При уступке требования возврата кредита субъекту небанковской сферы кредитная организация передает информацию, составляющую банковскую тайну, в нарушение норм как общегражданского, так и специального законодательства. В заявлении (оферте) истица указала на то, что она не дает своего согласия на разглашение информации о себе как субъекте кредитной истории по данному кредитному договору.

Апелляционное определение Иркутского областного суда от 27.08.2014 по делу N 33-7009/14

Судья: Дроздова Т.И.

Судья-докладчик: Астафьева О.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего Гуревской Л.С.,

судей Кравченко Е.Г., Астафьевой О.Ю.,

при секретаре К.Т.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску В. к Открытому акционерному обществу «Бюро», Открытому акционерному обществу «Банк М.» о признании договора уступки прав (требований) недействительной сделкой, взыскании незаконно удержанной денежной суммы,

по апелляционной жалобе истца В. и апелляционной жалобе ответчика Открытого акционерного общества «Бюро»

на решение Падунского районного суда г. Братска Иркутской области от 1 апреля 2014 года,

установила:

В обоснование исковых требований В. указала, что Дата изъята заключила с ОАО «Банк У.» кредитный договор.

Дата изъята между ОАО «Бюро» и ОАО «Банк У.» был заключен договор уступки прав (требований).

В декабре 2008 года произошло объединение ОАО «Банк М.» и ОАО «Банк У.». Наименование банка стало — ОАО «Банк М.».

15 ноября 2011 года по заявлению ОАО «Дата изъята» вынесен судебный приказ о взыскании с нее задолженности в сумме (данные изъяты) и расходов по оплате государственной пошлины (данные изъяты).

Судебным приставом-исполнителем возбуждено исполнительное производство, о котором она узнала только 11 октября 2012 года, а 13 ноября 2012 года судебный приказ был отменен.

Об отмене судебного приказа неоднократно сообщалось судебному приставу, исполнительное производство было прекращено только в конце августа 2013 года.

24 августа 2013 года обращалась к ОАО «Бюро» с заявлением о возврате незаконно взысканных денежных средств. Ответ до настоящего времени не поступил.

Она является пенсионеркой, и удержания у нее производились из пенсии. На основании незаконного удержания денежных средств из пенсии размер ее был ниже прожиточного минимума пенсионера в Иркутской области. В период с августа 2012 года по август 2013 года с нее незаконно были удержаны денежные средства в размере (данные изъяты) рублей.

В., уточнив исковые требования, просила суд признать договор уступки прав от Дата изъята между ОАО «Банк М.» и ОАО «Бюро» ничтожной сделкой, взыскать с ОАО «Бюро» в ее пользу (данные изъяты) коп.

Решением Падунского районного суда г. Братска Иркутской области исковые требования В. удовлетворены.

Договор уступки прав (требований) от 29 февраля 2008 года, заключенный между Открытым акционерным обществом «Банк М.» и Открытым акционерным обществом «Бюро», признан недействительным в силу его ничтожности.

С Открытого акционерного общества «Бюро» в пользу В. взыскано (данные изъяты), в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина (данные изъяты).

С Открытого акционерного общества «Банк М.» в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в сумме (данные изъяты) руб.

В апелляционной жалобе представитель ОАО «Бюро» по доверенности Ю. просит решение суда отменить, отказав в иске В. в полном объеме, взыскать с нее расходы по оплате государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы.

Указывает на законность, заключенного Дата изъята между ОАО «Бюро» и ОАО «Банк У.», договора уступки прав (требований). Неправильности выводов суда о ничтожности сделки. Считают, что сделка уступка прав (требований) не влияет на истца как потребителя. Считают, что договор цессии — оспоримая сделка. Суд распространил незаконно положения п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 17 от 28 июня 2012 года «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» на правоотношения, возникшие ранее.

Утверждение суда о том, что личность кредитора имеет значение для гражданина, основано на неверном толковании норм материального права. Поскольку уступка прав (требований) не является банковской услугой и на указанные правоотношения не могут распространяться требования о лицензировании. Судом неверно определено понятие личность кредитора, установленное п. 2 ст. 388 Гражданского кодекса Российской Федерации. Суд проигнорировал то, что к моменту совершения сделки цессии выдача кредита уже была произведена, лицензируемое действие банка уже было совершено, а в прекращенном обязательстве замена кредитора не влияет на права и обязанности должника. Открываемый ссудный счет не является банковским счетом, а в режиме тайны находятся сведения о банковском счете либо переводы без открытия счета. Судебный процесс не был закрытым.

В апелляционной жалобе истец В. просит решение суда изменить, как незаконное и необоснованное, вынесенное с нарушением норм процессуального и материального права, с неправильным определением имеющих значение для дела обстоятельств.

В обоснование доводов жалобы В. указала на незаконность и несогласие с определением суда о прекращении производства по делу в части исковых требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки, штрафа, расходов по оплате услуг представителя и компенсации морального вреда, ранее заявленных ее представителем К.Е., срок действия которой прекращен 28 апреля 2014 года; настаивает на удовлетворении исковых требований в прекращенной части.

Заслушав доклад судьи Астафьевой О.Ю., проверив законность и обоснованность принятого судебного акта в пределах доводов апелляционных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены судебного акта.

Как следует из материалов дела, между ОАО «Банк У.» и В. Дата изъята заключен кредитный договор путем подписания В. заявления (оферты) на получение кредита по программе «К.» и заключение договора банковского счета.

В 2009 году произошла реорганизация ОАО «Банк У.» в форме присоединения к нему ОАО «Банк М.» и ЗАО «Х.», а ОАО «Банк У.» был переименован в ОАО «Банк М.».

Согласно указанному заявлению (оферте) В. не дает своего согласия банку на предоставление всей имеющейся о ней информации как субъекте кредитной истории по данному заключаемому кредитному договору в бюро кредитных историй, включенное в государственный реестр бюро кредитных историй.

Дата изъята между ОАО «Банк М.» и ООО «Бюро» заключен договор уступки прав требования по кредитным договорам. В перечень кредитных договоров, по которым заключен договор уступки прав (требований) включен договор между Банком и В., сумма задолженности (данные изъяты) рублей.

Вместе с тем, кредитным договором, заключенным между банком и В., не согласовано право банка на передачу требования, вытекающего из данного договора, третьим лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности.

Согласно статье 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования).

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

В соответствии со статьей 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам и договору. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Пунктом 51 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 разъяснено, что, разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Из анализа приведенных выше норм права следует, что смена лица в обязательстве не влечет его прекращение или изменения его характера, но с учетом условий кредитного договора между ОАО «Банк У.» и В. от Дата изъята кредитные требования, вытекающие из него, могут уступаться только лицам, имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности. Кредитный договор между ОАО «Банк У.» и В. от Дата изъята не содержит согласие истца на передачу прав требования по кредитному договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности.

Помимо этого, при уступке требования возврата кредита субъекту небанковской сферы кредитная организация передает информацию, составляющую банковскую тайну, в нарушение норм как общегражданского, так и специального законодательства. В заявлении (оферте) истец указала на о, что она не дает своего согласия на разглашение информации о себе как субъекте кредитной истории по данному кредитному договору.

Согласно статье 7 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ «О персональных данных» операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу статьи 857 Гражданского кодекса Российской Федерации банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом.

В соответствии со статьей 26 Закона N 395-1 «О банках и банковской деятельности» кредитная организация гарантирует тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов.

Таким образом, к информации, составляющей банковскую тайну, относятся сведения об операциях, о счетах и вкладах клиентов и корреспондентов, а также сведения о клиенте.

Материалы дела не содержат данных о том, что ОАО «Бюро», созданное в результате преобразования ООО «Бюро», является кредитной организацией, имеет соответствующую лицензию. Условиями кредитного договора не было предусмотрена возможность передачи уступки прав (требований) не кредитной организации.

При таких обстоятельствах нарушение банковской тайны, неизбежно сопутствующее исполнению договора цессии, свидетельствует о недействительности такого договора в силу ничтожности, как противоречащего статье 168 Гражданского кодекса Российской Федерации и приведенным выше нормам материального права.

Учитывая изложенное, суд обоснованно удовлетворил заявленные истцом требования о признании договора уступки права требования от Дата изъята в части передачи права требования по кредитному договору, заключенному с истцом.

Рассматривая требования истца о взыскании суммы, удержанной в пользу ОАО «Бюро» с В., судом было установлено, что 15 ноября 2011 года мировым судьей судебного участка N 119 Правобережного округа г. Иркутска вынесен судебный приказ в пользу ОАО «Бюро» о взыскании суммы задолженности в размере (данные изъяты) рублей, расходов по уплате государственной пошлины (данные изъяты) рублей.

Постановлением судебного пристава-исполнителя Падунского ОСП от 15 мая 2012 года возбуждено исполнительное производство на основании данного судебного приказа.

13 ноября 2012 года судебный приказ, вынесенный мировым судьей судебного участка N 119 Правобережного округа г. Иркутска был отменен.

Согласно сведениям лицевого счета N <адрес изъят>, с В. взыскано (данные изъяты) рублей.

Апелляционным определением Кировского районного суда г. Иркутска от 26 марта 2014 года определение мирового судьи судебного участка N 119 Правобережного округа г. Иркутска от 10 сентября 2013 года о повороте исполнения решения суда отменено.

При таких обстоятельствах, установив ничтожность сделки цессии и отсутствие права удерживать денежные средства, полученное неосновательно, выводы суда о взыскании с ОАО «Бюро» в порядке ч. 1 ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации денежных средств в размере (данные изъяты) рублей законны и обоснованны.

При этом доводы ответчиков о том, что заключение договора уступки прав (требований) от Дата изъята является законным, судебная коллегия отклоняет, как противоречащие материалам дела и основанным на неправильном толковании норм материального права и неправильной оценке собранных доказательств по делу.

Все доводы, указанные представителем ОАО «Бюро» фактически сводятся к позиции, ранее занятой ответчиками при рассмотрении дела в суде первой инстанции, которым судом первой инстанции дана подробная мотивированная оценка, соответствующая материалам дела и нормам действующего законодательства. Судебная коллегия соглашается с данной оценкой, не видит оснований для переоценки собранных доказательств по делу и оснований, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации для отмены решения суда.

Также не могут быть приняты во внимание и доводы апелляционной жалобы В. о незаконности определения суда о прекращении производства по делу в части исковых требований о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки, штрафа, расходов по оплате услуг представителя и компенсации морального вреда.

Как видно из материалов дела, истец В. лично выразила волеизъявление на отказ от части, заявленных ранее ее представителем по доверенности К.Е., исковых требований и прекращение производства по делу в этой части. Последствия отказа от иска в части ей были разъяснены судом и понятны (л.д. 1 — 3 том 2).

Будучи в судебном заседании 1 апреля 2014 года лично В. заявила ходатайство об уточнении исковых требований, и просила прекратить производство по делу в части требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки, штрафа, компенсации морального вреда, расходов по оплате услуг представителя, указав на добровольность своего отказа.

Учитывая письменное заявление и волю истца, ее права, установленные ст. ст. 35, 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации уточнить заявленные требования, отказаться от части исковых требований, суд принял частичный отказ от исковых требований и определением от 1 апреля 2014 года производство по делу в части исковых требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки, штрафа, компенсации морального вреда, расходов по оплате услуг представителя было прекращено.

С учетом предъявленного истцом письменного уточнения заявленных исковых требований, положений ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации были рассмотрены исковые требования В.

Иная оценка действий суда, указанная в апелляционной жалобе В. противоречит материалам дела и признается судебной коллегией несостоятельной.

Доводы жалобы основаны на неправильном толковании норм процессуального права и не могут влиять на законность решения суда.

При таких обстоятельствах судебная коллегия признает решение суда законным, обоснованным и не подлежащим отмене по доводам апелляционных жалоб.

Руководствуясь ст. ст. 327.1, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда

определила:

решение Падунского районного суда г. Братска Иркутской области от 1 апреля 2014 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу В. и апелляционную жалобу ОАО «Бюро» — без удовлетворения.

Председательствующий
Л.С.ГУРЕВСКАЯ

Судьи
Е.Г.КРАВЧЕНКО
О.Ю.АСТАФЬЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *