Исковые требования о признании договоров дарения и завещания недействительными удовлетворены, так как установлено, что даритель в последние годы жизни страдал органическим расстройством в связи со смешанным заболеванием и на момент совершения оспариваемых сделок не мог в полной мере отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Определение Президиума Краснодарского краевого суда от 13.08.2014 N 4г-7519/14

Судья Краснодарского краевого суда Губская Л.П., рассмотрев кассационную жалобу А.Н., поступившую в краевой суд 21 июля 2014 года, на определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 03 июля 2014 года по делу по иску Д., А.А. к А.Н. о признании договоров дарения и завещания недействительными,

установил:

Д. и А.А. обратились в суд с иском к А.Н. о признании завещания, составленного 28 июня 2012 года от имени А. в пользу А.Н., и договоров дарения от 12 сентября 2012 года, недействительными. Требования обосновали тем, что 17 ноября 2012 года умер их отец А, который все принадлежащее ему имущество завещал и подарил своей супруге — А.Н. Истцы утверждали, что составляя завещание и договоры дарения на имя ответчицы, А не мог отдавать отчет своим действиям вследствие тяжелого заболевания.

Решением Лабинского городского суда от 17 апреля 2014 года в удовлетворении иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 03 июля 2014 года решение суда отменено. По делу принято новое решение. Иск удовлетворен.

В кассационной жалобе А.Н. просит отменить определение суда второй инстанции, считая, что оно вынесено с нарушениями норм материального и процессуального права, которые повлияли на исход дела. Решение суда первой инстанции заявитель считает законным.

Согласно ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

По запросу судьи Краснодарского краевого суда от 24 июля 2014 года дело истребовано в суд кассационной инстанции. Дело передано для рассмотрения судье краевого суда 07 августа 2014 года.

Оснований для передачи кассационной жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании президиума кассационной инстанции Краснодарского краевого суда не усматривается.

В соответствии со ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Из материалов дела усматривается, что А 28 июня 2012 года составил завещание, которым завещал принадлежащие ему акции ЗАО «<…>» своей супруге А.Н. (52% акций) и детям Д. и А.А. — по 24% каждому.

12 сентября 2012 года А и А.Н. заключили договоры дарения, по условиям которых ответчица приняла в дар: 1054 акций ЗАО «<…>», земельный участок с расположенным на нем жилым домом по адресу: <…> и два автомобиля (<…>).

17 ноября 2012 года А умер.

Судом установлено, что А страдал онкологическим заболеванием, перенес инфаркт миокарда, операцию на сердце.

В рамках дела было назначено и проведено две экспертизы: комиссионная онколого-психолого-психиатрическо-почерковедческая и повторная посмертная комплексная судебная психолого-психиатрическая.

В соответствии с ч. 1 и ч. 2 ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Ч. 2 ст. 187 ГПК РФ устанавливает, что заключение эксперта исследуется в судебном заседании, оценивается судом наряду с другими доказательствами и не имеет для суда заранее установленной силы.

Оценив доказательства по делу, в том числе заключения экспертиз, суд первой инстанции отказал истцам в удовлетворении иска, признав, что А в момент составления завещания 28 июня 2012 года и заключения сделок 12 сентября 2012 года мог понимать характер совершаемых им действий и руководить ими.

Суд второй инстанции не согласился с решением суда.

Судом второй инстанции по материалам дела установлено, что А в последние годы жизни страдал органическим расстройством в связи со смешанным заболеванием и на момент совершения оспариваемых сделок не мог в полной мере отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

С выводами суда апелляционной инстанции нет оснований не согласиться, поскольку в соответствии с нормами ГПК РФ суд кассационной инстанции, в отличие от судов первой и второй инстанций, не обладает правом переоценки доказательств.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что комиссионное заключение межрегионального центра независимой экспертизы Краснодарского края от 17 октября 2013 года не является допустимым доказательством, не нашел подтверждения.

Ссылки на пояснения двенадцати свидетелей, которые утверждали, что А на момент совершения сделок сохранял ясность ума и был адекватен несостоятельны, поскольку сводятся к переоценке доказательств по делу.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в силу ст. 387 ГПК РФ основанием к отмене судебных постановлений не найдено.

Руководствуясь ст. 383 ГПК РФ,

определил:

В передаче кассационной жалобы А.Н. для рассмотрения в судебном заседании президиума кассационной инстанции Краснодарского краевого суда отказать.

Судья
краевого суда
Л.П.ГУБСКАЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *