Производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.28 КоАП РФ за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, прекращено на основании п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены судебные акты.

Постановление Алтайского краевого суда по делу N 4а-651/2014


Заместитель председателя Алтайского краевого суда Ермаков Э.Ю., рассмотрев в порядке надзора жалобу С. на решение судьи Тогульского районного суда Алтайского края от 13 марта 2014 года, постановление мирового судьи судебного участка Тогульского района Алтайского края от 21 января 2014 года, которым

С., ДД.ММ.ГГ года рождения, уроженец <адрес> Алтайского края, зарегистрированный по адресу: <адрес>, ул. <адрес>, проживающий по адресу: <адрес>, не работающий,

признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут наказанию в виде административного штрафа в размере <данные изъяты> с лишением права управления транспортными средствами на <данные изъяты>,


установил:

согласно протоколу об административном правонарушении от 30 ноября 2013 года С. 30 ноября 2013 года в 21 час 57 минут, управляя автомобилем "<данные изъяты>", государственный регистрационный знак <данные изъяты>, двигался по <адрес> в сторону <адрес> в <адрес> Алтайского края, находясь в состоянии алкогольного опьянения, чем нарушил п. 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090 (далее - Правила дорожного движения).

По делу вынесено вышеуказанное Постановление.

Решением судьи Тогульского районного суда Алтайского края от 13 марта 2014 года постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба С. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе, поступившей в Алтайский краевой суд, С. просит отменить вынесенные по делу судебные постановления, ссылаясь на то, что медицинское учреждение, проводившее в отношении него медицинское освидетельствование на состояние опьянения, не имеет лицензии на оказание данной услуги; в подтверждение факта установления состояния опьянения представлен лишь один бумажный носитель с записью результатов исследования, имеющий исправления; он не был ознакомлен с результатами медицинского освидетельствования.

Проверив материалы дела, изучив доводы жалобы, нахожу судебные постановления подлежащими отмене.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (в редакции, действовавшей на момент совершения правонарушения) управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Согласно абз. 1 п. 2.7 Правил дорожного движения водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Привлекая С. к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, мировой судья исходил из того, что факт управления им транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения нашел свое подтверждение, в частности, в акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, от 30 ноября 2013 года N 23 указано на установление состояния опьянения. При этом названный акт признан допустимым доказательством, поскольку врач, проводивший освидетельствование, прошел соответствующую подготовку, а само медицинское учреждение имеет санитарно-эпидемиологическое заключение, в соответствии с которым КГБУЗ "Тогульская центральная районная больница" вправе проводить наркологическое освидетельствование.

С таким выводом мирового судьи согласился и судья районного суда, отметив то, что отсутствие у медицинского учреждения лицензии не опровергает результатов самого освидетельствования и факта нахождения С. в состоянии опьянения.

С выводами судей обеих инстанций согласиться нельзя.

Исходя из положений ч. 1 ст. 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

Согласно ч. 1.1 ст. 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо, которое управляет транспортным средством и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения, в порядке, предусмотренном частью 6 настоящей статьи. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

При этом в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" разъяснено, что по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, надлежит учитывать, что доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Как следует из материалов дела, основанием полагать, что водитель С. находился в состоянии опьянения, послужили выявленные у него сотрудниками полиции признаки опьянения: запах алкоголя изо рта, нарушение речи, неустойчивость позы. От прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения он отказался.

В связи с этим сотрудники полиции предъявили С. требование о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, пройти которое он согласился.

По результатам проведенного медицинским работником освидетельствования С. на состояние опьянения было сделано заключение о нахождении его в состоянии алкогольного опьянения (л.д. 7).

Вместе с тем акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, от 30 ноября 2013 года N 23 составлен медицинским работником с нарушением требований Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года N 475 (далее - Правила).

Согласно п. п. 13, 15 Правил медицинское освидетельствование на состояние опьянения проводится в медицинских организациях, имеющих лицензию на осуществление медицинской деятельности с указанием соответствующих работ и услуг. Медицинское освидетельствование на состояние опьянения проводится врачом-психиатром-наркологом либо врачом другой специальности (в сельской местности при невозможности проведения освидетельствования врачом указанное освидетельствование проводится фельдшером), прошедшим подготовку по вопросам проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения водителей транспортных средств.

Аналогичные требования содержатся и в п. п. 1, 4 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, утвержденной Приказом Минздрава Российской Федерации от 14 июля 2003 года N 308.

По смыслу приведенных правовых норм, для признания акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения допустимым доказательством, наряду с наличием у врача соответствующей подготовки, требуется наличие у медицинского учреждения лицензии на осуществление медицинского (наркологического) освидетельствования.

Между тем в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении и жалобы на него установлено, что КГБУЗ "Тогульская центральная районная больница" на момент проведения в отношении С. медицинского освидетельствования не имела лицензии на осуществление соответствующей услуги, что подтверждается копией лицензии (л.д. 66 - 78), показаниями допрошенного в качестве свидетеля главного врача медицинского учреждения - Б. (л.д. 85).

Аналогичные обстоятельства установлены и в ходе проверки, проведенной прокуратурой Тогульского района Алтайского края (л.д. 104).

Представленное КГБУЗ "<данные изъяты>" санитарно-эпидемиологическое заключение от 20 марта 2012 года не может подменять собой лицензию и не наделяет медицинское учреждение правом проводить медицинское (наркологическое) освидетельствование при отсутствии таковой.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, от 30 ноября 2013 года N 23 является недопустимым доказательством вины С., поскольку получен с нарушением закона.

Согласно п. 4 ч. 2 ст. 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения в порядке надзора жалобы, протеста выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных ст. ст. 2.9, 24.5 данного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах обжалуемые судебные акты, вынесенные в отношении С., подлежат отмене, а производство по делу - прекращению на основании п. 4 ч. 2 ст. 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушения в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых они были вынесены.

Руководствуясь ч. 2 ст. 30.13 и п. 4 ч. 2 ст. 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,


постановил:

надзорную жалобу С. удовлетворить.

Постановление мирового судьи судебного участка Тогульского района Алтайского края от 21 января 2014 года, решение судьи Тогульского районного суда Алтайского края от 13 марта 2014 года отменить, производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении С. прекратить на основании п. 4 ч. 2 ст. 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.


Заместитель председателя
Алтайского краевого суда
Э.Ю.ЕРМАКОВ


Справка: мировой судья Евдокимова М.Г., судья районного суда Кучерова М.В.