В удовлетворении иска о признании приказа об изменении условий трудового договора незаконным, взыскании денежных средств и компенсации морального вреда отказано правомерно, поскольку истец обратился в суд с пропуском срока исковой давности, доказательств уважительности причин пропуска суду не представлено.

Апелляционное определение Курганского областного суда от 14.08.2014

Судья Алексеева О.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Курганского областного суда в составе:

судьи-председательствующего Прасол Е.В.,

судей Голубь Е.С., Ушаковой И.Г.,

при секретаре судебного заседания Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Кургане 14 августа 2014 г. гражданское дело по иску К.Л.Л. к Федеральному бюджетному учреждению здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Курганской области» о признании приказа незаконным, отмене приказа, взыскании денежных средств, компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе К.Л.Л. на решение Курганского городского суда Курганской области от 13 мая 2014 г., которым постановлено:

«Исковые требования К.Л.Л. к ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Курганской области» о признании приказа N от <…> «Об изменении условий трудового договора» незаконным, отмене приказа, взыскании денежных средств и компенсации морального вреда оставить без удовлетворения».

Заслушав доклад судьи областного суда Прасол Е.В. об обстоятельствах дела, пояснения К.Л.Л., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, пояснения представителя третьего лица Государственной инспекции труда в Курганской области Л., полагавшего доводы апелляционной жалобы обоснованными, представителей Федеральному бюджетному учреждению здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Курганской области» М., К.Л.Н., Ч., возражавших против доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

К.Л.Л. обратилась в Курганский городской суд Курганской области с исковым заявлением к Федеральному бюджетному учреждению здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Курганской области» (далее по тексту ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Курганской области») о взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за нарушение сроков выплаты, взыскании компенсации морального вреда.

После неоднократных изменений исковых требований в окончательном варианте в обоснование заявленных требований указала, что с августа 1994 года по настоящее время работает у ответчика в должности <…> 2 октября 2013 г. она была ознакомлена с приказом от 2 октября 2013 г. N к/о «Об изменениях условий трудового договора» под роспись. В этот же день от работодателя она получила уведомление об изменении определенных сторонами условий трудового договора от 1 апреля 2005 г. N, предусматривающее, что в связи со значительным снижением должностных обязанностей и отсутствием в подчинении сотрудников отдела организации лабораторной деятельности, определенные условия трудового договора от 1 апреля 2005 г. N изменяются в части оплаты труда с 2 декабря 2013 г. Указывает, что работодатель в одностороннем порядке обязал ее 2 октября 2013 г. подписать дополнительное соглашение о внесении изменений к трудовому договору от 1 апреля 2005 г. N пункт 1.2 которого предусматривает понижение персонального повышающего коэффициента с 2,7, что в денежном выражении составляет <…>. до 1,0, что соответствует <…> руб. При этом должностные обязанности у нее не изменились, объем работы не уменьшался, она выполняет свою работу качественно, добросовестно, в срок, не имеет дисциплинарных взысканий.

Просила признать незаконным и отменить приказ от 2 октября 2013 г. N к/о, взыскать с ответчика в ее пользу сумму невыплаченный части заработной платы в размере <…>., компенсацию от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки в размере <…>., компенсацию морального вреда в сумме <…> руб.

В судебном заседании истец К.Л.Л. и ее представитель по устному ходатайству Д. заявленные требования поддержали, Просили заявленные требования удовлетворить в полном объеме.

Представитель ответчика ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Курганской области» М., действующий на основании доверенности, исковые требования не признал, пояснил, что в соответствии с приказом от 2 октября 2013 г. N к/о о предстоящих изменениях истец была предупреждена за 2 месяца. От продолжения работы в новых условиях не отказалась, что подтверждается подписанным между сторонами уведомлением от 2 октября 2013 г. и дополнительным соглашением к трудовому договору от 2 октября 2013 г. Просил применить к заявленным истцом требованиям последствия пропуска срока исковой давности.

Представители ответчика ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Курганской области» по доверенности К.Л.Н., Ч., выразили несогласие с заявленными истцом требованиями, считая их необоснованными. В судебном заседании заявили ходатайство о применении к спорным правоотношениям сторон срок исковой давности.

Представитель третьего лица без самостоятельных исковых требований относительно предмета иска Государственной инспекции труда в Курганской области в судебное заседание не явился, о месте и времени слушания дела извещен надлежащим образом.

Курганским городским судом Курганской области 13 мая 2014 г. постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого и принятии по делу нового решения об удовлетворении заявленных требований просит в апелляционной жалобе К.Л.Л., считая его незаконным.

В апелляционной жалобе указывает о нарушении судом норм материального и процессуального права при вынесении оспариваемого решения.

Отмечает, что уведомление от 2 октября 2013 г. об изменении определенных сторонами условий трудового договора от 1 апреля 2005 г. N 13 подписала из-за опасения потери работы. Поскольку 31 мая 2013 г. имело место ее увольнение по пункту 7 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, впоследствии она была восстановлена судом.

Считает, что суд не принял во внимание отсутствие изменений в учреждении, предусмотренных статьей 74 Трудового кодекса Российской Федерации: должностная инструкция ее не изменилась, объем работы не уменьшился.

Выражает несогласие с понижением персонального повышающего коэффициента с 2,7 до 1,0, что противоречит пункту 2.5 Положения об оплате труда работников ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Курганской области» и привело к существенному уменьшению ее заработной платы.

Полагает, что суд необоснованно применил к заявленным требованиям последствия пропуска срока исковой давности, поскольку о нарушении своих трудовых прав ей стало известно 30 декабря 2013 г. в день получения заработной платы в меньшем объеме. Поэтому с указанной даты и необходимо исчислять срок исковой давности. За защитой нарушенных прав она обратилась в суд 22 января 2014 г., ранее обращалась в прокуратуру города Кургана и Государственную инспекцию труда в Курганской области.

В возражении на апелляционную жалобу ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Курганской области» выражает согласие с принятым судебным актом и просит оставить решение суда без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия областного суда не находит оснований для ее удовлетворения.

Согласно части 3 статьи 37 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы.

Часть первая статьи 129 Трудового кодекса Российской Федерации определяет заработную плату работника как вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты) и дает понятия тарифной ставки, оклада (должностного оклада), базового оклада (базового должностного оклада), базовой ставки заработной платы.

Статья 135 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает, что заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Материалами дела установлено, что 1 апреля 2005 г. между ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Курганской области» и К.Л.Л. был заключен трудовой договор N (т. 1 л.д. 7-8) Работодателем 2 октября 2013 г. истцу вручено уведомление об изменении определенных сторонами условий трудового договора от 1 апреля 2005 г. N предусматривающее, что в связи со значительным снижением должностных обязанностей и отсутствием в подчинении сотрудников отдела организации лабораторной деятельности, определенные условия трудового договора от 1 апреля 2005 г. N изменяются в части оплаты труда с 2 декабря 2013 г. Уведомление истцом подписано без указания каких-либо возражений (т. 1 л.д. 11).

Дополнительным соглашением о внесении изменений от 2 октября 2013 г., заключенным сторонами к трудовому договору от 1 апреля 2005 г. N пункт 7 трудового договора изложен в следующей редакции: за выполнение трудовой функции работнику устанавливаются:

1.1 оклад в размере <…> руб.;

1.2 выплаты стимулирующего характера: повышающий коэффициент к окладу по занимаемой должности 0,1 — <…> рублей; повышающий коэффициент к окладу за выслугу лет 0,15 — <…> рублей; повышающий коэффициент к окладу за квалифицированную категорию 0,12 — <…> руб.; персональный повышающий коэффициент 1,0 — <…> руб.;

1.3 выплаты компенсационного характера: выплата работникам, занятым на работах с особыми условиями труда — 5% — <…> рублей; работа в местностях с особыми климатическими условиями — 15% (т. 1 л.д. 10).

Приказом от 2 октября 2013 г. N к/о К.Л.Л. — заведующей отделом организации лабораторной деятельности — врачу по общей гигиене изменены условия трудового договора в части оплаты труда, согласно дополнительному соглашению с 2 декабря 2013 г. (т. 1 л.д. 40).

Разрешая спор, суд обоснованно принял во внимание, что с дополнительным соглашением от 2 октября 2013 г. о внесении изменений, заключенным сторонами к трудовому договору от 1 апреля 2005 г. N и приказом от 2 октября 2013 г. N истец непосредственно ознакомлена 2 октября 2013 г. При этом каких-либо возражений при ознакомлении с ними от К.Л.Л. не поступало.

В ходе рассмотрения дела от представителей ответчика ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Курганской области» поступили ходатайства о применении к заявленным требованиям последствий пропуска срока исковой давности.

Согласно статье 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено, общий срок исковой давности составляет три года (статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации), для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком (пункт 1 статьи 197 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

Судом установлено, и не оспорено со стороны истца, что К.Л.Л. с дополнительным соглашением о внесении изменений от 2 октября 2013 г., заключенным сторонами к трудовому договору от 1 апреля 2005 г. N 13, приказом об изменении условий трудового договора в части оплаты труда была ознакомлена 2 октября 2013 г. Срок исковой давности по которым, в соответствии со статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, составляет три месяца со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Принимая во внимание, что К.Л.Л. обратилась в Курганский городской суд Курганской области 22 января 2014 г. с исковым заявлением к ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Курганской области» о взыскании части заработной платы, денежной компенсации за задержку выплаты части заработной платы, компенсации морального вреда, а исковые требования о признании приказа от 2 октября 2013 г. N «Об изменении условий трудового договора» заявлены истцом 11 марта 2014 г. (т. 1 л.д. 208-212) с уточнением 17 апреля 2014 г. (т. 2 л.д. 118-121), суд пришел к обоснованному выводу о пропуске истцом срока обращения в суд за защитой нарушенного права, что само по себе является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Закрепленное Конституцией Российской Федерации, ее статьей 46 (части 1 и 2), право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и одновременно выступает гарантией всех других прав и свобод.

Доводы апелляционной жалобы о необходимости исчисления срока исковой давности не со дня ознакомления К.Л.Л. с оспариваемым приказом от 2 октября 2013 г. N а с 30 декабря 2013 г. при фактической выплате истцу заработной платы в меньшем размере, основаны на субъективном толковании норм материального и процессуального права со стороны автора жалобы без взаимосвязи с другими нормами права, регулирующими данные вопросы.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно обращался к вопросу о сроках реализации данного права. Основываясь на правовых позициях, сформулированных им в Постановлениях от 16 июня 1998 г. N 19-П и от 20 июля 1999 г. N 12-П, Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях указывал, что регулирование сроков для обращения в суд, включая их изменение и отмену, относится к компетенции законодателя и что установление этих сроков обусловлено необходимостью обеспечить стабильность гражданского оборота и не может рассматриваться как нарушение права на судебную защиту (определения от 14 декабря 1999 г. N 220-О, от 3 октября 2006 г. N 439-О, от 15 июля 2008 г. N 563-О-О, от 24 июня 2008 г. N 364-О-О, от 5 марта 2009 г. N 253-О-О, от 19 мая 2009 г. N 596-О-О).

Данный вывод Конституционного Суда Российской Федерации в полной мере распространяется и на гражданско-правовой институт исковой давности. Это означает, что законодатель в пределах своих дискреционных полномочий вправе не только устанавливать, изменять и отменять сроки исковой давности в зависимости от целей правового регулирования и производить их дифференциацию при наличии к тому объективных и разумных оснований, но и определять порядок их течения во времени, момент начала и окончания, с тем чтобы обеспечить реальную возможность исковой защиты права, стабильность, определенность и предсказуемость правового статуса субъектов гражданских правоотношений.

В соответствии с абзацем 5 пункта 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 (в редакции от 28 сентября 2010 г. N 22) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» В качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

В ходе рассмотрения иска со стороны истца и его представителя ходатайства о восстановлении пропущенного процессуального срока обращения в суд по защите нарушенных прав, связанных с отменой приказа от 2 октября 2013 г. N к/о, взыскании денежных средств и компенсации морального вреда, не заявлено, доказательств, подтверждающих уважительность причин пропуска срока исковой давности, истцом не представлено.

В силу закона судом принято решение по заявленным К.Л.Л. требованиям (часть 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Исковые требования истца о взыскании денежных средств, компенсации морального вреда являются производными от иска о признании приказа от 2 октября 2013 г. N к/о незаконными, об изменении условий трудового договора в части оплаты труда, в удовлетворении которых К.Л.Л. отказано, поэтому довод апелляционной жалобы в отношении необоснованности решения суда в данной части несостоятелен.

Принимая во внимание установленные по делу обстоятельства и представленные сторонами доказательства, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

Решение суда постановлено в соответствии с установленными обстоятельствами, требованиями закона и не может быть отменено по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, которые направлены на переоценку выводов суда и исследованных в судебном заседании доказательств, оснований для удовлетворения которых судебная коллегия не находит, иных доводов, имеющих правовое значение и способных повлиять на законность и обоснованность решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 2 статьи 320.1, пунктом 1 абзаца 1 статьи 328, статьей 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Курганского городского суда Курганской области от 13 мая 2014 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу К.Л.Л. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *