В удовлетворении иска о признании недействительными сделок по отчуждению квартиры, регистрации перехода права собственности на квартиру, восстановлении права собственности на квартиру за матерью истца отказано правомерно, так как не доказано, что договор купли-продажи спорной квартиры был совершен продавцом в момент, когда он не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 28.08.2014 по делу N 33-8488

Судья: Василевичева М.В.

Докладчик: Черная Е.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе:

председательствующего: Черной Е.А.

судей: Жуленко Н.Л., Емельянова А.Ф.

при секретаре: П.,

заслушала в открытом судебном заседании по докладу судьи Черной Е.А. дело по апелляционной жалобе К.

на решение Киселевского городского суда Кемеровской области от 20.05.2014 года

по делу по иску К. к С. о признании сделки по отчуждению квартиры недействительной и о применении последствий недействительности сделки,

установила:

К. обратился в суд с иском к С. о признании сделки по отчуждению квартиры недействительной и о применении последствий недействительности сделки.

Требования мотивировал тем, что его матери Е., ДД.ММ.ГГГГ рождения, на праве собственности принадлежала квартира, расположенная по адресу: <адрес>.

ДД.ММ.ГГГГ его мать умерла.

Наследниками первой очереди после смерти матери являются он, С. и К.

Однако ему стало известно, что наследство в виде указанной выше квартиры, отсутствует.

Он обратился с запросом в Киселевский отдел Управления Федеральной службы регистрации, кадастра и картографии по Кемеровской области и получил выписку из ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним о том, что ДД.ММ.ГГГГ Е. произвела отчуждение спорной квартиры в пользу своей дочери С., но в выписке не указано на основании какого договора: купли-продажи или дарения.

Однако на момент отчуждения квартиры ДД.ММ.ГГГГ его мать Е. была парализована, самостоятельно не передвигалась, у нее не действовали руки, она не могла самостоятельно есть, писать, была истощена, никого не узнавала из своих родственников, ничего не понимала в силу своего престарелого возраста и малограмотности.

У него возникли сомнения в том, что мать могла совершить сделку по отчуждению своей квартиры, осознавать суть своих действий, прочитать и ознакомиться с содержанием сделки и поставить за себя роспись в тексте договора или доверенности на совершение сделки.

Он обращался в органы МВД, так как ответчик не пускала его в квартиру матери, изолировала его общение с ней, квартира матери была постоянно закрыта.

С. приходила к матери, кормила ее и снова закрывала, мать постоянно находилась одна в квартире, была зависима от дочери.

Доказательством обращения истца в ОМВД является талон-уведомление от ДД.ММ.ГГГГ.

Считает сделку по отчуждению квартиры, произведенной матерью в пользу ответчика от ДД.ММ.ГГГГ недействительной в соответствии с ч. 1 ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, как сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими. Данной сделкой нарушены права истца, как наследника первой очереди после смерти матери Е.

Просил признать недействительными сделку по отчуждению квартиры от ДД.ММ.ГГГГ г., расположенной по адресу: <адрес>, заключенную между Е. и С.; регистрацию перехода права собственности на квартиру, расположенную по адресу: <адрес>, за С. на основании записи в ЕГРП на недвижимое имущество от ДД.ММ.ГГГГ N; восстановить право собственности на квартиру, расположенную в <адрес>, за Е., умершей ДД.ММ.ГГГГ, взыскать с ответчика С. в его пользу расходы по уплате госпошлины в сумме <данные изъяты> рублей, расходы по оплате услуг адвоката за составление искового заявления в сумме <данные изъяты> рублей и расходы по оплате услуг представителя.

Решением Киселевского городского суда Кемеровской области от ДД.ММ.ГГГГ К. отказано в удовлетворении заявленных исковых требований в полном объеме.

В апелляционной жалобе К. ставит вопрос об отмене решения суда, полагая, что на момент отчуждения квартиры его мать не могла понимать значения своих действий, так как была парализована.

На апелляционную жалобу С. принесены возражения.

Изучив материалы дела, заслушав К., поддержавшего доводы жалобы, С., Ш., К., возражавших против доводов жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда, исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, возражениях на нее, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с п. 1 ст. 185 ГК РФ доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами.

Пунктом 1 ст. 185.1 ГК РФ предусмотрено, что доверенность на совершение сделок, требующих нотариальной формы, на подачу заявлений о государственной регистрации прав или сделок, а также на распоряжение зарегистрированными в государственных реестрах правами должна быть нотариально удостоверена, за исключением случаев, предусмотренных законом.

В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно п. п. 1, 2 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В соответствии со п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Согласно п. 3 ст. 177 ГК РФ, если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 настоящего Кодекса.

Согласно ч. 3 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ).

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ К. обязан доказать обстоятельства, предусмотренные диспозицией вышеприведенной нормы, а именно, то, что в момент совершения спорной сделки Е. находилась в таком состоянии, что не могла понимать значение своих действий, объективно оценивать и понимать предмет, условия сделки и свободно руководить своим волеизъявлением.

Материалами дела установлено, что К. является сыном Е., умершей ДД.ММ.ГГГГ в г. Киселевске Кемеровской области.

Таким образом, К. является наследником по закону имущества, оставшегося после смерти его матери Е., которой совместно с Ш. по праву собственности принадлежала квартира, расположенная по адресу: <адрес>.

На основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ Е. и Ш., в лице их представителя З., действующей на основании нотариально удостоверенных доверенностей, совершили сделку по отчуждению указанной выше квартиры, продав квартиру ответчику С. (л.д. 32-33).

Право собственности на квартиру, расположенную по адресу: <адрес>, зарегистрировано за С. в установленном законом порядке.

В обоснование заявленных исковых требований, К. ссылался на то, что в момент совершения сделки по отчуждению спорной квартиры, а также подписания доверенности, на осуществление сделки купли-продажи указанной квартиры Е. не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

В соответствии со ст. 79 ГПК РФ, по ходатайству К., судом первой инстанции по делу была назначена посмертная психиатрическая экспертиза, проведение которой поручено врачам-экспертам ГКУЗ «Прокопьевская психиатрическая больница».

Из заключения комиссии экспертов амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы (посмертной) от ДД.ММ.ГГГГ N проведенной в отношении Е., ДД.ММ.ГГГГ рождения, умершей ДД.ММ.ГГГГ., установлено, что Е. в момент совершения сделки по отчуждению вышеуказанной квартиры вероятнее всего страдала легким когнитивным расстройством в связи с сосудистым заболеванием головного мозга, о чем свидетельствуют данные анамнеза о перенесенном инсульте с последующим снижением памяти, данные осмотров врачами, с отсутствием указаний в медицинской документации на какие-либо выраженные интеллектуально — мнестические нарушения, показания участников судебного процесса, говорящие о сохранности памяти, адекватном поведении и общении, осведомленности в бытовых вопросах, правильной ориентировки Е. в период с совершения сделки, среди которых присутствуют показания незаинтересованных лиц. Данное психическое расстройство не столь выражено, чтобы лишать Е. способности понимать значение своих действий и руководить ими. В связи с чем с высокой долей вероятности можно предположить, что Е. в момент заключения договора купли-продажи ДД.ММ.ГГГГ могла понимать значение своих действий и руководить ими (л.д. 81-83).

Таким образом, проанализировав указанное выше экспертное заключение в совокупности с иными доказательствами — показаниями допрошенного в ходе рассмотрения дела свидетеля Г., суд первой инстанции сделал обоснованный вывод об отсутствии оснований к удовлетворению заявленных исковых требований.

Истцом, в нарушении требований ст. 56 ГПК РФ, не представлено доказательств недействительности оспариваемого договора купли-продажи.

Не установлено, что договор купли-продажи спорной квартиры был совершен Е. в момент, когда она не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции.

В соответствии с правилами ст. ст. 12, 56, 67 ГПК РФ суд установил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал правовую оценку доказательствам по делу с точки зрения относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности и достаточности доказательств в их совокупности. С учетом изложенного выше, оснований для иной оценки доказательств судебная коллегия не находит.

Доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований к отмене решения суда, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, к выражению несогласия с произведенной судом первой инстанции оценкой представленных по делу доказательств.

Поскольку судом при рассмотрении дела правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, применен закон, подлежащий применению, дана надлежащая правовая оценка собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам, отсутствуют нарушения процессуального законодательства, оснований для отмены решения по доводам, указанным в апелляционной жалобе, не имеется.

При рассмотрении спора судом первой инстанции нарушений норм материального и процессуального права, которые согласно ст. 330 ГПК РФ могут повлечь отмену судебного акта, не допущено и таковые не приведены в апелляционной жалобе.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Киселевского городского суда Кемеровской области от 20.05.2014 года, апелляционную жалобу К. — без удовлетворения.

Председательствующий
Е.А.ЧЕРНАЯ

Судьи
Н.Л.ЖУЛЕНКО
А.Ф.ЕМЕЛЬЯНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *