Иск о взыскании компенсации морального вреда, причиненного гибелью близкого родственника в результате дорожно-транспортного происшествия, правомерно удовлетворен частично, так как установлена вина ответчика, размер компенсации определен судом исходя из представленных доказательств о понесенных истцом нравственных и физических страданиях, характера этих страданий и тех обстоятельств, что в результате дорожно-транспортного происшествия истица утратила родного человека, что у истицы ухудшилось состояние здоровья, с учетом

Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 28.08.2014 по делу N 33-8499

Судья: Чеплыгина Н.Х.

Докладчик: Кандакова Л.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе

председательствующего: Кандаковой Л.Ю.

судей: Дударек Н.Г., Рыжониной Т.Н.,

при секретаре Ф.,

заслушав в открытом судебном заседании в порядке апелляционного производства по докладу судьи Кандаковой Л.Ю.

гражданское дело по апелляционному представлению прокурора г. Ленинска-Кузнецкого Мишина А.Н., апелляционной жалобе представителя Р., С.П.,

на решение Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 11 июня 2014 года

по делу по иску Р. к М.К., П.А., ООО «Росгосстрах» о взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов,

установила:

Р. обратилась в суд с названным иском к М.К., П.А., ООО «Росгосстрах», мотивируя требования тем, что в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего ДД.ММ.ГГГГ по вине М.К., погибла ее дочь, Х. Вина М.К. установлена приговором Ленинск-Кузнецкого городского суда от 27.01.2014 г. Грузовой автомобиль, которым управлял М.К. на основании доверенности в момент ДТП, принадлежит П.А. Смерть дочери явилась для нее огромной утратой, ей причинены физические и моральные страдания, она является инвалидом <данные изъяты>, потеря дочери значительно ухудшила ее здоровье.

Просила взыскать с М.К. компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> рублей, взыскать с П.А. компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> рублей, взыскать с ответчиков расходы по составлению искового заявления в размере <данные изъяты>.

Решением Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 11 июня 2014 года постановлено исковые требования Р. к М.К., П.А., ООО «Росгосстрах» о взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов удовлетворить частично.

Взыскать с М.К. в пользу Р. компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>, расходы по составлению искового заявления в размере <данные изъяты> рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере <данные изъяты>, всего <данные изъяты>.

В остальной части иска отказать.

Взыскать с М.К. в доход местного бюджета государственную пошлину в размере <данные изъяты>.

В апелляционном представлении прокурор г. Ленинска-Кузнецкого Мишин А.Н. выражает несогласие с решением суда, указывая при этом, что суд не проверил довод представителя истца о выполнении работ М.К. по поручению П.А. по гражданско-правовому договору при совершении дорожно-транспортного происшествия. Судом не приняты во внимание степень вины нарушителя — грубая неосторожность М.К. при совершении ДТП. Полагает, что размер компенсации морального вреда является заниженным.

В апелляционной жалобе представитель истца указывает на заниженный размер взысканной судом компенсации морального вреда, наличие в действиях водителя грубой неосторожности, а также на наличие между П.А. и М.К. гражданско-правовых отношений.

Относительно апелляционных жалобы и представления представителем П.А., Я., поданы возражения.

Стороны, прокурор, извещенные о времени и месте судебного заседания, в суд не явились, не просили об отложении рассмотрения дела, в связи с чем судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Представитель Р.доводы жалобы поддержал.

Представитель П.А. поддержала доводы возражений на апелляционную жалобу и представления прокурора.

Изучив материалы дела, заслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, проверив законность решения суда в соответствии с п. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия приходит к следующему.

Из материалов дела следует, что в результате дорожно-транспортного происшествия, имевшего место ДД.ММ.ГГГГ в период с <данные изъяты>. причинены телесные повреждения Х., от которых она скончалась.

Вина водителя М.К. установлена вступившим в законную силу приговором Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 27 января 2014 года.

Р., мать погибшей, заявляя требования о компенсации морального вреда, ссылалась на огромную утрату, причинение ей физических и нравственных страданий, повлекших ухудшение ее состояния здоровья.

При этом требования истицы заявлены как к М.К., управлявшему автомобилем, так и к П.А., собственнику автомобиля.

По общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. В случаях, специально предусмотренных законом, вред возмещается независимо от вины причинителя вреда. Обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями вреда.

На основании ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности, возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо законном основании, в том числе по доверенности на право управления транспортным средством.

При этом установленная статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Разрешая спор, суд первой инстанции сделал правильный вывод о доказанности причиненного Р. морального вреда (физических и нравственных страданий).

Рассматривая дело, суд, исходя из представленных Р. доказательств о понесенных ею нравственных и физических страданиях, характера этих страданий и тех обстоятельств, что в результате дорожно-транспортного происшествия истица утратила родного человека, у Р., инвалида <данные изъяты>, ухудшилось состояние здоровья, требований разумности и справедливости, пришел к обоснованному выводу о необходимости денежной компенсации морального вреда в размере <данные изъяты>.

Доводы жалобы и представления о занижении размера компенсации на правильность выводов суда не влияют, поскольку в силу закона суд исходил из того, что размер компенсации морального вреда должен определяться с учетом характера и тяжести наступивших последствий, степени нравственных и физических страданий потерпевшего, индивидуальных особенностей потерпевшего, а также с учетом требований разумности и справедливости.

Данные выводы суда являются обоснованными, постановлены на основе норм материального права и в соответствии с материалами дела.

Согласно п. 32 Постановления Пленума ВС РФ N 1 от 26.01.2010 года «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (статья 1100 ГК РФ). При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, в данном случае потерю близкого человека, состояния здоровья истицы и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

Принимая решение о взыскании компенсации с М.К., суд первой инстанции исходил из того, что истцом не представлено доказательств наличии между М.К.и П.А. трудовых либо гражданско-правовых отношений, действий М.К. по управлению автомобилем по заданию или в интересах собственника.

Судебная коллегия считает возможным согласиться с выводами суда, поскольку они основаны на правильном применении норм материального права, правильной оценке исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах.

Установив, что водитель М.К. в момент дорожно-транспортного происшествия управлял автомобилем на основании договора на безвозмездное пользование, заключенного с собственником автомобиля, П.А., суд правомерно возложил обязанность по возмещению морального вреда Р. М.К.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они соответствуют положениям статей 697, 1079 ГК РФ, которые предусматривают ответственность гражданина, владеющего источником повышенной опасности на законном основании, исключающем ответственность ссудодателя за вред, причиненный третьему лицу в результате использования вещи, если вред причинен вследствие грубой неосторожности лица, у которого вещь оказалась с согласия ссудодателя.

Грубая неосторожность М.К. установлена приговором суда и не оспаривается подателями жалобы и представления.

Доводы жалобы о наличии между М.К. и П.А. гражданско-правовых отношений, в связи с чем ответственность должен нести и собственник источника повышенной опасности, опровергаются установленными по делу обстоятельствами, в силу части 1 ст. 56 ГПК РФ стороны обязаны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений, таких доказательств стороной истца не представлено.

При изложенных выше обстоятельствах, установленных судом первой инстанции, вывод суда о возложении обязанности по возмещению истцу морального вреда на М.К. является верным.

Судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение суда первой инстанции является законным и отмене не подлежит.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 11 июня 2014 года оставить без изменения, поданную апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Председательствующий
Л.Ю.КАНДАКОВА

Судьи
Н.Г.ДУДАРЕК
Т.Н.РЫЖОНИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *