Устойчивость и организованность преступной группы определяется стабильностью ее состава, единством форм и методов совершения преступлений, а также строгой дисциплиной, длительной и тщательной подготовкой преступлений.

Апелляционное определение Московского городского суда от 11.07.2014 N 10-7972

Гурьянов Д.Г.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Мариненко А.И.,

судей Барановского Н.К. и Прощенко В.П.

при секретаре Ч.О.,

с участием прокуроров Тимошиной А.А. и Шебеко А.И.,

осужденных А.А., И.К., А.З., И.А., М.М., А.Ш., И.Ш., М.И., Г.И., И.П., С.К., К.Л.,

адвоката Жуковой О.С. в интересах А.А.,

адвоката Новоселова-Чурсина С.С. в интересах И.К.,

адвоката Седякина Ф.С. в интересах А.З.,

адвоката Греули В.М. в интересах И.А.,

адвоката Ким Ю.А. в интересах М.М.,

адвоката Галкиной И.В. в интересах А.Ш.,

адвоката Зельвиной О.А. в интересах И.Ш.,

адвоката Анпилоговой Л.Г. в интересах М.И.,

адвоката Волковой Е.В. в интересах Г.И.,

адвоката Климина А.П. в интересах С.К.,

адвоката Федоровой Г.Г. в интересах К.Л.,

адвокатов Свиридова Д.Ю. и Никитина Ю.Н. в интересах И.П.

рассмотрела в судебном заседании от 11 июля 2014 года апелляционные жалобы осужденных А.Ш., И.К. и М.И., осужденной К.Л. и ее защитника — адвоката Федоровой Г.Г., осужденного И.П. и его защитников — адвокатов Свиридова Д.Ю. и Никитина Ю.Н., осужденного А.А. и адвоката Турыгина С.А., осужденного М.М. и его защитников — адвокатов Кима Ю.А. и Корнилиной И.В., осужденного Г.И. и его защитника — адвоката Волковой Е.В., осужденного А.З. и адвоката Подобрянской С.Д., осужденного И.Ш. и его защитника — адвоката Зельвиной О.А., адвоката Греули В.М. в интересах осужденного И.А. и адвоката Климина А.П. в интересах С.К. на приговор Бутырского районного суда г. Москвы от 27 декабря 2013 года, которым

А.А., **************, не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в ред. ФЗ N 26-ФЗ о 07.03.2011 г.) к 12 годам лишения свободы со штрафом в размере 300 000 руб. в доход государства, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ ему установлены следующие ограничения: не изменять места жительства или пребывания, не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;

Срок отбытия наказания исчислен с 29 июля 2010 года.

И.К., **************, судимый ****** года ***** межмуниципальным районным судом САО г. Москвы по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, ****** года освобожден условно-досрочно на не отбытый срок * года * месяцев * дней,

осужден по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в ред. ФЗ N 26-ФЗ о 07.03.2011 г.) к 10 годам лишения свободы со штрафом в размере 300 000 руб. в доход государства, с ограничением свободы сроком на 2 года. На основании п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение и в соответствии со ст. 70 УК РФ присоединено частично к назначенному наказанию не отбытое наказание по приговору ****** межмуниципального районного суда САО г. Москвы от ****** года, и окончательно, по совокупности приговоров, И.К. назначено наказание в виде 12 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 300 000 руб., в доход государства, с ограничением свободы сроком на 2 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима с установлением согласно ч. 1 ст. 53 УК РФ ему следующих ограничений: — не изменять места жительства или пребывания, не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Срок отбытия наказания исчислен с 03 июня 2010 года.

А.З., ***************, не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в ред. ФЗ N 26-ФЗ о 07.03.2011 г.) к 8 годам лишения свободы без штрафа, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ ему установлены следующие ограничения: не изменять места жительства или пребывания, не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Срок отбытия наказания исчислен с 03 июня 2010 года.

И.П., ****************, не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в ред. ФЗ N 26-ФЗ о 07.03.2011 г.) к 8 годам лишения свободы без штрафа, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ ему установлены следующие ограничения: не изменять места жительства или пребывания, не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Срок отбытия наказания исчислен с 27 декабря 2013 года, зачтено в срок отбытия наказания время задержания в порядке ст. 91, 92 УПК РФ с 03 по 04 июня 2010 года.

М.М., **************, не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в ред. ФЗ N 26-ФЗ о 07.03.2011 г.) к 11 годам лишения свободы со штрафом в размере 300 000 руб. в доход государства, с ограничением свободы сроком на 2 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ ему установлены следующие ограничения: — не изменять места жительства или пребывания, не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Срок отбытия наказания исчислен с 03 июня 2010 года.

А.Ш., **************, не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в ред. ФЗ N 26-ФЗ о 07.03.2011 г.) к 8 годам лишения свободы без штрафа, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ ему установлены следующие ограничения: — не изменять места жительства или пребывания, не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Срок отбытия наказания исчислен с 14 июля 2010 года.

И.Ш., **************, не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в ред. ФЗ N 26-ФЗ о 07.03.2011 г.) к 9 годам лишения свободы без штрафа, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ ему установлены следующие ограничения: не изменять места жительства или пребывания, не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Срок отбытия наказания исчислен с 29 июля 2010 года.

М.И., *******************, не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в ред. ФЗ N 26-ФЗ о 07.03.2011 г.) к 8 годам лишения свободы без штрафа, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ ему установлены следующие ограничения: — не изменять места жительства или пребывания, не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Срок отбытия наказания исчислен с 29 июля 2010 года.

Г.И., *********************, не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в ред. ФЗ N 26-ФЗ о 07.03.2011 г.) к 11 годам лишения свободы со штрафом в размере 300 000 руб. в доход государства, с ограничением свободы сроком на 2 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ ему установлены следующие ограничения: — не изменять места жительства или пребывания, не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Срок отбытия наказания исчислен с 29 июля 2010 года.

И.А., ***************, не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в ред. ФЗ N 26-ФЗ о 07.03.2011 г.) к 8 годам лишения свободы без штрафа, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ ему установлены следующие ограничения: — не изменять места жительства или пребывания, не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Срок отбытия наказания исчислен с 29 июля 2010 года.

С.К., ********************, не судимая,

осуждена по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в ред. ФЗ N 26-ФЗ о 07.03.2011 г.) к 7 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, на основании ст. 82 УК РФ С.К. имеющей малолетнего ребенка 2010 года рождения, отсрочено реальное отбытие наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста.

К.Л., ****************, не судимая, осужденная ******* года приговором ******** районного суда г. Москвы по ч. 4 ст. 159 УК РФ (22 преступления), ч. 1 ст. 30. ч. 4 ст. 159 УК РФ по совокупности преступлений (ч. 3 ст. 69 УК РФ) к лишению свободы сроком на 5 лет, без штрафа, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима,

осуждена по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в ред. ФЗ N 26-ФЗ о 07.03.2011 г.) к 7 годам лишения свободы без штрафа, с ограничением свободы сроком на 2 года. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ ей установлены следующие ограничения: — не изменять места жительства или пребывания, не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

На основании ч. 3, 4 ст. 69 УК РФ окончательно К.Л. назначено наказание по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на 9 лет, без штрафа, с ограничением свободы на срок 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, с возложением на нее следующих ограничений: — не изменять места жительства или пребывания, не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Срок отбытия наказания исчислен с 24 января 2013 года.

В приговоре решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Барановского Н.К., выслушав пояснения осужденных А.А., И.К., А.З., И.А., М.М., А.Ш., И.Ш., М.И., Г.И., И.П., С.К., К.Л. и адвокатов Новоселова-Чурсина С.С., Греули В.М., Зельвиной О.А., Волковой Е.В., Климина А.П., Федоровой Г.Г., Ким Ю.А., Седякина Ф.С., Анпилоговой Л.Г., Галкиной И.В., Жуковой О.С., Никитина Ю.Н. и Свиридова Д.Ю. по доводам апелляционных жалоб и поддержавших их, мнение прокуроров Тимошиной А.А. и Шебеко А.И., полагавших отказать в удовлетворении жалоб, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия

установила:

По приговору Бутырского районного суда г. Москвы А.А. признан виновным в совершении хранения в целях сбыта и сбыте заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные в крупном размере, организованной группой.

И.К. признан виновным в изготовлении в целях сбыта поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, их хранении в целях сбыта и сбыте заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные в крупном размере, организованной группой.

А.З. признан виновным в изготовлении в целях сбыта поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, хранении в целях сбыта заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные в крупном размере, организованной группой.

И.П. признан виновным в изготовлении в целях сбыта поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, хранении в целях сбыта заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные в крупном размере, организованной группой.

М.М. признан виновным в совершении хранения в целях сбыта и сбыте заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные в крупном размере, организованной группой.

А.Ш. признан виновным в изготовлении в целях сбыта поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, хранении в целях сбыта заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные организованной группой.

И.Ш. признан виновным в изготовлении в целях сбыта поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, их хранении в целях сбыта и сбыте заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные в крупном размере, организованной группой.

М.И. признан виновным в совершении хранения в целях сбыта заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные организованной группой.

Г.И. признан виновным в совершении хранения в целях сбыта заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные организованной группой.

И.А. признан виновным в совершении хранения в целях сбыта заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные организованной группой.

К.Л. признана виновной в совершении хранения в целях сбыта заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные организованной группой.

С.К. признана виновной в совершении хранения в целях сбыта и сбыте заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные организованной группой.

Преступления совершены осужденными, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный А.А., не соглашаясь с приговором, считает его чрезмерно суровым. С квалификацией преступления по ч. 3 ст. 186 УК РФ не согласен, признает свою вину по ч. 1 ст. 186 УК РФ. Считает, что по ч. 3 ст. 186 УК РФ его вина не доказана, выводы суда не подтверждаются свидетельскими показаниями и другими доказательствами. Кроме того, не согласен с тем, что он является организатором преступления, поскольку ни один из людей, проходящих по делу не изобличил его в организации группы. Практически всех людей, проходивших по уголовному делу, впервые увидел на следственных действиях. Считает, что отношение к нему было не объективным, необоснованно были отклонены его ходатайства и доводы, доказывающие его непричастность к организованной группе. Кроме того, указывает, что суд не учел в должной мере смягчающие обстоятельства, поскольку у него на иждивении находятся ********** и нуждается в его поддержке, по месту жительства и администрацией следственного изолятора характеризуется положительно. Просит его действия переквалифицировать с ч. 3 ст. 186 УК на ч. 1 ст. 186 УК РФ, а также снизить срок назначенного наказания до минимального.

В апелляционных жалобах адвокат Турыгин С.А. считает, приговор подлежащим отмене или изменению, поскольку доказательств, подтверждающих причастность А.А. к организованной группе, органами предварительного расследования не представлено, а судом не добыто. Выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Кроме того, в приговоре суда не указано по каким основаниям суд принял одни доказательства и отверг другие. Указывает на то, что у А.А. не было умысла пустить в обращение фальшивые денежные купюры, его действия носили разовый характер и он не был связан с кем-либо из подсудимых обязательствами по сбыту и хранению фальшивых денежных купюр, не давал указаний и поручений по исполнению тех или иных действий подсудимым по сбыту фальшивых денежных купюр. Считает, что суд не указал при каких обстоятельствах, где и когда у А.А. возник преступный умысел на создание группы, сформирована ее структура, распределены функции, определены роли каждого. Его действия не были направлены на причинение ущерба денежной системе государства, в связи с чем действия А.А., по мнению автора жалобы, подлежат квалификации по ч. 1 ст. 186 УК РФ. Просит приговор суда изменить, переквалифицировать действия А.А. на ч. 1 ст. 186 УК РФ и назначить ему более мягкое наказание.

В апелляционных жалобах осужденный И.К., не соглашаясь с приговором, считает его необоснованным в части его участия в организованной группе. Указывает на то, что его участие в организованной группе следствием и судом не доказано, а обвинение основывается на догадках и предположениях. Кроме того, слова свидетеля Б., который осуществлял оперативное сопровождение уголовного дела в протоколе судебного заседания от 08.10.2013 г. искажены и не полностью внесены, поскольку он в судебном заседании указал на то, что в отношении него никаких телефонных разговоров не прослушивалось, в оперативной разработке И.К. не был. Вину свою в изготовлении, хранении и распространении поддельных банковских билетов И.К. признает полностью, в содеянном раскаивается. Считает, что обвинение его в участии в организованной группе построено только на показаниях М., который оговаривает его, поскольку с ним следствием было заключено досудебное соглашение и тем самым М. пытается смягчить свое наказание. Помимо этого, указывает, что при вынесении приговора ему частично присоединено не отбытое наказание после условно-досрочного освобождения, но условное наказание на момент задержания было им отбыто. Указывает, что судом не учтено, в соответствии со ст. 61 УК РФ, наличие у него на иждивении ******, которая страдает ******. Также на иждивении у него находится *********. Просит переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 186 УК РФ, смягчить меру наказания и режим отбывания наказания с исправительной колонии особого режима на исправительную колонию строгого режима.

В апелляционной жалобе осужденный А.З., выражает несогласие с приговором суда, вину свою в изготовлении фальшивых денежных знаков и участие в организованной группе, не признает, доказательств этому в материалах дела, по его мнению не имеется. Просит приговор суда отменить и оправдать его.

В апелляционной жалобе адвокат Подобрянская С.Д., не соглашаясь с приговором, считает его незаконным и необоснованным, поскольку выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает на то, что А.З. никого из подсудимых по данному делу, кроме И.К., который является его братом, не знал, а фактическое знакомство на бытовой почве не может свидетельствовать о наличии в их действиях признака организованной группы, поскольку преступного умысла на совершение противоправных действий у А.З. не было. Не установлено, что существовало какое-либо распределение ролей, обязанностей. Денежного вознаграждения А.З. ни от кого не получал, что подтверждается показаниями И.К. и И.П., которые отрицали наличие какой-либо организованной группы. Выводы суда о вхождении А.З. в состав преступной группы не обоснованы, не подтверждены доказательствами. Просит приговор суд отменить, А.З. оправдать.

В апелляционных жалобах осужденный И.П. и его адвокаты Свиридов Д.Ю. и Никитин Ю.Н., считают приговор суда незаконным, необоснованным и подлежащим отмене, поскольку выводы суда, изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Проанализировав изложенные в приговоре доказательства, указывают, что все утверждения о виновности И.П. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 186 УК РФ основаны только на предположениях. Осужденный И.П. ни с одним членом группы не знаком, по телефону не общался. Показания свидетелей, которые указали, что отчетливо видели, как трое людей выбрасывали деньги с балкона квартиры, были написаны ими под диктовку следователя, поскольку в судебном заседании свидетель Л. сказал, что не мог видеть кого-либо на балконе, так как там были высокие деревья, что подтверждает то обстоятельство, что он давал свои показания следователю под диктовку. Считают, что изготовление фальшивых билетов ЦБ РФ в квартире И.П. само по себе, не может свидетельствовать о том, что в их изготовлении принимал участие И.П., либо заранее обещал помочь скрыть следы преступления. Доказательств того, что И.П. заранее обещал кому-либо помогать скрывать или выбрасывать из квартиры предметы не имеется. Кроме того, он сдал квартиру и уехал жить к матери, которая нуждается в постоянном уходе, так как является ****** и лишь иногда он приезжал в свою квартиру, чтобы забрать деньги за аренду. Указывают, что ни один из свидетелей не указал на И.П. как на лицо, оказывающее субъектам преступления заранее обещанную помощь в криминальной деятельности или обещавшее укрыть преступление, все утверждения суда, содержащиеся в описательно-мотивировочной части основаны на предположениях. Лично у И.П. и при нем никаких предметов, свидетельствующих о причастности его к преступлению не было и не изымалось. Все предметы изъятые из комнаты, в которой якобы он проживал могли быть туда доставлены за несколько минут до изъятия. В деле отсутствуют заключения экспертиз, о том, что отпечаток пальца, оставленный на принтере И.П. может быть оставлен только при использовании принтера в целях изготовления поддельных билетов ЦБ РФ. Указывают, что И.П. никто не опознал как лицо выбрасывающее, что то из квартиры, нет доказательств что И.П. вел разговоры с телефона на преступные темы. Суд не назначил экспертизу по идентификации подписей И.П. и его защитника, указанных в протоколе допроса в качестве подозреваемого И.П., несмотря на ходатайство стороны защиты, заняв позицию стороны обвинения. Кроме того, ссылаются на то, что суд не раскрывает в обоснование виновности И.П. показания участников процесса, не излагает существо их показаний, что противоречит требованиям Постановления Пленума ВС РФ «О судебном приговоре». По мнению авторов жалоб, доказательств участия И.П. в изготовлении фальшивых билетов ЦБ РФ и участия в организованной группе не имеется, в связи с чем просят приговор суда отменить, прекратить уголовное преследование в отношении И.П. или передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В апелляционных жалобах осужденный М.М. и его адвокаты Корнилина И.В. и Ким Ю.А., не соглашаясь с приговором суда, считают его незаконным и необоснованными. Осужденный М.М. указывает на неверную квалификацию его действий по ч. 3 ст. 186 УК РФ, поскольку судом не доказано создание организованной группы, место и способ вступления его в данную группу, считает дело рассмотрено с нарушением УПК РФ. Суд в приговоре указал, что им была организована самостоятельная организованная группа в которую входили И.К., И.П., А.З., А.Ш., что является вымыслом следствия, поскольку А.З. и И.П. он впервые увидел в следственном изоляторе, также он не давал указание А.Ш. изготавливать фальшивые деньги. Доказательств, что А.А. предложил ему организовать сбыт фальшивых денег в составе организованной группы и согласие его не чем не подтверждено. Адвокат Корнилина И.В. указывает, что судом не конкретизировано когда, где и сколько поддельных банковских билетов хранил М.М., поскольку при проведении обыска по его месту жительства ни фальшивых купюр, ни каких-либо других предметов, имеющих отношение к данному делу в обнаружено не было. Сам М.М. признает два факта сбыта фальшивых купюр, но хранить или перевозить эти купюры ему не потребовалось, поскольку получив их от И.К. он через несколько минут передал их Ю., действующему в рамках ОРМ «проверочная закупка», соответственно хранение им данных купюр ничем не подтверждено. М.М. не был осведомлен об объеме изготовленных для сбыта денег, что доказывает необоснованность вменения ему крупного размера сбыта поддельных денег. Считает необоснованным вывод суда о том, что М.М. действовал в составе организованной группы, якобы созданной А.А., поскольку как следует из телефонного разговора А.А. советует М. не давать М.М. банкноты на реализацию, так как М.М. не вызывает доверия. Кроме того считает, что судом не в полной мере учтены обстоятельства, смягчающие наказание М.М., который имеет на иждивении *************, его раскаяние в содеянном, положительные характеристики по месту жительства. Адвокат Ким Ю.А. указывает на то, что вменение признака крупный размер осужденному М.М. без указания конкретной суммы является несостоятельным. Отсутствуют доказательства подтверждающие активную роль М.М. в сбыте фальшивых денег. Отсутствие прочных и постоянных связей между А.А., М.М., И.К., А.З., И.П., А.Ш., И.Ш., М.И., М.Г., Г.И., И.А., С.К., К.Л., Ц. и другими неустановленными лицами, нестабильность участников группы, не продолжительный период их действий, свидетельствуют о неустойчивости группы, их несплоченности. Кроме того свидетель Б. в судебном заседании показал, что состав участников группы менялся, был неустойчивым, не было постоянных связей между ее участниками, их действия не были согласованы друг с другом, не было среди них организатора преступления, руководителя группы. Просят приговор суда изменить, переквалифицировать его действия на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 186 УК РФ, снизить назначенное наказание, а также освободить от дополнительного наказания в виде штрафа.

В апелляционной жалобе осужденный А.Ш., просит о смягчении приговора, в связи с тем, что он вину свою признал полностью, в содеянном раскаялся, по месту содержания в следственном изоляторе характеризуется положительно, имеет на иждивении ********, впервые привлекается к уголовной ответственности.

В апелляционных жалобах осужденный И.Ш., и адвокат Зельвина О.В. выражают несогласие с приговором суда, считают его незаконным, необоснованными и чрезмерно суровым, поскольку И.Ш. впервые привлекается к уголовной ответственности, вину признал, искренне раскаялся в содеянном, имеет *******. При обыске по месту жительства, И.Ш. все оборудование и поддельные купюры выдал добровольно, в ходе предварительного следствия давал правдивые показания, которые подтвердил в зале суда. Доказательств свидетельствующих о том, что И.Ш. является участником организованной группы не добыто, поскольку он действовал самостоятельно, независимо и не согласовано с другими осужденными по настоящему делу. Предложений от А.А. и иных лиц вступить в состав преступной группы не получал, согласие на участие в ней не давал. Кроме того, доказательства уличающие его в совершении преступления в составе группы являются недопустимыми, добытыми с нарушениями УПК РФ, поскольку в материалах дела не имеется документов которые позволяют использовать диск ****** в качестве вещественного доказательства, так как отсутствует постановление о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну в отношении данного диска и отсутствует постановление о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору. Кроме того, считает, что выводы изложенные в заключении эксперта N ****** от ****** г., являются недостоверными, в связи с чем было заявлено ходатайство о проведении повторной фоноскопической экспертизы, однако судом в удовлетворении данного ходатайства отказано. Фоноскопические экспертизы были проведены коммерческой организацией, в связи с чем проведенные ЗАО «********» фоноскопические экспертизы являются недопустимыми доказательствами и подлежат исключению из числа допустимых. Органами предварительного расследования произведена фальсификация доказательств, с целью усилить квалификацию преступления. Показания свидетеля Б. не верно отражены в протоколе судебного заседания и приговоре. И.Ш. в судебном заседании разовую сделку сбыта не отрицал, указав, что сбыл А.А. 200 — 300 поддельных банковских билетов, но более он ему не сбывал. А.А. подтвердил показания И.Ш. Между тем, разовый сбыт И.Ш. А.А. поддельных банковских билетов на возмездной основе не свидетельствует об устойчивости их связи. Просят приговор суда изменить, переквалифицировать действия И.Ш. на ч. 1 ст. 186 УК РФ назначить ему более мягкое наказание.

В апелляционной жалобе осужденный М.И., считает приговор суда незаконным, поскольку он в организованной группе не состоял. Указывает на то, что он знаком только с А.А., в суде частично признал свою вину и в содеянном раскаялся, является ********. Просит приговор суда изменить, переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 186 УК РФ.

В апелляционных жалобах осужденный Г.И., и адвокат Волкова Е.В., не соглашаясь с приговором, считают его незаконным и чрезмерно суровым. Указывают, на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Считают, что приговор постановлен с нарушением уголовно-процессуального закона, на недопустимых и недостоверных доказательствах. Г.И. указывает на незаконность проведения обыска по месту его жительства. При проведении данного обыска ему не разъяснили его права и заставили подписать протокол под угрозой применения физического насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов. Во время проведения обыска у Г.И. были обнаружены мобильные телефоны, однако ими пользовались родственники. Обвинение, предъявленное в окончательной редакции и обвинение, предъявленное в судебном заседании не соответствуют друг другу. Адвокат Волкова Е.В., указывает о том, что вывод суда о причастности Г.И. к деятельности преступной группы основан на недопустимых доказательствах и противоречит обстоятельствам, установленным в ходе судебного разбирательства. Произведенные фоноскопические экспертизы получены с нарушением законодательства, так как в постановлении о назначении этой экспертизы следователь не указал данные эксперта, которому поручает ее проведение, организация, которая проводила экспертизу является коммерческой организацией, статусом учреждения не обладает. Кроме того, указывает, что судом в нарушение требований п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, оглашены показания свидетелей М., С., О., Э. Считает, что суд в приговоре не привел признаков организованной группы, нет доказательств, что группа характеризовалась организованностью. Умысел на приобретение возник спонтанно, не был направлен на интересы организованной группы, а действия Г.И. были направлены на посредничество в интересах покупателя. Считают, что суд неправильно определил роль Г.И. при совершении преступления, так как он в организованной группе не участвовал, никаких групп не организовывал, действовал самостоятельно, свои действия не с кем не согласовывал. Свидетель Б., в судебном заседании пояснил, что состав якобы группы постоянно менялся, некоторые исчезали, некоторые люди были неустановленные, некоторые появлялись, что свидетельствует о том, что состав группы был неустойчив, доказательств того, что группа характеризовалась организованностью в приговоре не приведено. Кроме того, не в полной мере учтены судом смягчающие обстоятельства, поскольку Г.И. вину в совершенных деяниях по сбыту и приобретению поддельных денежных купюр признал, раскаялся, ранее не судим, положительно характеризуется в следственном изоляторе, в связи с чем просят приговор суда изменить, переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 186 УК РФ и назначить ему наказание в пределах санкции ч. 1 ст. 186 УК РФ.

Адвокат Греули В.М. в апелляционных жалобах считает приговор незаконным, не обоснованным и подлежащем отмене. Указывает на то, что вывод суда о том, что содержание разговоров между И.А. и С.К. свидетельствует об устойчивой связи его с С.К., не соответствует действительности, так как судом не исследовались содержание разговоров между ними, таким образом не могла быть доказана устойчивая связь по сбыту фальшивых денег, поиска клиентов, поскольку И.А. обвинялся в перевозке и хранении с целью сбыта фальшивых денег. В приговоре суда отсутствует указание на критерии организованной группы и признаки участника организованной группы, а именно судом установлено, что И.А. познакомился с С.К. и Г.И. в конце мая, за месяц до ареста, что говорит об отсутствии такого критерия организованной группы как большой временной промежуток, на протяжении которого И.А. являлся бы нарушителем закона. Также судом установлено одно событие, это хранение 36 поддельных купюр, что говорит об отсутствии неоднократности совершения преступления. И.А. на следствии и в суде заявлял, что найденные в его квартире незаконные денежные средства были ему подброшены кем-то из оперативников и ходатайствовал о проведении дактилоскопической экспертизы и экспертизы на наличие потожировых следов на этих денежных средствах, однако следствием было ему отказано по основанию давности события и невозможности обнаружения следов, повторно было заявлено данное ходатайство и в суде, в котором также было отказано. Защитой и судом было установлено, что во время обыска были нарушены п. 3.1 ст. 183 УПК РФ, защита просила об исключении протокола обыска от 29.07.2010 г. из материалов дела, однако суд в нарушение ст. 75 УПК РФ положил указанный протокол в основу приговора. Указывает на несоответствие показаний свидетелей А. и П, данных в судебном заседании, и отраженных в приговоре суда. Просит приговор суда отменить, переквалифицировать действия И.А. на ч. 1 ст. 186 УК РФ, снизить наказание и изменить режим исправительного учреждения на более мягкий.

В апелляционной жалобе адвокат Климин А.П., не соглашаясь с приговором в отношении С.К., считает его незаконным, необоснованным и подлежащем отмене, поскольку выводы, приведенные судом в приговоре об организованной группе, в которую входила С.К. являются несостоятельными, критерии организованной группы в ходе судебного следствия не были установлены ни материалами дела, ни другими доказательствами. По первому эпизоду С.К. поддельную купюру не сбывала, а принесла ее на встречу с Ш. по его просьбе для демонстрации, после которой он оставил ее себе, денег за нее он ей не передавал, тем самым вина С.К. в сбыте Ш. поддельной денежной купюры не доказана, так как она не совершала гражданско-правовых сделок, она не получила взамен денежные средства, находящиеся в обороте в РФ. Считает, что С.К. по месту жительства ее матери во время обыска пять купюр были подброшены, поскольку в руки она эти купюры не брала и в ходатайстве защиты о проведении криминалистической дактилоскопической экспертизы в нарушение ст. 14 — 15 УК РФ было необоснованно отказано, при таких обстоятельствах вина С.К. в хранении с целью сбыта поддельных денег на квартире **** не доказана. Просит приговор суда отменить и постановить в отношении С.К. оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе осужденная К.Л. считает приговор незаконным, необоснованным и чрезмерно суровым. Указывает на то, что следствие по делу проведено с нарушениями УПК РФ, обвинительное заключение в отношении всех осужденных, оглашенное в судебном заседании значительно отличалось от того, которое было вручено на стадии ст. 215 УПК РФ. Фактические обстоятельства совершенного преступления, установленные в судебном разбирательстве свидетельствуют о том, что она ранее никого кроме С.К. и Г.И. никогда не видела, никто роль ей в преступной группе не определял, вознаграждения не назначал. Никаких доказательств ее принадлежности к организованной группе следствием не представлено и судом не приведено. Доказательств получения ею 13 поддельных купюр от Г.И. обвинением также не представлено и судом не установлено. Показания свидетеля Б. данные им в судебном заседании в протоколе судебного заседания искажены. Считает, что обыск по месту ее жительства, проведенный в ее отсутствие проводился с нарушениями Уголовно-процессуального закона, поскольку протокол обыска подписала ее ***, которой только исполнилось ** лет, а ее *** его не подписала. Понятые в момент обнаружения денег находились в комнате, а не на балконе, где были обнаружены деньги. Указывает, что показания свидетеля Т. в протоколе судебного заседания и приговоре суда отражены неверно. Кроме того, указывает, что вызванный в суд эксперт Х пояснил, что на осмотренных судом деньгах, приобщенных в качестве вещественного доказательства, можно обнаружить потожировые следы конкретного человека и провести дактилоскопическую экспертизу принадлежности отпечатков пальцев, которые сохраняются 3 года, однако ей было необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о проведении данных экспертиз. Судом не исследовалось содержание разговоров между ней и С.К., таким образом не могла быть доказана устойчивая связь с С.К. по сбыту фальшивых денег. Ее участие в организованной группе не подтверждается никакими доказательствами, в связи с чем вина по ч. 3 ст. 186 УК РФ не доказана. Кроме того, считает, что суд не в должной мере учел смягчающие обстоятельства, поскольку у нее на иждивении имеется ****, которая ******, и К.Л. является ее единственным кормильцем. Считает, что назначенное наказание превышает срок, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Просит приговор суда изменить, переквалифицировать ее действия на ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 186 УК РФ, применить в отношении нее уголовный закон о менее тяжком наказании и снизить меру наказания со смягчением.

В апелляционной жалобе адвокат Федорова Г.Г., выражая несогласие с приговором, также считает его незаконным и не обоснованным в части квалификации содеянного К.Л. и чрезмерно сурового наказания. Указывает на то, что в материалах дела нет доказательств того, что К.Л. действовала в составе организованной группы, осуществляя при этом перевозку и хранение в целях сбыта поддельных банковских билетов. Каких-либо доказательств о наличии организованной группы и ее признаков, как устойчивость, организация и распределение ролей в материалах дела не имеется и судом не добыто. Приговор постановлен с нарушением УПК РФ, на недопустимых доказательствах, в частности показания свидетеля М. оглашены в нарушение требования ст. 281 УПК РФ. Необоснованно отклонялись ходатайства К.Л. о проведении экспертизы на предмет обнаружения отпечатков пальцев на фальшивых купюрах, что свидетельствует об обвинительном уклоне судебного разбирательства. Мера наказания назначенная судом является чрезмерно суровой, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений, таким образом назначенный срок наказания на несколько лет превышает тот срок, который суд вправе был бы назначить, и не мотивировано назначил дополнительное наказание в виде ограничения свободы. Кроме того, назначенное наказание не соответствует тяжести содеянного и личности К.Л., которая имеет на иждивении ***, и является для *** единственным кормильцем и не учтена ее незначительная роль при совершении преступления, чистосердечное раскаяние и признательные показания. Вывод суда о том, что телефонные переговоры свидетельствуют об устойчивых связях между К.Л., С.К. и Г.И. их объединяет единая цель сбыта фальшивых денег, поиск клиентов, является надуманным, поскольку данные разговоры не о какой устойчивости не свидетельствуют. Между К.Л. и С.К. разговор о фальшивых купюрах не велся. Не известно время и место, и судом не установлена при каких обстоятельствах К.Л. согласилась на предложение Г.И. осуществлять хранение, перевозку и сбыт поддельных денег. Нет доказательств того, что К.Л. получала поддельные деньги от Г.И. Никто из свидетелей допрошенных в судебном заседании не видели каким образом были обнаружены поддельные денежные купюры, где именно и при каких обстоятельствах. Просит приговор суда изменить, переквалифицировать ее действия на ст. 30, ч. 1 ст. 186 УК РФ, и снизить ей меру наказания.

В возражениях на апелляционную жалобу осужденного А.Ш. осужденный М.М., указывает на то, что А.Ш. в течение судебного разбирательства отрицал свое участие в какой-либо организованной группе, что противоречит его доводам в апелляционной жалобе о том, что он признает свою вину.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Данилова М.Ю., проанализировав приведенные в приговоре доказательства, считает, что все доказательства последовательны, согласуются между собой, не содержат противоречий, в связи с чем суд обоснованно признал их относимыми, допустимыми и положил в основу обвинительного приговора. При назначении наказания подсудимым суд учел все смягчающие вину каждого из них обстоятельства, а также характер и степень общественной опасности содеянного, назначенное наказание является справедливым, соразмерно содеянному, в связи с чем приговор суда просит оставить без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Виновность осужденного А.А. в совершении преступления установлена исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами, которые в необходимом объеме приведены в приговоре суда, в частности:

— протоколом обыска, произведенного ***** года по месту жительства А.А., в г. ****, согласно которому обнаружены и изъяты цветные принтеры, пачка бумаги с различными размерами, ультрафиолетовая лампа (детектор), выписка из лицевого счета в *****, в которой указан номер лицевого счета А.А., сотовый телефон, сим-карта сотовой связи, поддельные банковские билеты в количестве 44 шт., 4 банковские ленты;

— протоколом осмотра места происшествия, согласно которому в бардачке автомобиля, принадлежащего А.А. обнаружен и изъят поддельный банковский билет ЦБ РФ достоинством 1000 руб.;

— показаниями свидетелей Х, и ХХ, данными ими в ходе предварительного следствия и оглашенными в порядке п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, которые *** 2010 года принимали участие в качестве понятых при обыске в жилище А.А. в г. ****, согласно которым были обнаружены и изъяты, мобильные телефоны, упаковки бумаги, цветные принтеры, аппарат для проверки подлинности денежных купюр, вызывающие сомнение в подлинности денежные купюры банка России достоинством 1 000 руб., в автомобиле А.А. обнаружена одна денежная купюра Банка России достоинством 1 000 руб.;

— заключениями экспертов, согласно которым обнаруженные в жилище А.А. и в ходе проведения осмотра автомобиля, принадлежащего А.А., денежные билеты, достоинством 1 000 руб. изготовлены не производством предприятия Гознак и не соответствуют образцам билетов Банка России;

— протоколом выемки документов из **** отделения ****, которые свидетельствуют об оформлении на А.А. международной дебетовой карты ****;

— документами о проведении ОРМ «прослушивание телефонных переговоров» в отношении А.А.;

— вещественными и другими, приведенными в приговоре доказательствами.

Виновность осужденных И.К., И.П., А.З. в совершении преступления подтверждается приведенными в приговоре суда:

— протоколом обыска, произведенного ***** 2010 года по месту жительства И.К., И.П., А.З., в г. Москве, согласно которому И.К. добровольно выдал поддельные банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб., а также оборудование для производства поддельных банковских билетов. В комнате в которой проживал А.З. обнаружено и изъято оборудование, при помощи которого, как пояснил И.К., он изготавливал на поддельных купюрах выпуклые элементы защиты, принтеры, заготовки для изготовления поддельный банковский билетов, листы бумаги с изображением банковских билетов ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. имеющие серию и номер, поддельные банковские билеты, имеющие серию и номер в количестве 579 шт. В комнате в которой проживал И.К. обнаружены и изъяты поддельные банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. в количестве 543 шт., 23 банковских ленты, коробка из-под станка для нарезания бумаг. В комнате в которой проживал И.П. обнаружены и изъяты из сумки, принадлежащей А.З., купюры достоинством 1 000 руб. в количестве 5 шт., заготовки для изготовления поддельных банковских билетов ЦБ РФ достоинством 1 000 руб., листы бумаги с изображением купюр достоинством 1 000 руб., поддельные банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. в количестве 488 шт., на балконе обрезки бумаги, в прихожей сотовые телефоны, принадлежащие А.З. и И.П.;

— протоколами осмотра предметов, в ходе которых были осмотрены денежные средства, изъятые в ходе обыска в жилище И.К., И.П., А.З. и установлено точное количество купюр, изъятых во время обыска;

— заключением экспертов, согласно которым изъятые в ходе обыска в жилище И.П. банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. изготовлены не производством предприятия Гознак;

— заключением дактилоскопической экспертизы от **** года о том, что следы пальцев рук И.К. обнаружены на прессе для теснения и принтере, следы след пальца рук А.З. на прессе для теснения и принтере, а также на поверхности листов бумаги, изъятой во время обыска, след пальца руки И.П. обнаружен на принтере;

— протоколами получения образцов для сравнительного исследования в соответствии с которым у И.П. и А.З. получены образцы ногтевых срезов;

— заключением эксперта, согласно которому наслоение частиц, обнаруженных на поверхности сандалий, изъятых у А.З. сходно с веществом в виде порошка, представленным в качестве образца сравнения, изъятых в ходе обыска по месту жительства И.К., А.З., И.П., а также наслоение частиц, обнаруженных на поверхности срезов ногтевых пластин А.З. и И.П. сходно с данным веществом в виде порошка;

— показаниями свидетелей К. и А., данными ими в ходе предварительного следствия и оглашенными в порядке п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, которые принимали участие в качестве понятых при обыске в жилище в котором находились А.З. И.К., И.П., согласно которым И.К. добровольно выдал поддельные денежные билеты и оборудование, при этом рассказал, как им пользоваться и продемонстрировал его работу;

— показаниями свидетеля С. данными им в ходе предварительного следствия и оглашенными в порядке п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, согласно которым он является сотрудником МВД РФ и осуществлял сопровождение уголовного дела. Во время обыска по месту жительства И.К., А.З., И.П. он совместно с Б. и К. с целью исключения возможности уничтожения вещественных доказательств заняли место под окнами дома и увидели, что с балкона квартиры в которой производился обыск трое мужчин стали выбрасывать денежные купюры, листы с заготовками, после чего для осмотра места происшествия — участка местности с целью изъятия денежных купюр был вызван следователь;

— показаниями свидетеля И. который является старшим следователем СЧ ГСЧ ГУ МВД России по Московской области, данными им в ходе предварительного следствия и оглашенными в порядке п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ согласно которым он осмотрел место происшествия, все обнаруженное было изъято и упаковано;

— показаниями свидетеля Ч., данными ею в ходе предварительного следствия и оглашенными в порядке п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ согласно которым она проживает этажом выше над квартирой в которой проживал И.П. В конце 2010 года она узнала, что И.П. сдал часть своей квартиры троим жильцам, после чего она стала замечать, что из вентиляции, расположенной на стояке в туалете, из квартиры И.П. к ней в квартиру стало тянуть и пахнуть непонятным запахом, похожим на лекарственные препараты или какой-то химией. Во время обыска со своего балкона она видела, что этажом ниже под ее квартирой с балкона квартиры И.П. кто-то выбрасывает денежные купюры достоинством 1 000 руб.;

— документами о проведении ОРМ «прослушивание телефонных переговоров» в отношении М.М.;

— заключением эксперта, согласно выводу которой установлено что на 3 дисках, содержащих записанные переговоры в рамках ОРМ в отношении М.М., который вел разговоры с лицами, голоса которых принадлежат Ц. и И.К. Содержание разговоров свидетельствует об активной роли И.К. и М.М., Ц. в сбыте фальшивых денег, поиске потенциальных покупателей. Разговоры велись в завуалированном виде, с применением специальных терминов, что свидетельствует о высокой организации и степени конспирации с их стороны, И.К. и М.М. знают друг друга давно, имеют одинаковую роль в преступной группе единую цель сбыта фальшивых денег;

— вещественными и другими, приведенными в приговоре доказательствами.

Виновность осужденного М.М. в совершении преступления установлена исследованными в ходе судебного разбирательства и приведенными в приговоре суда доказательствами:

— показаниями свидетеля Ю., данными им в ходе предварительного следствия, и показаниями свидетелей Л., К. и Б. являющихся сотрудниками МВД России, и допрошенных в судебном заседании, согласно которым они принанимали участие в оперативной разработке лиц, занимавшихся изготовлением и сбытом поддельных денег. В рамках оперативного эксперимента Ю. на ******* М.М., сбыл за 38 500 рублей 100 поддельных денежных купюр по 1 000 рублей каждая, которые ранее получил от И.К. Позже также в рамках оперативного эксперимента М.М. сбыл Ю. 2 пачки поддельных денег по 100 штук в каждой за 77 000 руб., после чего М.М. был задержан и произведен обыск квартиры по ул. ********, в которой находились И.К., А.З. и И.П.;

— документами проведения ОРМ «оперативный эксперимент», «проверочная закупка»;

— протоколом осмотра места происшествия, в соответствии с которым произведен осмотр автомашины с участием Ю. (действующий в рамках ОРМ «оперативный эксперимент», «проверочная закупка»), который пояснил, что состоялся факт сбыта М. (М.М.) поддельных 100 000 руб., купюрами достоинством 1 000 руб. каждая. После чего с правого пассажирского сиденья добровольно выдал пачку данных поддельных банкнот;

— документами о проведении ОРМ «оперативный эксперимент», «проверочная закупка» с участием Ю., М.М., Ц.;

— показаниями свидетелей П. М., П., К. об обстоятельствах проведения ОРМ «оперативный эксперимент», «проверочная закупка» от ****** года, с участием Ю. и М.М.;

— документами о проведении ОРМ «оперативный эксперимент», «проверочная закупка» с участием Ю., М.М.;

— показаниями свидетелей Б., Р., А., П., П. об обстоятельствах проведения ОРМ «оперативный эксперимент», «проверочная закупка» от ****** года с участием Ю. и М.М., осмотра автомашины М.М., осмотра участка местности у *******, а также проведения обыска в квартире М.М.;

— содержанием стенограмм, подтверждающих, что Ц. и М.М. убеждают Ю. в качестве поддельных банковских билетов ЦБ РФ. При этом им достоверно известно о поддельности данных купюр и совершении ими противоправных действий, кроме того, указанные разговоры свидетельствуют о высокой степени организации среди участников преступной группы, конспирации. Их связывала одна цель — сбыт поддельных денег;

— заключениями эксперта, согласно которым банковский билет ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. сбытый Ц., а также сбытые М.М. и изъятые в ходе осмотра места происшествия изготовлены не производством Гознака, а напечатаны на принтере, изъятом **** года в ходе производства обыска в жилище, по месту жительства А.З., И.П. и И.К. в г. *******;

— вещественными и другими, приведенными в приговоре доказательствами.

Виновность осужденного А.Ш. в совершении преступления установлена в ходе судебного разбирательства и подтверждается исследованными доказательствами, в частности:

— протоколом обыска от ***** года в жилище по месту жительства А.Ш., согласно которому он добровольно выдал заготовки поддельных билетов, пачку поддельных банковских билетов достоинством 1 000 руб. в общем количестве 156 шт., оргтехнику, пояснив при этом, что указанную технику, листы бумаги и готовые купюры ему оставил знакомый И.К., различное оборудование для производства поддельных денег;

— протоколами осмотра оборудования и предметов изъятых по месту жительства А.Ш.;

— заключением эксперта, согласно которому банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб., в количестве 156 штук, обнаруженные и изъятые в ходе обыска в жилище А.Ш. изготовлены не производством Гознака, а 110 из них, напечатаны на принтере, изъятом ****** года в ходе производства обыска в жилище, по месту жительства А.З., И.П. и И.К. в г. **********;

— показаниями свидетелей Р., и Т., Л., Ш., специалиста В. данными ими в ходе предварительного следствия и оглашенными в порядке п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ согласно которым они участвовали в обыске в жилище А.Ш., который добровольно выдал пачку бумаги с изображением Ярослава Мудрого и цифр 1 000, пачки денежных билетов банка России общим количеством 156 шт., оргтехнику и различное оборудование для изготовления поддельных купюр;

— показаниями свидетеля П. и протоколом очной ставки между ней и А.Ш., согласно которым она сдала квартиру А.Ш. и позже когда приезжала к нему за деньгами за аренду увидела много оргтехники и еще двоих мужчин кавказской внешности, в одном из которых она опознала А.А.;

— документами о проведении ОРМ «прослушивание телефонных переговоров» в отношении А.Ш., которые свидетельствуют об устойчивой связи между А.Ш. и другим участником группы М. (осужден по ч. 3 ст. 186 УК РФ), которых объединяет общая цель производство и сбыт фальшивых денег;

— вещественными и другими, приведенными в приговоре доказательствами.

Виновность осужденного И.Ш. в совершении преступления подтверждается:

— протоколом обыска в жилище по месту жительства И.Ш. в г. ****, согласно которому он добровольно выдал изготовленные им поддельные банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб., содержащиеся в 31 пачке, по 100 штук в каждой, а также аппаратуру, предметы и документы при помощи которых он их изготавливал;

— заключением эксперта, согласно которому банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. обнаруженные и изъятые в ходе обыска в жилище И.Ш. изготовлены не производством Гознака, а напечатаны на принтере, изъятом ***** года в ходе производства обыска по месту жительства И.Ш.;

— заключениями эксперта, согласно которым на предметах обнаружены следы пальцев рук, принадлежащие И.Ш., а также вещество, находящееся на отрезке бумаги с изображением билета банка России достоинством 1 000 руб., изъятом по месту жительства И.Ш. совпадает с представленным порошкообразным веществом находящимся в флаконе, также изъятым в ходе обыска по месту жительства И.Ш.;

— показаниями свидетелей К., К. об обстоятельствах производства обыска в жилище И.Ш., в ходе которого И.Ш. добровольно выдал предметы, используемые им для производства поддельных денег и сами поддельные банковские билеты ЦБ РФ и заготовки к ним;

— документами о проведении ОРМ «прослушивание телефонных переговоров» в отношении И.Ш., которые свидетельствуют об устойчивой связи между И.Ш. и другими участниками группы А.А., М. (осужден по ч. 3 ст. 186 УК РФ), М.И., Г.И., которых объединяет общая цель производство и сбыт фальшивых денег на территории г. Москвы и других субъектах РФ;

— вещественными и другими, приведенными в приговоре доказательствами.

Виновность осужденного М.И. в совершении преступления подтверждается:

— протоколом обыска в жилище по месту жительства М.И. в г. *****, согласно которому обнаружены и принудительно изъяты мобильные телефоны, сим-карты, поддельные банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. в количестве 7 шт.;

— заключением эксперта, согласно которому банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. обнаруженные и изъятые в ходе обыска в жилище М.И. изготовлены не производством Гознака, а напечатаны на принтере, работавшем в режиме цветной печати, изъятом ***** года в ходе производства обыска в жилище, по месту жительства А.З., И.П. и И.К. в г. *****;

— показаниями свидетелей М. А., К. данными ими в ходе предварительного следствия и оглашенными в порядке п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ об обстоятельствах проведения обыска в жилище М.И., при производстве которого было обнаружено и принудительно изъято 7 поддельных банковских билетов ЦБ РФ, мобильные телефоны и сим-карты;

— показаниями свидетелей М. данным им в ходе предварительного следствия и оглашенными в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ согласно которым он приобрел у М.И. 50 000 руб. поддельных денежных средств достоинством 1 000 руб., за которые он по договоренности через месяц должен был заплатить 15 000 руб. М.И., впоследствии он приобрел у М.И. еще 70 000 рублей поддельных денег;

— предъявленными для прослушивания аудиофайлами с записями разговоров М.И. и М., вещественными и другими, приведенными в приговоре доказательствами.

Виновность осужденного Г.И. в совершении преступления подтверждается:

— протоколом обыска от **** в жилище по месту жительства Г.И. в Московской области, согласно которому обнаружены и принудительно изъяты поддельные банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. в количестве 100 шт., сим-карты, мобильные телефоны, пластиковая карта VISA и протоколом их осмотра;

— заключениями экспертов, согласно которому банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. обнаруженные и изъятые в ходе обыска в жилище Г.И. изготовлены не производством Гознака, а выполнены комбинированным способом, в том числе способом струйной печати на принтере, работавшем в режиме цветной печати, изъятом ******* года в ходе производства обыска в жилище, по месту жительства А.З., И.П. и И.К. в г. ********;

— показаниями свидетелей М., К., Я. и С. об обстоятельствах проведения обыска в квартире по месту жительства Г.И., в ходе которого было обнаружено и принудительно изъято 100 поддельных банковских билетов ЦБ РФ, мобильные телефоны и сим-карты;

— документами о проведении ОРМ «прослушивание телефонных переговоров» в отношении Г.И., которые свидетельствуют об устойчивой связи между М. (осужден по ч. 3 ст. 186 УК РФ), Г.И., и А.А., между Г.И., К.Л., С.К. и И.А., которых объединяет общая цель сбыт фальшивых денег и поиск клиентов для сбыта, разговоры велись в завуалированной форме, что говорит о высокой конспирации;

— вещественными и другими, приведенными в приговоре доказательствами.

Виновность осужденного И.А. в совершении преступления установлена исследованными в ходе судебного разбирательства и приведенными в приговоре доказательствами:

— протоколом обыска в жилище по месту жительства И.А. в *******, согласно которому в квартире обнаружены и принудительно изъяты поддельные банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. в количестве 36 шт. сим-карты, мобильные телефоны, принтер и картриджи, ноутбук и протоколами их осмотра;

— заключением эксперта, согласно которому банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. обнаруженные и изъятые в ходе обыска в жилище И.А. изготовлены не производством Гознака, а выполнены комбинированным способом, в том числе способом струйной печати на принтере, работавшем в режиме цветной печати, изъятом ****** года в ходе производства обыска в жилище, по месту жительства А.З., И.П. и И.К. в г. ********;

— показаниями свидетелей А., П. и М. об обстоятельствах проведения обыска в квартире по месту жительства И.А. и обстоятельствах обнаружения и изъятия денежных средств, номиналом 1000 рублей;

— заключением эксперта, согласно которому установлено дословное содержание разговоров И.А. с С.К., которые свидетельствуют об устойчивой связи между ними с единой целью сбыта фальшивых денег и поиск клиентов;

— вещественными и другими, приведенными в приговоре доказательствами.

Виновность осужденной С.К. в совершении преступления подтверждается:

— документами о проведении ОРМ «проверочная закупка» в отношении С.К., которые свидетельствуют что С.К. активно занимается сбытом фальшивых денежных знаков, поиском клиентов, осознает противоправность своих действий, знает у кого можно приобрести фальшивые деньги и сбыла оперативному сотруднику для образца поддельную купюру достоинством 1 000 руб., которая согласно заключению эксперта изготовлена не производством предприятия Гознак;

— показаниями свидетелей И. и Ш., об обстоятельствах передачи С.К. Ш. поддельной денежной купюры достоинством 1000 рублей;

— показаниями свидетелей Л., П., Р., М., Т., Б., согласно которым они присутствовали при выдаче оперативным сотрудником Ш. поддельной купюры достоинством 1 000 руб.;

— протоколом обыска в жилище по месту жительства С.К. в **************, согласно которому обнаружены и принудительно изъяты поддельные банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. в количестве 5 шт., сим-карты, мобильный телефон;

— заключением эксперта, согласно которому банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. обнаруженные и изъятые в ходе обыска в жилище С.К. изготовлены не производством Гознака, а выполнены комбинированным способом, в том числе способом струйной печати на принтере, работавшем в режиме цветной печати, изъятом ******* года в ходе производства обыска в жилище, по месту жительства А.З., И.П. и И.К. в г. **********;

— показаниями свидетелей Т., В., С., А. И Г. об обстоятельствах проведения обыска в жилище С.К. при производстве которого были обнаружены поддельные банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб., в количестве 5 шт., мобильный телефон;

— документами о проведении ОРМ «прослушивание телефонных переговоров» в отношении С.К., которые свидетельствуют об устойчивой связи между ней, К.Л. и Г.И., которых объединяет общая цель сбыт фальшивых денег;

— вещественными и другими, приведенными в приговоре доказательствами.

Виновность осужденной К.Л. в совершении преступления подтверждается:

— протоколом обыска в жилище по месту жительства К.Л. в г. ******************, согласно которому обнаружены и принудительно изъяты поддельные банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. в количестве 13 шт., и протоколами их осмотра;

— заключением эксперта, согласно которому банковские билеты ЦБ РФ достоинством 1 000 руб. обнаруженные и изъятые в ходе обыска в жилище К.Л., изготовлены не производством Гознака, а выполнены комбинированным способом, в том числе способом струйной печати на принтере, работавшем в режиме цветной печати, изъятом ******* года в ходе производства обыска в жилище, по месту жительства А.З., И.П. и И.К. в г. **********;

— показаниями свидетелей С., П., Т. и М. об обстоятельствах проведения обыска в квартире К.Л.;

— документами о проведении ОРМ «прослушивание телефонных переговоров» в отношении К.Л., которые свидетельствуют об устойчивой связи между К.Л., С.К. и Г.И., которых объединяет общая цель сбыт фальшивых денег и поиск клиентов для сбыта, разговоры велись в завуалированной форме;

— вещественными и другими, приведенными в приговоре доказательствами.

Кроме того, в приговоре приведены иные документы, подтверждающие виновность осужденных А.А., И.К., А.З., И.П., М.М., А.Ш., И.Ш., М.И., Г.И., И.А., С.К., К.Л. в совершении преступления и причастность каждого из них к деятельности преступной группы:

— протоколы получения образцов для сравнительного исследования голоса у обвиняемых Ц., Ф. А.З., М., И.Ш., И.П., К.Л., С.К.;

— протоколы осмотра предметов и документов от ******* года, видео- и аудиофайлов;

— сообщения о результатах оперативно-розыскной деятельности — рапорт оперуполномоченного 34 отдела Управления «О» ГУЭБиПК МВД России Д. от ***** года о проведении оперативного эксперимента в отношении И.А., А.А., А.Ш., Г.И., М.И., содержащихся в ФКУ СИЗО-* УФСИН России по г. Москве, и И.К., содержащегося в ФКУ СИЗО-* УФСИН России по г. Москве;

— постановления о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору, в суд от ******1 года, согласно которому представлены диск формата **************, постановление о проведении оперативного эксперимента от ***** г. N *****, постановление о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну и их носителей от ******1 года;

— постановления о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну и их носителей от ******* г., согласно которому рассекречены результаты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных ******* года в отношении И.А., А.А., А.Ш., Г.И., М.И. и И.К., записанные на диск формата *********, а также постановление о проведении оперативного эксперимента от ***** г. N ******;

— протокол осмотра предметов от ******* г., согласно которому осмотрен диск формата ************, который содержит файлы с аудиозаписями:

— в аудиофайле ******** имеется голос лица, представившегося, как «И.А.»;

— в аудиофайле ******* имеется голос лица, представившегося, как «М.И.»;

— в аудиофайле ******** имеется голос лица, представившегося, как «А.А.»;

— в аудиофайле ********* имеется голос лица, представившегося, как «А.Ш.»;

— в аудиофайле ******* имеется голос лица, представившегося, как «Г.И.»;

— в аудиофайле ******** имеется голос лица, представившегося, как «И.К.»;

— в аудиофайле ******** записан разговор оперативного сотрудника с неустановленным лицом.

Протоколы выемки сведений о соединениях мобильных телефонов М.М., И.К., Ф., Ц., А.З., И.П., М.И., А.Ш., Г.И., М.

Указанные и иные доказательства полно и объективно исследованы в ходе судебного разбирательства, их анализ, а равно оценка подробно изложены в приговоре. Доводы апелляционных жалоб о том, что осужденные не совершали преступления за которое осуждены, а приговор постановлен на недостоверных и недопустимых доказательствах судебная коллегия находит необоснованными.

Все положенные в основу приговора доказательства суд, в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ, проверил, сопоставив их между собой, и каждому из них дал оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, в результате чего пришел к убеждению, что они получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, являются допустимыми и достоверными. Им дана надлежащая оценка в приговоре, которую судебная коллегия находит объективной.

В приговоре суда содержится надлежащая оценка показаний свидетелей, заключений экспертиз, материалов оперативно-розыскных мероприятий, протоколов обысков, протоколов осмотра и прослушивания фонограмм, а также других доказательств по делу. Оснований, предусмотренных ст. 75 УПК РФ для признания их недопустимыми, судом не установлено и в совокупности с другими доказательствами, как достоверные и допустимые, они положены в основу приговора, в связи с чем судебная коллегия находит необоснованными доводы апелляционных жалоб о том, что судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, а приговор постановлен на предположениях, недостоверных и недопустимых доказательствах.

Действия всех подсудимых, связанные с незаконным оборотом поддельных банковских билетов Центрального банка Российской Федерации, подтверждены заключениями экспертиз, согласно выводам которых, все изъятые из оборота денежные средства изготовлены не производством предприятия Гознак.

Виновность осужденных И.К., А.З., И.П., И.Ш. и А.Ш., в изготовлении в целях сбыта поддельных банковских билетов ЦБ РФ подтверждается материалами ОРМ, показаниями его соучастников, показаниями осужденных И.Ш., А.Ш. и И.К.

Вина осужденных А.А., И.К., А.З., И.П., М.М., А.Ш., И.Ш., М.И., Г.И., И.А., С.К., К.Л. в хранении в целях сбыта поддельных банковских билетов ЦБ РФ подтверждается материалами ОРМ, протоколами обыска по месту жительства осужденных и обнаружением поддельных денежных знаков, показаниями свидетелей — участников производства обысков.

О сбыте поддельных банковских билетов ЦБ РФ подсудимыми А.А. И.К., М.М., И.Ш., Г.И., С.К., свидетельствуют материалы ОРМ, показания их участников, показания свидетеля М., которые подтверждены показаниями подсудимых А.А., И.К., М.М., И.Ш., Г.И.

Выводы суда, изложенные в приговоре, основаны только на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах, соответствуют им, вследствие чего доводы кассационных жалоб о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, равно как и доводы жалоб о том, что судом не приняты во внимание обстоятельства, которые могли повлиять на выводы суда, являются несостоятельными, поскольку указанные утверждения не основаны на материалах дела и противоречат им.

Правильность и обоснованность выводов суда первой инстанции о доказанности вины каждого осужденного в совершении преступлений, за которые они осуждены не вызывает сомнений у судебной коллегии.

Оценив изложенные доказательства в их совокупности, суд дал верную юридическую оценку действиям каждого осужденного и обоснованно квалифицировал действия А.А., М.М. и С.К. по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в редакции Федерального закона N 26-ФЗ от 7 марта 2011 года) как хранение в целях сбыта и сбыт заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные организованной группой, а А.А. и М.М., кроме того, в крупном размере.

Действия И.Ш., И.К. и А.Ш., каждого по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в редакции Федерального закона N 26-ФЗ от 7 марта 2011 года), как изготовление в целях сбыта поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, их хранение в целях сбыта и сбыт заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные организованной группой, а И.Ш. и И.К., кроме того, в крупном размере.

Действия И.П. и А.З., каждого по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в редакции Федерального закона N 26-ФЗ от 7 марта 2011 года), как изготовление в целях сбыта поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, хранение в целях сбыта заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные в крупном размере организованной группой.

Действия М.И., К.Л., И.А., Г.И., каждого по ч. 3 ст. 186 УК РФ (в редакции Федерального закона N 26-ФЗ от 7 марта 2011 года), как хранение в целях сбыта заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, совершенные организованной группой.

При этом в приговоре дана надлежащая оценка каждому из квалифицирующих признаков совершенного осужденными преступления.

Судебная коллегия соглашается с указанной квалификацией и находит необоснованными доводы апелляционных жалоб о недоказанности вины А.З., И.П. и С.К. в совершении преступлений и о недоказанности совершения А.А., М.М., М.И., К.Л., И.А., Г.И., И.Ш., И.К. и А.Ш., преступлений в составе организованной группы.

Выводы суда в этой части мотивированы, основаны на материалах дела и исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах, в связи с чем доводы апелляционных жалоб неправильном применении уголовного закона, судебная коллегия считает несостоятельными.

В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

О том, что все осужденные действовали в составе организованной группы, как установлено судом, свидетельствуют проверенные судом в ходе судебного разбирательства и изложенные в приговоре доказательства.

Материалы ОРМ «прослушивание телефонных переговоров» из Республики Дагестан и заключение эксперта свидетельствует о том, что А.А. задолго до проведения ОРМ «проверочная закупка» в отношении Ц. в г. ****, попал в поле зрения правоохранительных органов Р. ****, которые располагали оперативной информацией о причастности А.А. к незаконному обороту поддельных денежных средств, который организовал поставку поддельных денежных знаков в Р. ***** и их сбыт в регионах РФ. Содержание разговоров свидетельствует об устойчивых связях между А.А., М. (осужден ранее по ч. 3 ст. 186 УК РФ), И.Ш., Г.И., М.И., которых объединяет общая цель, производство и сбыт поддельных денежных знаков на территории г. Москвы и других субъектах РФ. Кроме того, разговоры свидетельствуют об организующей и лидирующей роли А.А. в организации производства и сбыта фальшивых денег, приискании лиц, для производства и сбыта фальшивых денег. При этом прослеживается определение ролей участников группы — Г., М. и М.И., которые занимаются сбытом денег, И.Ш., который занимается производством фальшивых денег с целью их сбыта.

Таким образом в результате ОРМ проведенных в г. **** и Р. **** была установлена устойчивая группа, которая действовала на территории различных субъектов Российской Федерации и осуществляла преступную деятельность, связанную с изготовлением и сбытом поддельных банковских билетов Центрального банка Российской Федерации, возглавляемая А.А., куда кроме него вошли И.К., А.З., И.П., М.М., А.Ш., И.Ш., М.И., М., Г.И., И.А., С.К., К.Л., Ц. и другие неустановленные лица.

Данная организованная группа отличалась стабильностью состава, тесной взаимосвязью между ее членами на основе родственных и дружеских отношений, согласованностью их действий, постоянством форм и методов преступной деятельности, длительностью их существования. Наличие руководителя А.А., распределение ролей между членами организованной группы, контроль за действиями непосредственных сбытчиков, соблюдение мер безопасности и конспирации, планирование преступной деятельности, свидетельствуют о высокой степени организованности преступной группы. Прочные и постоянные связи между участниками группы, стабильность состава, длительный период преступных действий, свидетельствуют об устойчивости группы и ее сплоченности. То обстоятельство, что не все из участников организованной группы были знакомы друг с другом, свидетельствует о высоком уровне конспирации и распределении ролей при совершении преступлений.

Кроме того, приведенный в приговоре анализ сведений о соединениях абонентских номеров, используемых осужденными, и других материалов уголовного, в том числе протоколов осмотра предметов — мобильных телефонов, изъятых в ходе обысков в жилищах, показывает, что члены организованной группы М.М., И.К., А.З., И.П., К.Л., С.К., М., М.И., Г.И., А.А., А.Ш., И.Ш., И.А. и другие участники группы в своей деятельности применяли меры конспирации, выражавшиеся, в завуалированных разговорах, в том числе в частой смене используемых абонентских номеров, использовании одновременно нескольких абонентских номеров и мобильных телефонов.

Устойчивость и организованность данной группы определялись стабильностью ее состава, единством форм и методов совершения преступлений в различных регионах России, созданием в г. ***** и в г. **** подпольных цехов по изготовлению с целью сбыта поддельных билетов Банка России, оснащенного копировально-множительной, компьютерной и иной техникой с программным обеспечением, а также строгой дисциплиной, длительной и тщательной подготовкой преступлений. Всего на вышеуказанном оборудовании сообщниками были изготовлены различными способами с целью сбыта банковские билеты Центрального банка Российской Федерации с разными номерами и сериями, номиналом 1000 рублей — более 8 000 купюр и большое количество заготовок поддельных денег.

Указанная группа в различных составах действовала на территории Российской Федерации, в том числе в городах ***** и ***** и с конца ***** года до ***** года совершила, изготовление, хранение, в целях сбыта и сбыт заведомо поддельных банковских билетов Центрального Банка Российской Федерации, в связи с чем судебная коллегия считает несостоятельными доводы апелляционных жалоб осужденных и адвокатов об отсутствии в приговоре указания на признаки наличия организованной группы и отсутствии доказательств причастности осужденных к организованной группе.

Более того, как следует из приговора, судом установлено, что А.А. в г. ***** создал и руководил организованной группой, которая действовала на территории различных субъектов Российской Федерации и осуществляла преступную деятельность, связанную с изготовлением и сбытом поддельных банковских билетов Центрального банка Российской Федерации. Привлек к участию И.Ш., И.К. занимавшихся изготовлением поддельных денег с целью сбыта, М.И. и М. занимавшихся сбытом поддельных денег, привлек М.М. и Г.И. к сбыту поддельных денег, наделил их полномочиями привлекать других лиц, для поиска клиентов и сбыта денег. В дальнейшем И.К. через И.П. приискал квартиру для производства поддельных денег, привлек И.П. и А.З. для совместного изготовления, хранения поддельных денег в г. **** и их последующего сбыта. Г.И. привлек И.А., К.Л. и С.К. для сбыта поддельных денег, осуществляя над ними руководство и сбывал через них поддельные банкноты. Для передачи денежных средств в г. **** А.А. использовал неустановленных следствием лиц, входивших в организованную группу и М., который в дальнейшем передавал для сбыта деньги М.М., Г.И. и неустановленным лицам. Структурно организованная группа состояла из разных групп. При этом одна группа под руководством М.М., куда в качестве участников преступной группы входили А.Ш., Ц., И.К., И.П., А.З. и иные неустановленные лица, действовала на территории г. **** и занималась изготовлением поддельных денег, их передачей для сбыта другим членам группы, и непосредственным сбытом поддельных денег. Другая группа под руководством соответственно Г.И., куда входили К.Л., С.К., И.А. действовали на территории ******* и занимались непосредственным сбытом поддельных денег.

Указанные обстоятельства, как видно из приговора, объективно подтверждены показаниями свидетеля М., который являлся участником данной организованной группы. Его показания о составе организованной группы, организаторе, ролей каждого в составе организованной группы, созданной А.А., подтверждаются показаниями свидетелей К., который осуществлял оперативную разработку на территории г. ***** и *****, Б., материалами ОРМ по Московскому региону и Р. *****, заключением экспертиз, о том что у подсудимых были изъяты поддельные денежные средства изготовленные как на оборудовании И.Ш., так и на оборудовании изъятом по месту жительства И.П., И.К. и А.З., показаниями подсудимых Г.И., М.М., А.А., И.К., А.Ш., о приобретении поддельных денег у А.А. и их сбыте через К.Л., С.К. и И.А., показаниями подсудимого М.М. о покупке денег у И.К. и их дальнейшем сбыте.

О крупном размере свидетельствует количество обнаруженных и изъятых у осужденных А.А., И.К., А.З., И.П., М.М., И.Ш. денежных средств.

Судебная коллегия находит необоснованными доводы апелляционных жалоб осужденных И.П. и А.З., а также их защитников о непричастности И.П. и А.З. к изготовлению в целях сбыта, хранению в целях сбыта поддельных денег, поскольку они опровергаются совокупностью приведенных в приговоре доказательств.

В частности, как следует из приговора, обнаруженные на изъятом в ходе обыска в жилище И.П., И.К., А.З., оборудовании для производства поддельных денежных средств, следы пальцев рук И.П. на принтере и А.З. на прессе для теснения, а также однородный состав следов наслоения частиц, обнаруженных на поверхности срезов ногтевых пластин А.З. и И.П., следов на сандалиях А.З. с составом порошка, изъятого в ходе обыска в квартире И.П. свидетельствуют об осведомленности И.П. и А.З. о деятельности И.К., и об оказание ему помощи при изготовлении денег. Кроме того, причастность И.П. также подтверждается материалами ОРМ, записью телефонных переговоров между другими участниками, произведенных после задержания И.П., которые указывают, что И.П. причастен к изготовлению поддельных банковских билетов. Обнаружение большого объема изготовленных банковских билетов и заготовок в ходе обыска на квартире И.П., также свидетельствует о причастности И.П. и А.З. к их изготовлению с И.К., поскольку процесс их изготовления является трудоемким.

Указанные выше доказательства свидетельствуют о том, что И.П. и А.З. совместно с И.К. осуществляли производство поддельных денег, их хранение в целях их последующего сбыта и опровергают версию И.П. и А.З., о том, что им не было известно, что И.К. занимается производством поддельных денег, а также о том, что И.П. и А.З. фактически не проживали в данной квартире, а лишь остались переночевать накануне проведения обыска и утверждения И.П. о том, что он видел только оборудование в коробках и не прикасался к нему, когда приходил в квартиру с потенциальными покупателями жилья.

При этом, показания допрошенных в суде апелляционной инстанции по ходатайству стороны защиты свидетелей И. и Н., не опровергают доказательства, представленные обвинением.

Проверены судом первой инстанции и доводы апелляционных жалоб о недопустимости использования в качестве доказательств заключения фоноскопических экспертиз, поскольку экспертизы были проведены вне государственного учреждения, экспертами, которые не предупреждались следователем об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ и не имеют достаточной квалификации, а на экспертизу были представлены предметы, которые опечатаны другими печатями, предметы имеют другие номера. Вопреки утверждениям авторов апелляционных жалоб, указанным доводам в приговоре дана надлежащая оценка, с приведением мотивов принятого решения. Судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что постановление о назначении фоноскопической экспертизы было вынесено следователем в соответствии с требованиями УПК РФ. Производство экспертизы было поручено экспертам ЗАО «*****» обладающими специальными познаниями в данной области, что подтверждено соответствующими сертификатами. Следователь в своем постановление поручил руководителю экспертного учреждения предупредить экспертов об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ и разъяснить им права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, о чем имеются подписи экспертов в постановлении и в заключении экспертизы. Заключения даны экспертами с достаточным стажем работы по специальности, сомневаться в компетентности которых у суда оснований не имелось, в связи с чем доводы жалоб в этой части судебная коллегия находит необоснованными.

При этом, судебная коллегия находит несостоятельными доводы жалобы адвоката Греули В.М. о нарушении требований п. 4 ст. 198 УПК РФ при ознакомлении стороны защиты и его подзащитного с результатами экспертиз, поскольку как следует из материалов дела при ознакомлении с постановлениями о назначении экспертиз сторона защиты и обвиняемый И.А. не были лишены возможности реализовать свои права, предусмотренные требованиями ст. 198 УК РФ.

Не может судебная коллегия согласиться и с доводами апелляционных жалоб осужденных К.Л., Г.И., А.Ш., их защитников, а также адвокатов Греули В.М., Климина А.П. о недопустимости использования в качестве доказательств, протоколов обыска, где были изъяты денежные средства, подкинутые по их мнению сотрудниками полиции.

Указанные доводы являлись предметом исследования судом первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными. Как установлено судом первой инстанции протоколы обысков в жилище осужденных составлены в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального закона РФ, уполномоченными лицами, в протоколах отражены место, время, основания и результаты проведенного следственного действия, имеются подписи всех лиц принимавших участие в следственных действиях, в связи с чем оснований для признания протоколов обыска недопустимыми доказательствами, судебная коллегия не находит. Кроме того, в приговоре приведены доказательства, опровергающие утверждение авторов жалоб о том, что изъятые денежные средства, были подброшены осужденным сотрудниками полиции. Не нашли своего подтверждения и доводы осужденного Г.И. о том, что ему не разъяснялись его права заставили подписать протокол под угрозой физического насилия. Данные утверждения опровергаются приведенными в приговоре показаниями свидетелей М., К., С., Я., К., в связи с чем доводы апелляционной жалобы Г.И., по мнению судебной коллегии являются надуманными.

Необоснованными судебная коллегия находит и доводы апелляционных жалоб о недопустимости использования в качестве доказательств всех материалов оперативно-розыскной деятельности: — «прослушивание телефонных переговоров», поскольку разговоры были получены с нарушением закона. Указанные доводы, проверялись судом первой инстанции и, как следует из приговора, суд пришел к убеждению, что порядок проведения ОРМ «прослушивание телефонных переговоров», «оперативный эксперимент», «проверочная закупка» был полностью соблюден. В приговоре приведены показания участников проведения ОРМ, а также документы об их проведении исследованные в судебном заседании. Все документы, как установлено судом, составлены в соответствии с требованием УПК РФ. Как видно из протокола судебного заседания, данные, изложенные в указанных материалах, тщательно проверены в ходе судебного разбирательства, оценены в соответствии с требованиями действующего законодательства — в совокупности с другими доказательствами. Установлено, что они соответствуют действительности и оснований для признания их недопустимым доказательством не имеется.

Не может судебная коллегия согласиться с доводами апелляционной жалобы осужденных К.Л., Г.И. и адвоката Волковой Е.В. о нарушении требований УПК РФ при ознакомлении осужденных с материалами уголовного дела и несоответствии обвинительного заключения обвинению, предъявленному всем осужденным на стадии выполнения требований ст. 215 УПК РФ. Указанные доводы являлись предметом исследования суда первой инстанции и признаны необоснованными, так как опровергаются материалами уголовного дела и противоречат им.

Не вызывает сомнений у судебной коллегии и вывод суда о достоверности положенных в основу приговора показаний свидетелей обвинения. Указанные показания, в том числе показания свидетелей М., М., Л. на которые ссылаются авторы апелляционных жалоб, тщательно проверены в ходе судебного разбирательства, им дана надлежащая оценка в приговоре.

При выявлении противоречий в показаниях свидетелей, в частности свидетеля М., Г. судом, в соответствии с положениями ч. 3 ст. 281 УПК РФ, оглашались показания, данные ими в стадии предварительного расследования, установлены причины изменения показаний, выявленные противоречия устранены. Приведена мотивировка принятых судом в этой части решений. Судебная коллегия соглашается с выводами суда в этой части, а доводы апелляционных жалоб о том, что приговор постановлен на противоречивых доказательствах, находит необоснованными. Не установлено судом и оснований для оговора осужденных свидетелями, в связи с чем доводы апелляционной жалобы И.К. о том, что М. оговаривает его, судебная коллегия считает несостоятельными.

Вопреки доводам апелляционных жалоб осужденных К.Л., Г.И., адвокатов Федоровой Г.Г., Волковой Е.В. показания не явившихся в судебное заседание свидетелей М., М., С., М., Э., по мнению судебной коллегии, оглашены в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ, поскольку как следует из протокола судебного заседания, судом принимались все необходимые меры к вызову указанных свидетелей в суд, в связи с чем доводы апелляционных жалоб о том, что показания свидетелей М., М., С., М., Э., были оглашены с нарушением уголовно-процессуального закона, являются необоснованными.

Судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон. Судебное разбирательство проводилось только по предъявленному осужденным обвинению.

В приговоре суда содержится надлежащая оценка показаний осужденных и свидетелей. Как указано в приговоре, у суда не было оснований не доверять показаниям свидетелей обвинения, поскольку они последовательны, взаимно дополняют, подтверждают друг друга и согласуются с другими приведенными в приговоре доказательствами. При этом, как отмечено в приговоре, причин для оговора свидетелями осужденных судом не установлено.

Вопреки доводам жалоб, все заявленные сторонами в ходе судебного разбирательства ходатайства, в том числе и о проведении дактилоскопической, почерковедческой и фоноскопической экспертиз, на что ссылаются в своих жалобах осужденные Г.И., К.Л., И.Ш., адвокаты Волкова Е.В., Греули В.М., Федорова Г.Г. и Климин А.П., были рассмотрены и разрешены судом в точном соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ, по каждому из заявленных ходатайств вынесено мотивированное решение, а несогласие стороны защиты с решением суда не свидетельствует о его незаконности и необоснованности.

Как следует из протокола судебного заседания, суд исследовал все представленные сторонами доказательства, в том числе показания допрошенных в судебном заседании свидетелей защиты И., И., а также свидетеля К. и в точном соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ изложил в приговоре мотивы, по которым он принял одни доказательства и отверг другие, поэтому доводы жалоб о необъективности суда и обвинительном уклоне судебного разбирательства, судебная коллегия находит несостоятельными.

Вместе с тем, в судебном заседании суда апелляционной инстанции установлено, что на протокол судебного заседания Бутырского районного суда г. Москвы по настоящему уголовному делу осужденными К.Л. и И.Ш., адвокатами Греули В.М., Волковой Е.В. были поданы замечания, в которых они указали на неполноту и неточность отражения в протоколах судебного заседания показаний свидетелей Б., Т., К., П., А. и П., а также свидетеля А. Указанные замечания не могли быть рассмотрены судом первой инстанции, в связи с прекращением полномочий судьи Гурьянова Д.Г. — председательствующего по данному уголовному делу.

С учетом изложенного в судебном заседании апелляционной инстанции был допрошен свидетель Б., который подтвердил свои показания, данные в суде первой инстанции в том объеме, в каком они отражены в протоколе судебного заседания, указав при этом, что в суде оглашались его показания, данные в стадии предварительного расследования, которые он также подтвердил. При этом, свидетель Б. подтвердил, что он действительно говорил о том, что из материалов оперативных сводок в состав организованной группы входило более 30 человек, некоторые были не установлены, некоторые исчезали, некоторые появлялись. Именно так показания свидетеля записаны и в протоколе судебного заседания (т. 181 л.д. 25, 28). Как следует из показаний свидетеля Б., он не может выделить руководителя группы, однако подтвердил факт установления в результате ОРМ организованной группы, в состав которой входили осужденные. С учетом проверенных в суде апелляционной инстанции показаний свидетеля Б., судебная коллегия считает несостоятельными доводы жалоб осужденных И.К., К.Л., адвокатов Турыгина С.А., Ким Ю.А., Зельвиной О.А., Волковой Е.В., Федоровой Г.Г. о том, что показания свидетеля Б. не соответствуют выводам суда о совершении осужденными преступления в составе организованной группы.

Осужденная К.Л. в замечаниях на протокол судебного заседания указывает, что показания свидетеля Т. в протоколе судебного заседания от 31 октября 2013 года записаны не точно. Судебная коллегия принимает показания свидетеля Т. в протоколе судебного заседания с учетом замечаний осужденной К.Л. Вместе с тем судебная коллегия отмечает, что суд первой инстанции в приговоре не ссылается на показания свидетеля Т., как на доказательство виновности К.Л. Как указано в приговоре, Т. лишь подтвердил факт проведения обыска в квартире К.Л., что не оспаривается осужденной.

При этом, у судебной коллегии нет оснований сомневаться в допустимости такого доказательства, как протокол обыска в квартире осужденной К.Л. поскольку указанный документ составлен уполномоченным лицом с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и подписан лицами, участвовавшими в проведении обыска, замечаний на протокол никто из участников следственного действия не подавал.

Судебная коллегия также принимает показания свидетелей А., П., К., А. и П., записанные в протоколах судебного заседания, с учетом замечаний, поданных осужденной К.Л., адвокатов Греули В.М. и Волковой Е.В. При этом судебная коллегия не нашла основания для вызова указанных свидетелей в суд и их допроса, поскольку как следует из материалов дела, показания указанных свидетелей изложенные в протоколе судебного заседания, не противоречат показаниям, изложенным в замечаниях поданных осужденной К.Л., адвокатами Греули В.М. и Волковой Е.В.

В частности адвокат Греули В.М. в своих замечаниях указывает, что отвечая на его вопрос, свидетели показали, что во время обыска находились в прихожей, а денежные средства оперативники нашли в комнате в шкафу. Из коридора шкаф не виден. Как оперативники обнаружили денежные средства они не видели, их позвали в комнату и показали на шкаф, где лежали денежные средства. В то же время, как указано в протоколе судебного заседания от 31 октября 2013 года (т. 181, л.д. 200, 202), А. заявил, что они со вторым понятым находились в комнате, а деньги были обнаружены в комнате. По мере обнаружения их звали, они подходили, но как обнаружили деньги он не видел.

Судебная коллегия отмечает, что, в приговоре суда отражено, что свидетели А. и П. подтвердили, что при проведении обыска по месту жительства И.А. они стояли в основном в коридоре квартиры, но когда сотрудники полиции что-то обнаруживали, они подходили и смотрели обнаруженное. При таких обстоятельствах судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционной жалобы адвоката Греули В.М. о несоответствии протокола судебного заседания приговору суда.

Показания свидетеля П. отражены в протоколе судебного заседания именно так, как об этом указывает в своих замечаниях осужденная К.Л. При этом, ошибочное указание свидетеля П. на то, что он видел К.Л. при проведении обыска в ее квартире, не может служить основанием для признания протокола обыска в квартире К.Л. недопустимым доказательством.

Осужденная К.Л. и адвокат Волкова Е.В. указывают также, что в протоколе судебного заседания от 10 октября 2013 года, не отражены показания свидетеля А. о том, что потожировые следы пальцев рук на купюрах, если они были правильно упакованы, сохраняются длительное время (более 3 лет) и провести дактилоскопическую экспертизу возможно. В протоколе судебного заседания показания свидетеля А. по смыслу не противоречат утверждениям авторов замечаний, поскольку свидетель подтвердил, что потожировые следы пальцев рук на купюрах, если они были правильно упакованы, могли существовать до сих пор (т. 181 л.д. 83).

Показаниям свидетеля К.В. в приговоре суда дана надлежащая и объективная оценка, с которой соглашается судебная коллегия, и с учетом дополнений к показаниям указанного свидетеля, изложенных в замечаниях осужденной К.Л., судебная коллегия считает, что показания свидетеля не опровергают доказательств виновности осужденной К.Л. в совершении инкриминируемого преступления.

Доводы адвокатов о признании недопустимым доказательством протокола судебного заседания в целом, судебная коллегия находит несостоятельными по следующим основаниям. Хотя поданные адвокатами и осужденными замечания на протокол судебного заседания не рассмотрены председательствующим в силу объективных причин (прекращение полномочий до поступления замечаний), однако указанные замечания не ставят под сомнение протокол судебного заседания в целом, поскольку касаются отдельных частей протокола, а не оспаривают содержание протокола в целом. Большинство замечаний касались показаний свидетеля Б., однако апелляционная инстанция, вызвав свидетеля в судебное заседание, дала возможность участникам процесса задавать любые вопросы, в том числе уточняющие относительно его прежних показаний. Каких-либо существенных данных, ставящих под сомнение исследованные судом доказательства, в замечаниях не указано, а приведены лишь уточнения или более подробные показания, в связи с чем судебная коллегия не считает протокол судебного заседания составленным с нарушением требований УПК РФ.

Исследованная судом совокупность доказательств обоснованно признана достаточной для разрешения дела по существу, в связи с чем доводы апелляционных жалоб о незаконности приговора являются несостоятельными.

Никаких нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на законность и обоснованность постановленного приговора судом не допущено.

Наказание каждому осужденному назначено в пределах санкции соответствующей статьи УК РФ, по которой они осуждены, конкретных обстоятельств дела, а также с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, роли каждого в составе организованной группы, данных о личности каждого осужденного, их семейного положения и состояния здоровья, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

Как указано в приговоре, А.А., А.З., И.П., М.М., А.Ш., И.Ш., М.И., Г.И., И.А., С.К., К.Л. ранее не судимы.

А.А. частично раскаялся в содеянном, *****, положительно характеризуется по месту жительства, имеет на иждивении ******, *****, имеет ряд заболеваний.

А.З. положительно характеризуется по месту жительства, имеет на иждивении ****, ********.

И.П. трудоустроен, имеет *****, являющуюся *******.

М.М. имеет на иждивении ************, А.Ш. в части содеянного раскаялся, И.Ш. в части содеянного раскаялся. М.И. имеет на иждивении **********, страдает заболеваниями, Г.И. в части содеянного раскаялся положительно характеризуется по месту содержания, и свидетелями, И.А. по месту жительства и свидетелями И-выми (родителями), характеризуется положительно.

С.К. имеет **********, трудоустроена, что суд признает обстоятельствами смягчающими ее наказание.

К.Л. трудоустроена, положительно характеризуется свидетелем К.

И.К. в части содеянного раскаялся, имеет на иждивении *******, **************, имеет ряд заболеваний.

Судом учтены положительные характеристики подсудимых с места содержания под стражей и положительные характеристики свидетелей, являющихся знакомыми и родственниками подсудимых.

Указанные выше обстоятельств, суд признал обстоятельствами смягчающими наказание подсудимых.

Кроме того, судом учтено, что И.К. ранее судим, имеет не снятую и непогашенную судимость, новое умышленное особо тяжкое преступление совершил при опасном рецидиве преступлений, в период не отбытой части условно досрочного освобождения.

Обстоятельством, отягчающим наказание И.К. суд признал наличие в его действиях опасного рецидива преступлений.

Выводы суда о мере наказания, назначенного каждому осужденному и невозможности применения к ним иной, не связанной с лишением свободы меры наказания в приговоре мотивированы, основаны на требованиях уголовного закона и не согласиться с ними оснований у судебной коллегии не имеется.

Однако, как указано в приговоре, с учетом конкретных обстоятельств совершенного особо тяжкого преступления, личности С.К., обстоятельств, смягчающих ее наказание, отсутствия судимости, наличия положительных характеристик, суд посчитал возможным применить к ней положения ст. 82 УК РФ, и отсрочить С.К. реальное отбывание наказания до достижения ее ребенком ****** года рождения, четырнадцатилетнего возраста.

Назначенное каждому осужденному наказание отвечает закрепленным в уголовном законодательстве целям исправления осужденных и предупреждения совершения ими новых преступлений и, по мнению судебной коллегии, является соразмерным содеянному, в связи с чем оснований для смягчения приговора, как об этом ставится вопрос в апелляционных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем судебная коллегия считает необходимым внести изменение в приговор, поскольку суд первой инстанции, назначая осужденной К.Л. наказание по совокупности преступлений, суд ошибочно применил положение ч. 3 ст. 69 УК РФ, тогда как следует из материалов уголовного дела, К.Л. **** года приговором ***** районного суда г. Москвы была осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ (22 преступления) и ч. 1 ст. 30. ч. 4 ст. 159 УК РФ и настоящим приговором она осуждена за преступление совершенное до вынесения приговора ****** районного суда г. Москвы от ****** года, в связи с чем окончательное наказание должно назначаться по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Бутырского районного суда г. Москвы от 27 декабря 2013 года в отношении К.Л. изменить.

Исключить из приговора ссылку на ч. 3 и ч. 4 ст. 69 УК РФ при назначении К.Л. окончательного наказания.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказания назначенного по настоящему приговору и наказания, назначенного по приговору ***** районного суда г. Москвы от ****** года, окончательно, К.Л. назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет, без штрафа, с ограничением свободы сроком на 2 года, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ установить К.Л. следующие ограничения: — не изменять места жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного обязанность являться в указанный орган два раза в месяц.

В остальной части этот же приговор в отношении К.Л. и тот же приговор в отношении А.А., И.К., А.З., И.П., М.М., А.Ш., И.Ш., М.И., Г.И., И.А., С.К., оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Определение может быть обжаловано в кассационную инстанцию Московского городского суда в течение одного года со дня его оглашения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *