суда Пермского края от 08 мая 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Г. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *