Производство по делу о снятии с регистрационного учета прекращено, поскольку после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство.

Апелляционное определение Московского областного суда

Судья Шишков С.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего Рыковой Г.М.,

судей Асташкиной О.Г., Илларионовой Л.И.,

с участием прокурора Коханки К.В.

при секретаре Н.,

рассмотрев в судебном заседании <данные изъяты> апелляционные жалобы Х., ООО «Эксплуатационная Компания Зданий и Территорий», а также апелляционное представление Королевского городского прокурора на решение Королевского городского суда <данные изъяты> от <данные изъяты> по делу по иску прокурора <данные изъяты> МО в защиту А. к ООО «ЭКЗиТ», Х. о признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации;

встречному иску ООО «ЭКЗиТ» к А. о признании добросовестным приобретателем и об установлении факта отсутствия регистрации;

по встречному иску Х. к А. о снятии с регистрационного учета и о признании добросовестным приобретателем,

заслушав доклад судьи Рыковой Г.М.

объяснения А., представителя Х., ООО «ЭКЗиТ», Ф. — В.,

установила:

Прокурор <данные изъяты> в порядке ст. 45 ГПК РФ обратился в интересах А. с иском к ответчикам ООО «ЭКЗиТ», Х., в котором, уточнив в порядке ст. 39 ГПК РФ первоначально заявленные исковые требования, просил:

признать недействительным договор купли-продажи от <данные изъяты> г., заключенный между ответчиками;

применить последствия недействительности сделки;

прекратить право собственности Х. на жилой <данные изъяты> <данные изъяты> по адресу: <данные изъяты>, <данные изъяты> <данные изъяты>;

внести запись в ЕГРП о государственной регистрации права собственности ООО «ЭКЗиТ» и прекратить право собственности «ЭКЗиТ» на жилой дом;

признать за А. право собственности в порядке бесплатной приватизации на жилые помещения: комнату <данные изъяты> — площадью 12 кв. м и комнату <данные изъяты> — площадью 11,6 кв. м, расположенные в вышеуказанном доме;

признать за А. право собственности на 58/1000 долей в праве общей долевой на дом, соразмерно площади занимаемых ею комнат и мест общего пользования;

признать за ООО «ЭКЗиТ» право общей долевой собственности на жилой дом.

В обоснование исковых требований прокурор указал, что А. с <данные изъяты>. проживает в комнатах N <данные изъяты> и 3 в <данные изъяты> корпус 1 по указанному адресу, которые ей были предоставлены в связи с трудовыми отношениями с Шелковым комбинатом им П.П. Щербакова, являющегося государственным предприятием. В <данные изъяты> г. жилой дом, в котором проживает А., перешел в собственность ЗАО «МШК». В последующем, ЗАО «МШК» по договору купли-продажи от <данные изъяты> продало жилой дом ООО «ЭКЗиТ». <данные изъяты> ООО «ЭКЗиТ» произвело отчуждение жилого дома Х.

Иск обоснован тем, что при заключении договора купли-продажи жилого дома ответчиками в нарушение требований п. 1 ст. 558 ГК РФ не было указано существенное условие договора о праве А. на пользование продаваемым жилым помещением. Полагает, что по указанным основаниям данный договор должен быть признан недействительным, как не отвечающий требованиям ст. 168 ГК РФ. Указывая, что на момент предоставления жилых помещений А. жилой дом принадлежал государственному предприятию и являлся общежитием, а потому приватизация имущественного комплекса не влияет на жилищные права А., в том числе на право по бесплатной приватизации занимаемых ею жилых помещений, Прокурор просит признать в порядке приватизации право собственности А. на спорные комнаты.

Ответчик Х. предъявил в порядке ст. 137 ГПК РФ встречный иск, в котором просил снять А. по адресу: <данные изъяты>, Болшево, <данные изъяты> регистрационного учета и признать Х. добросовестным приобретателем <данные изъяты> корпус 1 по названному адресу.

В обоснование встречных исковых требований указал, что регистрация А. в <данные изъяты>. была произведена в несуществующем доме, так как в данный период <данные изъяты> отсутствовал, поскольку современный адрес спорного <данные изъяты> <данные изъяты> в <данные изъяты> г. имел отличительный признак в виде литер «А». Ссылался на то, что при заключении договора купли-продажи спорного жилого дома с ООО «ЭКЗиТ» не имелось каких-либо зарегистрированных ограничений и обременений на спорный объект. Также указывая на то, что перед заключением договора до него была доведена информация о том, что зарегистрированных лиц по месту жительства либо месту пребывания в данном доме нет, Х. заявляет настоящий иск.

ООО «ЭКЗиТ» подало встречное исковое заявление, в котором просило признать факт отсутствия каких-либо граждан, зарегистрированных по месту жительства в <данные изъяты> корпус 1 по названному адресу и признать Общество добросовестным приобретателем и продавцом спорного жилого дома.

В обоснование встречных требований истец указал, что А. зарегистрирована совершенно в другом доме (<данные изъяты>), а не в доме, который являлся предметом договора купли-продажи (<данные изъяты> корпус 1). Ссылаясь на то, что А. в спорном доме не проживала, коммунальные платежи не оплачивала, что свидетельствует о законности договора купли-продажи, Общество предъявляет вышеназванные исковые требования.

В судебном заседании помощник прокурора исковые требования поддержал. В удовлетворении встречных исковых требований просил отказать.

Третье лицо Администрация <данные изъяты> МО в судебном заседании поддержала исковые требования прокурора.

А., ответчики ООО «ЭКЗиТ», Х., третьи лица Королевский отдел Управления Росреестра, отдел УФМС по МО <данные изъяты> судебное заседание не явились.

Решением Королевского городского суда от <данные изъяты> исковые требования Прокурора <данные изъяты> удовлетворены частично: договор купли-продажи от <данные изъяты> признан недействительным. Применены последствия недействительности сделки: за Х. и ООО «ЭКЗиТ» прекращено право собственности на жилой <данные изъяты> корпус 1 по названному адресу; за ООО «ЭКЗиТ» признано право общей долевой собственности на дом. Удовлетворен иск о признании за А. права собственности в порядке бесплатной приватизации на жилое помещение: комнату <данные изъяты> площадью 11,6 кв. м в указанном доме с 57/1000 долей на жилой дом. В удовлетворении иска о признании за А. права собственности на комнату N 1 — площадью 12 кв. м и в удовлетворении встречных исковых требований Х., ООО «ЭКЗиТ» — отказано.

Не соглашаясь с решением суда первой инстанции, прокурор <данные изъяты> подал апелляционное представление, ответчики Х. и ООО «ЭКЗиТ» — апелляционные жалобы.

В апелляционном представлении Прокурор <данные изъяты> ссылается на незаконность решения суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требований о признании за А. права собственности на жилое помещение — комнату <данные изъяты> площадью 12 кв. м.

Ответчики Х. и ООО «ЭКЗиТ» также указывают на незаконность решения, ссылаясь на то, что при разрешении спора судом были допущены многочисленные нарушения норм процессуального и материального права.

В суде апелляционной инстанции в связи со смертью А. <данные изъяты>., произведено процессуальное правопреемство указанного лица на А.

Также к участию в деле привлечена Ф., как лицо, приобретшее спорный дом после вынесения судом первой инстанции своего решения.

В судебном заседании прокурор Коханко К.В. и А. поддержали апелляционное представление, возражали против жалоб Х. и ООО «ЭКЗиТ».

Представитель Х., ООО «ЭКЗиТ», Ф. поддержал доводы апелляционных жалоб ответчиков и возражал против апелляционного представления прокурора.

Иные лица участвующие в деле в судебное заседание не явились.

Проверив материалы дела, заслушав явившихся лиц, изучив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Из материалов дела усматривается, что <данные изъяты> А. была зарегистрирована по адресу: <данные изъяты> — то есть в спорном доме, при этом, то обстоятельство, что в отношении дома имеется указание на иной адрес: Королев, <данные изъяты> А, не отменяет жилищных прав А. Довод ответчиков о том, что А. была зарегистрирована в ином доме опровергается данными БТИ, из которых следует, что каких либо одновременно существовавших домов и носивших номера 21 и 21А в <данные изъяты> не имелось, а <данные изъяты> имеет несколько объектов, учет которых производится с указанием литер (букв), в том числе, спорное здание: Лит. А — корпус N 1, в связи с этим, изменение адреса с Лит. А на корпус. 1 не изменяет местоположения самого здания и прав на него.

А., как работник Московского ордена Ленина шелкового комбината им. П.П. Щербакова, была вселена в общежитие, расположенное в указанном выше доме в комнату <данные изъяты> площадью 11,6 кв. м. Доказательств того, что ей была предоставлена на законных основаниях в доме еще какая-либо комната не имеется. Показания свидетеля, допрошенного судом первой инстанции, так же не подтверждают законность занятия А. иной комнаты, а кроме того, показания носят противоречивый характер в части указания местоположения комнат.

При таких обстоятельствах судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о наличии прав А. на основании договора найма на жилое помещение — комнату <данные изъяты> площадью 11,6 кв. м.

Московский ордена Ленина шелковый комбинат им. П.П. Щербакова преобразован в ЗАО «Московский шелковый комбинат имени П.П. Щербакова».

Из материалов дела следует, что на основании Договора аренды с последующим выкупом предприятия <данные изъяты> от <данные изъяты> г., Договора о выкупе имущества от <данные изъяты> г., Свидетельства о собственности на приватизированное предприятие <данные изъяты> от <данные изъяты> г., Акта передачи имущества от <данные изъяты> и свидетельства о государственной регистрации права серия 50-НГ <данные изъяты> от <данные изъяты> г., выданного УФРС по МО — ЗАО «Московский шелковый комбинат имени П.П. Щербакова» являлся собственником жилого дома, общей площадью 202,3 кв. м, расположенного по адресу: <данные изъяты>, <данные изъяты>.

<данные изъяты> ЗАО «Московский шелковый комбинат имени П.П. Щербакова» по договору купли-продажи произвел отчуждение <данные изъяты> корпус 1 по названному адресу с земельным участком при указанном доме ООО «ЭКЗиТ». Регистрация данного договора и переход права собственности на объекты недвижимости к ООО «ЭКЗиТ» была произведена в установленном законом порядке <данные изъяты> г.

<данные изъяты> спорный жилой дом, а также земельный участок по договору купли- продажи были отчуждены ООО «ЭКЗиТ» гр. Х. Договор зарегистрирован в установленном законом порядке <данные изъяты>

В соответствии со ст. 18 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ», в редакции Закон РФ от <данные изъяты> N 4199-1, при переходе государственных или муниципальных предприятий, учреждений в иную форму собственности либо при их ликвидации жилищный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений, должен быть передан в полное хозяйственное ведение или оперативное управление правопреемников этих предприятий, учреждений (если они определены), иных юридических лиц либо в ведение органов местного самоуправления в установленном порядке с сохранением всех жилищных прав граждан, в том числе права на приватизацию жилья.

Согласно п. 4 Постановления Пленума ВС РФ «О некоторых вопросах применения судами Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ», решая вопрос о правомерности отказа в приватизации жилого помещения, находящегося в ведомственном жилищном фонде, необходимо учитывать, что в соответствии со ст. 18 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (в редакции Закона Российской Федерации от <данные изъяты>) переход государственных и муниципальных предприятий в иную форму собственности либо их ликвидация не влияют на жилищные права граждан, проживающих в домах таких предприятий и учреждений, в том числе и на право бесплатной приватизации жилья.

Гражданину не может быть отказано в приватизации жилого помещения в домах данных предприятий и учреждений и в том случае, если изменение формы собственности или ликвидация предприятий и учреждений имели место до вступления в силу ст. 18 названного Закона (в редакции Закона от <данные изъяты>), поскольку действовавшее до этого времени законодательство, регулировавшее условия и порядок изменения формы собственности государственных и муниципальных предприятий и учреждений, не касалось вопросов приватизации их жилищного фонда, а законодательством, регулировавшим приватизацию жилищного фонда, не были установлены условия, которые лишили бы гражданина в указанных случаях права на получение в собственность занимаемого жилого помещения. Это положение не должно применяться, если правопреемники, изменившие форму собственности государственных и муниципальных предприятий и учреждений, на свои средства построили либо приобрели незаселенное жилое помещение, которое впоследствии явилось предметом спора о приватизации, в том числе и после введения в действие ст. 18 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (в редакции Закона от <данные изъяты>).

Таким образом, вне зависимости от того, что произошла приватизация государственного предприятия — комбината им. П.П. Щербакова одновременно с домом, комнату в котором занимала А., последняя не утратила прав на приватизацию жилого помещения, а все договора в отношении дома в части передачи права собственности комнаты <данные изъяты> площадью 11,6 кв. м являются ничтожными, как нарушающие вышеуказанные нормы.

Право суда оценивать недействительность сделок, при наличии признаков ничтожности, вне зависимости от того, было ли заявлено к рассмотрению требование о признании таких сделок недействительными, было предусмотрено ст. ст. 166 — 168 ГК РФ,

Так в соответствии со ст. ст. 166 — 168 ГК РФ, в редакции действовавшей до 01.09.2013 г., в отношении сделок совершенных до указанной даты, Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна. Ничтожная сделка недействительна вне зависимости от признания ее таковой судом. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Согласно ст. 180 ГК РФ, недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

Учитывая указанные нормоположения, оспариваемый договор купли-продажи от <данные изъяты> заключенный между Х. и ООО «ЭКЗиТ», является ничтожным в части перехода прав на комнату N 3, как лишавший А. права на приватизацию комнаты.

При этом оснований для признания указанного договора полностью недействительным не имеется, поскольку в силу ст. 180 ГК РФ, стороны доказательств того, что договор не был бы заключен, без перехода прав собственности на комнату N 3, не представляли.

В связи с изложенным, решение суда первой инстанции в части признания договора от <данные изъяты>. полностью недействительным, и применения последствий недействительности в отношении всего дома, подлежит изменению.

Признавая договор в указанной части недействительным, судебная коллегия вместе с тем, считает необходимым указать на то, что основания, по которым договор признан частично недействительным и те основания, по которым его признал недействительным суд первой инстанции, являются различными, при этом доводы, положенные судом первой инстанции в основу решения — не согласованность существенного условия договора о правах А. на проживание в доме, основаны на неверном применении закона, и не ведут к недействительности договора, поскольку могут стать в силу ст. ст. 432 и 558 ГК РФ основанием для подачи иска о его незаключенности.

Однако, учитывая то, что иск содержит требование о признании договора недействительным и применении последствий его недействительности, при наличии объективных признаков ничтожности договора, судебная коллегия, в силу ст. ст. 166 — 168 ГК РФ, будучи не связанной правовой оценкой обстоятельств дела, приведенной подателем иска, считает возможным признать договор частично недействительным по указанным выше мотивам.

При этом заявленные прокурором требования, включающие в себя требования о признание договора недействительным и применение последствий недействительности, суд второй инстанции оценивает как верно избранный способ защиты, поскольку приводят к защите прав и соответствуют правовой ситуации, при этом оснований для оценки добросовестности поведения Х. и ООО «ЭКЗиТ» как приобретателей дома не имеется, поскольку ст. ст. 166 — 168 ГК РФ не предусматривают оценку такой правовой категории, требований же о виндикации (ст. ст. 301 — 302 ГК РФ) не заявлялось, и не могло быть предъявлено, поскольку А. стороной ни по одной из сделок не являлось.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ», граждане РФ, имеющие право пользования жилыми помещениями государственного или муниципального жилищного фонда на условиях социального найма, вправе приобрести их в собственность на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными правовыми актами.

Согласно ст. 4 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ» не подлежат приватизации жилые помещения, находящиеся в аварийном состоянии и в общежитиях.

В соответствии со ст. 7 ФЗ, «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находились в жилых домах, принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий, и переданы в ведение органов местного самоуправления, вне зависимости от даты передачи этих жилых помещений и от даты их предоставления гражданам на законных основаниях применяются нормы ЖК РФ о договоре социального найма.

Таким образом, правило закрепленное в ст. 4 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ» не применимо к общежитиям переданным в ведение органов местного самоуправления, поскольку такие комнаты, в силу прямого указания в законе считаются предоставленными на основании договора социального найма, а следовательно перестают относиться к специализированному жилищному фонду и могут быть приватизированы.

Поскольку право на приватизацию носит абсолютный характер, а не передача спорного жилого дома в муниципальную собственность при приватизации государственного предприятия произошла с нарушением закона, а нарушение закона иными лицами и как следствие не передача имущества в муниципальную собственность, не может стать основанием для отказа в приватизации комнаты.

Доводы ответчиков о том, что жилой дом находится в аварийном состояний, а, следовательно, А. не может претендовать на приватизацию, судебная коллегия отклоняет, поскольку тому не представлено допустимых доказательств.

В силу п. 7 Постановления Правительства РФ от <данные изъяты> N 47, признание помещения жилым помещением, пригодным (непригодным) для проживания граждан, а также многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции осуществляется межведомственной комиссией, создаваемой в этих целях.

Таким образом, закон связывает возможность признания дома аварийным только с принятием соответствующего решения межведомственной комиссией. Вместе с тем, такого решения в материалах дела не содержится, в связи с чем, у судебной коллегией не имеется оснований для оценки подвергшегося пожару спорного дома как аварийного.

Поскольку А. имела право на приватизацию, то обстоятельство, что после заявления об этом иска она умерла, не лишает права на приобретение в собственность комнаты ее наследником — А.

В соответствии со ст. 220 ГПК РФ, суд прекращает производство по делу в случае, если после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство.

Решение в части отказанных в удовлетворении требований о снятии с регистрационного учета А., в связи со смертью последней и тем, что данные требования не терпят правопреемства, подлежат отмене, а производство в этой части — прекращению.

В остальной части решение подлежит оставлению без изменения.

При этом доводы апелляционной жалобы о неизвещенности ответчиков отклоняются, поскольку Х. был извещен о дате, месте и времени судебного заседания, что подтверждается распиской о вручении ему судебного извещения, а о извещенности директора ООО «ЭКЗиТ» свидетельствует ходатайство об отложении, из которого следует, что орган юридического лица, будучи извещенными о судебном заседании, просил об его отложении.

Руководствуясь ст. ст. 328 — 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Королевского городского суда <данные изъяты> от <данные изъяты> в части отказа в удовлетворении требований по иску «ЭКЗиТ» о признании добросовестным приобретателем и об установления факта об отсутствия регистрации, а также в части отказа в удовлетворении требований Х. о признании добросовестным приобретателем оставить без изменения.

Прекратить производство по делу по требованию Х. к А. о снятии с регистрационного учета, решение в этой части отменить.

Решение в части удовлетворенных требований прокурора <данные изъяты> изменить, указав о признании договора купли-продажи от <данные изъяты>, заключенного между ООО «ЭКЗиТ» и Х. в части распоряжения правами на комнату <данные изъяты> площадью 11,6 кв. м, расположенную по адресу: <данные изъяты> — недействительным и применить последствия недействительности ничтожной сделки в этой части; прекращении права собственности Х. на комнату <данные изъяты> площадью 11,6 кв. м, расположенную по адресу: <данные изъяты>; прекращении права ООО «ЭКЗиТ» на комнату <данные изъяты> площадью 11,6 кв. м, расположенную по адресу: <данные изъяты>.

В остальной части решение оставить без изменения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *